14 июля 2017, 14:00
4094

Сенсация раскопок на площади: ученые обнаружили совсем не часовню!

Михаил Гольденберг: «Зарыть – это очень непродуктивно...»

12 июля в Национальном музее Карелии состоялось заседание рабочей группы, которая должна решить, что делать с археологическими раскопками в Петрозаводске на площади Кирова и насколько целесообразно возводить рядом с театром часовню. Так как раскопки проводятся под эгидой Национального музея Карелии, то вел заседание директор музея Михаил Гольденберг. Нам удалось встретиться с ним, и он подробно рассказал, о чем шел разговор и к какому варианту склоняются члены рабочей группы, среди которых помимо музейных работников - представители Миннаца РК, Минкультуры РК, Госкомитета по охране объектов культурного наследия, петрозаводской администрации, церкви, религиозных общественных организаций.

- 2 июня 2017 года был получен открытый лист, который дает право на проникновение в тайны земли. Он был получен из Москвы с указанием места – левее Музыкального театра на лужайке. Было получено 17 согласований, вплоть до цвета забора. Так что это не какой-то волюнтаристский акт. Надо отметить бульдозерную силу отца Константина, который был флагманом этих раскопок. Открытый лист получил Марк Шахнович, сотрудник нашего музея, - коротко рассказал предысторию археологических изысканий в центре карельской столицы Михаил Гольденберг. 

По его оценке, все было сделано «даже слишком законно».

- Крови выпито немало, бюрократической такой, вампирской, - улыбнувшись, заметил он.

Археологические раскопки начались удачно – как раз когда студенты проходят практику. Так музей получил бесплатную рабочую силу.

- Ни копейки бюджетных денег не потрачено, - уверяет Михаил Гольденберг.

По его словам, раскопано от 70 сантиметров до 1,1 метра. Дальше пошла вода, и пришлось остановить работы.

В 2006 году на этом месте был ремонт канализационной сети. Этот фундамент строители видели, и еще тогда были сделаны фотографии. Было ясно, что там что-то есть, но никто не думал, что это так впечатлит. Я видел всякое, был на раскопках в Риме, в Израиле. Раскопки в Петрозаводске меня впечатлили. Впечатлили масштабы Воскресенской церкви,

- сказал Михаил Гольденберг.

По словам директора музея, сегодня можно с уверенностью говорить, что на месте археологических работ обнаружен фундамент именно Воскресенской церкви. Сначала предполагалось, что на этом месте была часовня. Гольденберг рассказал, что Шахнович на первом этапе работ думал, что обнаружил угол часовни. Но затем он убедился, что это часть входа в церковь. 

- Видно, что все это рукотворно, что это бутовый фундамент восемнадцатого века. Впечатляет цвет камня. Камни выбелены, сейчас на солнышке они подсохли. Их можно потрогать рукой. Совершенно четко виден вход в церковь, виден притвор, где как раз найдены монеты. Очевидно, там торговали свечами. Впечатляет пятидесятиметровый зал. Алтарь находился там, где сейчас стоит гостиница «Маски». Можно судить о количестве верующих. Мы нашли фундамент колокольни. Скажу как музейщик: уже сегодня экскурсоводу есть о чем говорить, - увлеченно говорил Гольденберг.

Он уверяет, что раскопки четко показали наличие «археологического бутерброда» из культурных слоев, где просматривается и слой Петровской слободы. Удалось обнаружить голландские фарфоровые трубочки для курения. Найденные монеты 1812 года подтверждают, что церковь была построена раньше. Были и серебряные рубли 1924 года. Как раз в тот год церковь сгорела. Гольденберг считает, что, скорее всего, она была каменно-деревянная с каменной нижней частью и деревянными оштукатуренными стенами.  

А где же в таком случае была часовня?

- Часовня была рядом, ближе к театру, слева, - сказал директор музея.

После того как Марк Шахнович сообщил о результатах археологических работ, перед участниками совещания встала нелегкая дилемма: что делать дальше со всем этим уникальным археологическим материалом?

Самый банальный вариант – все закопать обратно или, выражаясь научным языком, рекультивировать. С практической точки зрения, уверяет директор музея, это сделать нетрудно, так как снятый дерн аккуратно сложен рядом. 

Но это непродуктивный путь. Вменяемый человек на это не пойдет. Ведь все понимают, что это событие. И это событие нужно перевести в явление. Можно сделать интересный культурно-исторический, туристский объект,

- считает Гольденберг.

На совещании обсуждался еще один сценарий развития событий, который предложили отец Константин Савандер и его единомышленники. Отец Константин считает, что нужно оградить место раскопок, защитить остатки фундамента от осадков и сделать два «музейных окна». Участникам совещания были розданы даже картинки того, как это может выглядеть в будущем.

Проект отца Константина

Правда, проект этот довольно затратный. Необходимо сделать дренаж, обеспечить охрану объекта, понять, кто будет его содержать.

- Есть идея: раскопки продолжить. Работы хватит года на три, - назвал Гольденберг еще один возможный путь.    

Гольденберг сказал, что тема строительства часовни на совещании прошла «факультативно».

- Представители церкви настаивают на восстановлении часовни, - сообщил директор музея.             

Пока окончательного решения нет. Гольденберг склоняется к тому, чтобы продолжить археологические работы, убедив в этом Москву. После этого, считает он, власти должны определить статус археологического объекта. То ли это будет площадка Национального музея, то ли муниципальный объект, то ли его передадут РПЦ.

Следующее совещание намечено на 24 июля, когда в Петрозаводск должен приехать археолог Салимов, считающийся специалистом по консервации археологических объектов.

У меня есть совершенно четкий ориентир – этот объект нужно музеефицировать. Его нужно показывать туристам, он привлечет паломников, его будут изучать ученые. Петрозаводск не богат подобного рода объектами. Зарыть – это очень непродуктивно,

- высказал личную позицию Михаил Гольденберг.

 
Антонина Кябелева's picture
Автор:

В прошлом веке защитила кандидатскую диссертацию по философии. Правда, не может философски смотреть на вранье, продажность и  «распил» денежных средств. Эмоциональна, слишком часто говорит то, что думает. Очень любит путешествовать, особенно за границу. После поездок добреет и не столь остро реагирует на язвы общества. Но очень недолго. Мечтает уйти с головой в туризм и обрести душевное равновесие.