18 декабря 2017, 14:36
3009

Одних осыпали золотым дождем, других озолотили на бумаге

Проверяем, как в бюджетных учреждениях Карелии выполняются майские указы президента.

В конце ноября министр финансов Карелии Елена Антошина поделилась великолепной новостью. А именно: Москва дала региону дополнительные 4,2 миллиарда рублей на 2018 год и еще 500 миллионов – на остаток года текущего. Эти деньги в основном планируется потратить на выполнение так называемых майских указов президента, конкретно – повышение зарплат бюджетникам.

Спустя три недели мы решили проверить, так ли всё радужно с зарплатами у нас в регионе. И что бы вы думали?

Дам мильон

Звукооператор в Национальном театре Карелии только с начала декабря получил на свою зарплатную карту около ста тысяч рублей. Не думайте, что работники культуры так шикуют: вообще-то наш герой зарабатывает не больше пятнадцати тысяч в месяц. Откуда свалилось это благосостояние, ему было непонятно.

В бухгалтерии сказали, что это квартальная премия. Но у нас никогда никаких премий не было, мы же не чиновники,

– отметил мужчина.

Он предположил, что это «компенсация» за 20-процентное снижение зарплаты, произошедшее два года назад по неизвестным для него причинам. Однако в Министерстве культуры пояснили, что гигантские (по меркам работников культуры) доплаты – результат того самого исполнения майских указов президента. За счет подобных выплат чиновники рассчитывают довести зарплаты до целевых показателей 2017 года.

Похожие новости пришли из ПетрГУ. Согласно майским указам, доходы  вузовских преподавателей должны приближаться к двум средним по региону. Сейчас таких и в помине нет: обычный преподаватель в главном вузе региона получает в районе 30 тысяч, и это – с переработками. Но к концу года на преподавателей посыпались доплаты, в некоторых случаях переваливающие за сотню тысяч.

В ПетрГУ пояснили, что выплаты связаны не только с майскими указами, но и с эффективным контрактом – системой, при которой отдельно оценивается написание научных статей, воспитательная работа со студентами и прочая деятельность за границами рабочего дня.

– В течение года несколько раз делаются такие выплаты. Последняя была в сентябре, – рассказал декан филологического факультета Андрей Кунильский.

И вот здесь есть один важный нюанс. Подобные доплаты оформляются в качестве премий, на что и обратил внимание наш герой из Нацтеатра. Но что такое премия? Сегодня она есть, завтра нет. По-хорошему, повышать зарплату надо, повышая оклад работника. Однако на такой риск руководители просто не идут. И мы прекрасно понимаем, почему: финансирование отрасли в любой момент могут «почикать», а оклад обратно уже не снизишь.

Бедность не порок

В общеобразовательных школах никаких финальных «бонусов» не ожидается. Но, как пояснили директора сразу двух петрозаводских школ, это – исключительно потому, что зарплаты в учебных заведениях и так близки к целевым показателям (чуть больше 30 тысяч рублей). Разумеется, речь идет о средних цифрах – рядовые педагоги в большинстве своем получают меньше.

Деньги уже дошли, поэтому премиальные будут выплачены в декабре. Они не такие большие, потому что стартовая позиция у нас изначально иная, чем, предположим, в культуре. Вот следующего года мы ожидаем с ужасом: там целевые показатели выше, с финансами могут возникнуть проблемы,

– рассказала директор одной из общеобразовательных школ на Кукковке.

Что у нас с самым, пожалуй, бедным сектором – дополнительным образованием? Как сообщил один из воспитателей детского сада № 87 в Петрозаводске, сейчас их зарплаты едва дотягивают до 15 тысяч. А нужно – почти 26 тысяч (да-да, знаем-знаем, в среднем, но всё же). И о повышениях почему-то ни слуху, ни духу. Похожая ситуация и с социальными работниками. Как нам удалось выяснить, в Петрозаводске представители этой важнейшей сферы получают от десяти тысяч рублей. А целевой показатель, согласно майским указам, – 24,3 тысячи. Такая арифметика.

Будет ли повышение? Должно быть, просто обязано. И деньги на это в муниципалитеты уже поступили. Только рядовые работники пока остаются стороне от этого праздника жизни.

Сложный диагноз

Возвращаемся к министру финансов Елене Антошиной. Вот что она сказала на брифинге, посвященном приходу четырех миллиардов из федеральной казны. Не зря мы тогда сделали акцент на этой фразе, ох не зря:

До следующего года мы должны обеспечить исполнение по отдельным категориям: врачи с высшим образованием – 200%, по другим категориям – 100% величины среднемесячного дохода… 32,2 тысячи умножаем на два  – получается 64,4. Вот это заработная плата, которая в целом по региону должна быть выдержана (Для медработников с высшим образованием. – Ред.), – рассказала Елена Антошина.

Поясним. Целевые показатели майских указов измеряют в средних по региону зарплатах. В данном примере говорится, что врачи с высшим образованием должны иметь доход в размере двух среднемесячных для Карелии зарплат. Она сейчас составляет 32 тысяч рублей. Значит, в 2018 году врач должен зарабатывать 64 тысяч рублей. Сейчас целевые показатели ниже: 54,7 тысячи рублей. Но и этих денег рядовые специалисты, по нашим данным, не получают.

Наш главный врач заявил, что денег нет, никакого повышения ждать нам не стоит, – рассказала медработник родильного дома им. Гуткина в Петрозаводске. – Сейчас специалист у нас зарабатывает в районе тридцати тысяч.

Другой медик, работающий на «скорой помощи», тоже не заметил какого-либо повышения зарплаты. В процессе разбирательства выяснился один важный нюанс: зарплата карельских врачей почти не зависит от ассигнований в карельскую казну. Деньги учреждения получают из Фонда медицинского страхования, а это совсем другой бюджет. Что же тогда обещала министр Елена Антошина?!

Для примера: в БСМП работают 18 бригад скорой помощи. Из карельского бюджета зарплата начисляется только психиатрическим бригадам. Вот на них деньги из федерального бюджета пришли. Остальные – из Фонда медстрахования. И здесь вопрос: что нужно сделать главврачу, чтобы повысить им зарплату, – перестать больных кормить или медикаменты покупать?

Мы обратились за комментариями в Фонд медицинского страхования Карелии. Оттуда прислали релиз, в котором говорится, что из Москвы перечислена субвенция, которая «позволяет медицинским организациям обеспечить с 1 октября 2017 года выполнение целевых значений».

– Кроме того, в целях достижения целевых показателей повышения оплаты труда медицинских работников в 4 квартале 2017 года с 1 октября текущего года проведена индексация тарифов на оплату медицинской помощи, – сообщили в Фонде.

Иначе говоря, деньги-то, оказывается, есть! Что касается следующего года, то финансирование отрасли за счет средств ФМС в Карелии увеличится почти на 2 миллиарда. Это, опять-таки, должно позволить выполнить майские указы.

– Возможно, кто-то чего-то недопонял, – прокомментировал заявления своих подчиненных главный врач роддома им. Гуткина Евгений Тучин. – Однозначно майские указы будут исполняться, и зарплата будет повышаться.

Есть большая ложь, а есть статистика

Разбираясь в теме заработной платы, постоянно слышишь одну и ту же фразу: ну, вы же понимаете, это средние цифры… Статистика действительно вещь коварная. Недаром существует расхожая фраза: «Есть ложь, есть большая ложь, а есть статистика». Когда чиновники высчитывают среднюю зарплату по региону, в единый котел попадают доходы санитарок и доходы управляющих филиалами крупных банков. На одну доску ставят зарплаты воспитателей и министров, соцработников и директоров строительных компаний, библиотекарей и силовиков. Логично, что при таком подходе для десятков тысяч жителей региона «средняя» зарплата – недостижимый идеал.

Однако данная логика не работает, когда мы смотрим на отраслевые показатели. Простите, господа чиновники, но средние цифры в конкретных сферах деятельности должны хоть как-то соответствовать реальному положению вещей. Этого не происходит.

Средняя зарплата в сфере дополнительного образования, согласно майским указам, должна составлять минимум 26 тысяч рублей. Реальная зарплата воспитателей – 15 тысяч. Младший медицинский персонал в больницах получает зарплату на границе с прожиточным минимумом – в районе десяти тысяч. А целевые показатели в 2017 году – 24,3 тысячи рублей.

Просто имейте это в виду, уважаемые воспитатели и санитарки. Если вы лично получаете заметно меньше, значит, кто-то получает заметно больше.

Напоследок – самая важная информация. Вот здесь можно почитать документ, в котором четко указано – у кого какая должна быть зарплата в конце года. Не стесняйтесь задавать вопросы своим руководителям: как заявил на недавней пресс-конференции президент России Владимир Путин, его майские указы выполнены почти на 100 процентов. Следовательно, универсальной фразой «денег нет» прикрыться не получится.

Георгий Чентемиров's picture
Автор:

Журналистикой занимаюсь с 2007 года. Работал в "Молодежной газете", журнале "Ваш досуг", газете "Губернiя", на ГТРК "Карелия", в информационном агентстве "Республика".