14 июня 2018, 07:00
3804

История болезни города М.

Чтобы население было здорово, лечить надо власть.

Об этом в Медвежьегорске трудно с кем-то поговорить. Увы, на восемнадцатом году двадцать первого века мы вновь дожили до ситуации, когда люди боятся говорить. Жизнь в райцентре и в районе непростая. Начнешь болтать – потеряешь работу, средства к существованию, и никто никуда тебя больше не возьмет… Обычная история для небольших сообществ, где в руках начальства сосредотачивается гораздо большая власть, чем мы привыкли думать. Люди делают разумный выбор в пользу молчания и терпения – и кто бросит в них камень?.. Говорить, возражать, спорить, задавать вопросы – удел единиц, которые в силу обстоятельств не зависят от местной власти.

Но я знаю, что в Медвежьегорске очень многие ждут этой публикации. Потому что это история о воде, которую пьют люди и их дети. Вода – это жизнь. По сути, это история о жизни. И именно с этой точки зрения надо смотреть на все, о чем написано ниже.

ИСТОЧНИК ЗАРАЖЕНИЯ

В 2016 году в Медвежьегорске случилась страшная эпидемия дизентерии, которая получила так мало публичного внимания, что даже удивительно. Прозвучали скудные сообщения в СМИ, на смену которым быстро пришла тишина. Неохотно что-то сказали о ситуации власти, что-то пробормотали санитарные органы, федеральные надзорные и контролирующие организации и другие службы, чья работа состоит в обеспечении безопасности жизнедеятельности населения. Прозвучали какие-то версии насчет источника заражения. В водопроводной воде вроде бы ничего не нашли…

Хотя ЧП было более чем серьезное – тяжело заболели более двухсот жителей Медвежьегорска. О чрезвычайных ситуациях куда меньшего масштаба подолгу трубят на федеральном уровне, проводятся тщательные расследования правоохранительных органов. В данном случае все окончилось на удивление тихо. Если какое-то расследование и было предпринято, то кто знает о его результатах? А для должностных лиц города и района оно прошло безболезненно. Оргвыводы последовали, но какие-то странные. В то время директор компании «Сток» С.В. Яляев, в чьей сфере ответственности находились городские объекты водоснабжения и водоотведения, после событий с отравлением не только избежал наказания «ввиду деятельного раскаяния», но даже пошёл на повышение: был назначен на должность главы администрации Медвежьегорского района.

Между тем специалистам понятно, что два года назад в Медгоре взорвалась «бомба», которая не взорваться не могла. И взрыв этот, возможно, не последний.

Ситуация в городе довольно типична для Карелии. Большой районный центр не имеет канализационно-очистных сооружений. Почти полтора миллиона кубометров неочищенных канализационных стоков ежегодно сбрасываются в Онежское озеро! Свою своеобразную лепту в это дело вносит расположенная в черте города исправительная колония, где содержатся заключенные, больные ВИЧ и туберкулезом. Так что дизентерия – это не самое страшное из того, что угрожает Медвежьегорску.

Катастрофически опасной эту ситуацию делает тот факт, что в городе фактически нет и водопроводных очистных сооружений. Забор воды для городского водопровода находится тут же, в озере, всего в полутора километрах от места сброса неочищенной и необеззараженной городской канализации. То есть это примерно то же самое, что брать воду для питья из выгребной ямы. Весь процесс очистки и обеззараживания водопроводной воды сводится практически лишь к тому, что ее щедро накачивают хлором. Пить и использовать в приготовлении пищи эту воду категорически нельзя. По всем параметрам она относится к категории «техническая». Хотя жителям города ее продают по тарифу «Вода питьевая», то есть в разы дороже.

Валентина Евсеева

– Жители Медвежьегорска, общественность, депутаты местного совета многие годы пытались привлечь внимание властей к этой ситуации, –  говорит депутат совета Медвежьегорского городского поселения Валентина Евсеева. – После этой эпидемии горожане снова отправили обращение к президенту Путину – 2600 подписей! Но все опять пошло по обычному кругу: из администрации президента обращение переслали в правительство Карелии. В нашем правительстве изготовили очередную отписку на тему того, что разработка проектно-сметной документации – это полномочие муниципалитета. А нашему городу с годовым бюджетом около 55 миллионов рублей никогда не потянуть ни строительство, ни даже проектирование сооружений. А общая стоимость канализационно-очистных сооружений – это в любом случае сотни миллионов рублей! По этим кругам мы не первый раз ходим…

ИНКУБАЦИОННЫЙ ПЕРИОД

Однако эпидемия все-таки заставила власти Карелии задуматься над ситуацией. Видимо, сыграло свою роль простое чувство самосохранения: сообразили, что если эпидемия повторится, то головы все-таки полетят.

– В 2016 году председатель Законодательного собрания Шандалович (избран от Медвежьегорского района. – Прим. авт.) пообещал нам выделить деньги на проектирование канализационных очистных, – продолжает Валентина Ивановна. – И вроде уже даже в проекте бюджета республики появилась на это сумма – 30 миллионов. На опять не срослось! Распоряжением правительства эти средства были перенаправлены с проектирования канализации на реконструкцию водозабора. Распоряжение подписывал уже А. Парфенчиков в статусе и.о. главы республики.

Однако жители Медвежьегорска рады были и тому. Ведь в отсутствие официальной информации горожане с полным основанием полагали и полагают, что источником массового заражения дизентерией была вода, которая течет у них из кранов.

Далее последовала долгая и сложная процедура. Был объявлен конкурс на проект реконструкции водоочистных сооружений. Конкурс по техническому заданию главы города выиграла компания «Градпроект» (г. Ярославль). Проект предусматривал установку самых современных, инновационных технологических решений для надежной очистки и обеззараживания водопроводной воды. Стоимость проекта составила почти три миллиона рублей. Проект прошел все необходимые многочисленные согласования и государственную экспертизу.

В результате к осени 2017 года Медвежьегорск подошел очень близко к реализации своей мечты: было сформулировано техническое задание на реконструкцию (удлинение трубы водозабора и установка нового водоочистного оборудования) и объявлен конкурс по определению подрядчика.

Но что-то пошло не так.

ДИАГНОЗ

Чтобы понять, что именно пошло не так, придется немного углубиться в технические подробности.

Проектом «Реконструкция водозабора г. Медвежьегорска» для очистки и надежного обеззараживания воды была предусмотрена установка трех аппаратов УФО «Лазурь» М100КА, производимого компанией «Сварог».

«Лазурь» М100КА – это современная водоочистная установка, основанная на российской инновационной технологии. (Вообразите, такие разработки есть в нашей стране и успешно замещают импорт!) Очистка воды тут основана на новых физических принципах, особенности которых выражены следующей формулой: ультразвук плюс ультрафиолет (УЗ+УФ).

По многим показателям это действительно прорывная технология, которая даст сто очков фору тем технологическим решениям, которые применялись в России еще совсем недавно. Например, на относительном новом водозаборе Петрозаводска производится обеззараживание воды ультрафиолетовым излучением. Но сочетание ультрафиолета с ультразвуком дает такие показатели эффективности, которые в Петрозаводске недостижимы.

Если говорить коротко, то это сочетание повышает эффективность обеззараживания воды в 103 раза и полностью уничтожает в воде все виды микроорганизмов и вирусов, не меняя при этом состав и структуру природной воды. Это оборудование потребляет меньше энергии. Оно занимает меньшую площадь. Его не нужно регулярно промывать, и, следовательно, не формируются так называемые «промывные воды», которые сами по себе являются опасными отходами.

Это конверсионная технология опережающего типа, не имеющая аналогов в мире. Протоколы испытаний «Лазури» в мировых исследовательских научных центрах доступны в интернете. Любой европейский город мечтал бы иметь такие установки для водоочистки. Был такой шанс у Медвежьегорска – во всяком случае, это было предусмотрено проектом. Но на стадии проекта европейские мечты заканчиваются, начинается российская реальность.

Фактически – вопреки не только проекту, но и обычному здравому смыслу – в Медвежьегорске закуплены и устанавливаются на водозаборе совсем другие очистные установки. Это оборудование, которое маркируется обозначением УДВ7А500-10-200Д.

О том, что это за оборудование, я поговорил со многими специалистами. Но здесь приведу свой разговор, резюмирующий общий диагноз. Мой собеседник – житель Медвежьегорска Евгений Александрович Анкудинов. Профессиональный инженер-строитель, специалист по гидротехническим сооружениям, много лет отработавший в системе ЖКХ, ныне пенсионер. Кстати, именно благодаря своему пенсионному статусу, возможно, он и может говорить открыто, не опасаясь травли и преследования.

Евгений Анкудинов

– Евгений Александрович, вы можете объяснить смысл замены оборудования и отступления от первоначального проекта при реконструкции водоочистки в Медвежьегорске?

– Не могу объяснить, поскольку сам не понимаю. Этого никто не может объяснить, кроме, возможно, тех, кто это сделал. Новое, эффективное и дешевое в обслуживании оборудование заменяют на старое, малоэффективное и дорогое в содержании… Кто ж это поймет.

– Что вы можете сказать о водоочистных установках УДВ7А500-10-200Д, которые были закуплены в Медгору для очистки воды?

– В принципе, это довольно распространенное оборудование, но морально и физически оно уже устарело. УВД – российский аналог примитивного, широко распространённого оборудования ультрафиолетовой обработки воды, выполненного по принципиальной схеме французского и немецкого оборудования образца 1910 года. Это довольно низкие дозы УФ-облучения. Эти дозы не обеспечивают полноценного обеззараживания воды и не соответствуют современным требованиям. Установка подвержена так называемому биообрастанию, вследствие чего требует регулярной промывки и очистки. Формирует промывные воды – опасные отходы. Так что обслуживание ее довольно дорогое – а ведь обслуживать придется тоже за счет бюджета…

– Но почему была сделана подмена? Смысл?

– Вот как раз этот вопрос многократно задавали депутаты на сессии Медвежьегорского городского совета. Но им ответили: «Вы не специалисты, вы ничего не поймете!»

Но у меня достаточно технических знаний и опыта, чтобы изучить ситуацию, посмотреть опыт использования тех или иных установок. Могу привести пример компаний, которые используют установки «Лазурь» и получают до 12 миллионов рублей в год экономии в сравнении с установками УВД. 12 миллионов! «Лазурь» не только обошлась бы почти на миллион дешевле, но она экономичнее в эксплуатации. У нашего города что, деньги лишние? Да и просто как инженер я понимаю, что закупать заведомо устаревшее морально и физически оборудование – это путь в тупик.

Технического, технологического смысла в этой подмене нет. Видимо, есть какой-то иной…

КРИЗИС

«Кому выгодно?» – главный вопрос любого расследования. И если когда-нибудь правоохранительные органы всерьез займутся расследованием этой истории, именно этот вопрос в первую очередь встанет перед ними.

А мы для начала подумаем: кто в принципе мог, имел полномочия для изменения технического задания и закупки оборудования, не предусмотренного проектом? Причем, подчеркиваю, до того как были подведены итоги конкурса по определению подрядчика. Теоретически такими полномочиями наделен один-единственный человек – это глава города Медвежьегорска Николай Семенович Рыкусов. Именно он, действуя от лица населения городского округа, сформулировал и подписал техническое задание. Исключительно в его полномочиях это техзадание менять. Больше никто не имел права и основания принимать решение о замене предусмотренного проектом оборудования водоочистки.

Принял ли это решение Н.С. Рыкусов? Должен сказать, что мне не удалось обнаружить ни одного документа или свидетельства того, что он это сделал. Выходит, кто-то сделал это за него или вместо него? Кто вообще мог начать закупку оборудования до того, как был определен подрядчик? Какой безумец начнет тратить деньги, немалые деньги, не имея на руках официально заключенного договора на исполнение муниципального контракта?

В нашей истории, как ни странно, такой нашелся. Или, правильнее сказать, нашлась – компания ООО «Карелстройресурс». Компания принадлежит известной в Медвежьегорске семье Искендеровых. Саяд Джахангир оглы Искендеров – председатель совета Медвежьегорского городского поселения, депутат районного совета. Его сын Санан Саяд оглы Искендеров  – депутат городского совета. Не столь давно отец передал сыну полномочия директора  ООО «Карелстройресурс».

10 сентября 2017 года ООО «Карелстройресурс» в Москве заключает контракт на приобретение трех аппаратов УФ-обеззараживания воды УДВ7А500-10-200Д. На это можно было бы не обратить внимания: сделка частной компании – дело частной компании. Хотят тратить свои деньги на морально и физически устаревшее оборудование – флаг в руки, никого не касается. Но зачем?.. Не удивительно ли: получается, «Карелстройресурс» закупал оборудование, еще формально не являясь муниципальным подрядчиком! Надо очень сильно верить в победу на конкурсе, чтоб так швырять миллионы… Видимо, товарищи заранее были уверены, что именно их компания получит заказ, что именно они, отодвинув конкурентов, будут осваивать бюджетные миллионы.

Ситуация разрешаетя уже на следующий день. 11 сентября 2017 года глава МГП Рыкусов, подведя итоги честного и справедливого конкурса, определяет подрядчика и заключает контракт с ООО «Карелстройресурс», которое с этого момента официально становится генеральным подрядчиком реконструкции водозабора г. Медвежьегорска. А не предусмотренное проектом реконструкции водоочистное оборудование оказывается закупленным за бюджетные деньги для установки на водозаборе Медвежьегорска.

– Знаете, в Медвежьегорске очень мало кто верит, что конкурс был действительно конкурсом, – говорит депутат горсовета Валентина Евсеева. – Мое личное мнение: исполнителем муниципального заказа изначально, по начальственной «договоренности», был определен «Карелстройресурс». Мне кажется, конкурс был «сделан» под одну компанию. Даже изначальная цена муниципального контракта была такой низкой, что ни один ответственный претендент на подряд на нее не согласился бы. Согласился тот, кто изначально был уверен, что в ходе исполнения контракта цена изменится, что дадут еще денег. Что, кстати, и произошло впоследствии…

И вот что получилось: в проекте реконструкции (разделы 4, 7) указана водоочистная установка «Лазурь», в приложениях 9 и 10 находится даже технический паспорт «Лазури» М100КА. А закуплено в рамках исполнения муниципального контракта совсем другое оборудование, с совсем  другими характеристиками, менее эффективное и более дорогое – и никто не может объяснить, почему и зачем.

И если мы говорили, что глава Медвежьегорского городского поселения Рыкусов не санкционировал замену, то, выходит, сделка была совершена без надлежащих полномочий от заказчика проекта, то есть самоуправно, при отсутствии законных оснований на замену оборудования УФО, указанного в проекте. То есть, получается, закупая оборудование, директор «Карелстройресурса» попросту присвоил полномочия главы города?

Невольно встают и дальнейшие вопросы: не означает ли это, что директор «Карелстройресурса» злоупотребил присвоенными полномочиями и самоуправно распорядился бюджетными средствами? Были ли эти действия бескорыстными? Если они принесли выгоду – то кому конкретно? И, наконец, не подобные ли деяния подробно описываются в Уголовном кодексе России?..

Конечно, все это вопросы не профессионала, не следователя, не прокурора – так сказать, обывательские разговорчики. Но у нас есть снования задать их – а уж профессионалы пусть убедят нас, что тут все было сделано чисто.

ОСЛОЖНЕНИЯ

Дальнейшие события вытекают из описанных обстоятельств. Водоочистное оборудование, приобретенное в рамках, по сути, частной сделки ООО «Карелстройресурс», было оплачено бюджетными деньгами, предназначенными для оплаты совершенно другого оборудования, указанного в проекте «Реконструкция водозабора питьевого назначения г. Медвежьегорска».

Поневоле возникает вопрос: что делала при этом власть? Как она отнеслась к подмене оборудования, обозначенного в проекте? Неужели ни у кого не возник вопрос: почему покупается устаревшее оборудование, неспособное обеспечить полноценную очистку воды, которое к тому же стоит дороже, чем новое, современное, и более дорого в обслуживании? В конце концов, частный бизнес творит что хочет, но есть власть, есть ответственный распорядитель бюджета, который, по идее, должен пресечь самоуправство и вернуть ситуацию в правовое поле. Нам неизвестно, был ли глава Медвежьегорска Н.С. Рыкусов посвящен в тонкости сделки, действовал ли руководитель «Карелстройресурса» по согласованию с ним, но факт есть факт: с сентября 2017 года глава города не предпринял никаких шагов по изменению сложившейся ситуации.

На запросы горожан и депутатов горсовета глава МГП  не представил никакого обоснования причин и целей замены инновационного оборудования «Лазурь» М100КА на оборудование УДВ7А500-10-200Д. А 27 сентября 2017 года господин Рыкусов подписал финансовые документы с приложением договора покупки ООО «Карелстройресурс» трех аппаратов УДВ7А500-10-200Д.

Платежные документы были  представлены в казначейство и оплачены бюджетными средствами.

Непонятно, куда при этом смотрели финансовый орган местного самоуправления и сотрудники казначейства. Никак не отреагировали на ситуацию местные правоохранительные органы, несмотря на то что работник прокуратуры присутствует на каждой сессии  горсовета и наверняка, даже если он спал, до него доносились звуки дискуссий об оборудовании и депутатские выступления на эту тему. Такое ощущение, что все эти ответственные товарищи смотрели куда угодно, только не в проект реконструкции и не в техническое задание по муниципальному контракту.

 

Отреагировало на ситуацию Управление федеральной антимонопольной службы по Республике Карелия, которое проанализировало историю подмены оборудования и пришло к заключению, что в этой истории содержатся признаки административного правонарушения со сороны заказчика. Есть соответствующее письмо антимонопольного органа. Но ничего не слышно о дальнейшх действиях по пресечению этого правонарушения и привлечению виновных к ответственности. 

 

 

Примечательно в этом плане мнение депутата городского совета Медвежьегорска Анатолия Зверева:

Анатолий Зверев

– Понять эту историю с закупкой оборудования водозабора непросто. Есть группа депутатов совета, которую в этой ситуации все устраивает, и никаких вопросов они не задают. Но есть часть депутатов и жителей города, которые все-таки пытаются докопаться до сути. Мы считаем, что замена оборудования сделана не в интересах города и горожан. Пытаемся узнать: в чьих же интересах? Пытаемся требовать обоснование, документы по сделке, на каждой сессии горсовета говорим об этом. Не получаем ничего! Под любым предлогом исполнительная власть отказывает нам в предоставлении документации, старается не давать никакой информации. Это круговая порука, в которую, как нам кажется, вовлечены многие влиятельные жители города и района. Лично я думаю, что они пытаются задним числом придать подмене оборудования видимость законности, – говорит депутат Зверев.

И правда: как видим, круг лиц, которые действовали или бездействовали, закрывали глаза или смотрели в другую сторону в ситуации с Медвежьегорским водозабором, весьма широк. Оборудование закуплено, бюджетные деньги заплачены, реконструкция идет. Обратной дороги, как говорится, нет. Но слишком для многих людей жизненно важно, чтобы никто никогда к этому уже не придрался и никого за ушко на солнышко не вытащил.

Как это возможно? Надо любой ценой задним числом «поженить» проект реконструкции и оборудование УДВ7А500-10-200Д, чтобы «Лазурь» там по возможности поменьше фигурировала. Под это же надо подогнать условия технического задания для подрядчика. Это непросто. Особенно в отношении автора проекта – ярославской компании ООО «Градпроект».

Мало того что эта компания обладает исключительным авторским правом на проектную документацию и  внести изменения в проект может только его автор. Но, вообще, давайте осознаем, что такое изменить проект. Согласование проекта, как мы помним, это длительная, многоступенчатая, очень затратная по силам и по времени процедура, которая состоит из прохождения множества инстанций и венчается государственной экспертизой. Так вот, чтобы внести в проект изменение – да не просто на уровне запятой, а с заменой основного технологического оборудования! – надо снова, с самого начала, пройти всю эту цепочку согласований и утверждений, включая государственную экспертизу. По сути, изменить проект – это как создать новый. Это долго. Это хлопотно. Это дорого, наконец. А оборудование уже устанавливается, реконструкция уже идет! И второй раз денег на проектирование никто не даст! Понимаете ситуацию?

С учетом современных коммуникативных технологий и средств связи Ярославль – это не так уж далеко. Я не поленился связаться с работниками ООО «Градпроект». По понятным причинам особой разговорчивостью они не отличались. На условиях анонимности один из компетентных в ситуации представителей «Градпроекта» согласился прокомментировать ситуацию.

– Осенью 2017 года мы испытали, так сказать, некоторое неформальное воздействие со стороны неких людей. На нас выходили через каких-то третьих лиц, просили «помочь хорошим людям»…

– В чем именно?

– Насколько я понимаю, сначала шла речь о том, чтобы задним числом внести изменения в проект. Заменить одно оборудование за другое. Но это невозможно. Это подлог. Мы за свой проект отвечаем по закону, и дело тут не в авторских амбициях, а в том, что такие действия уголовно наказуемы. Поняв, что заменить оборудование в проекте невозможно, нам стали предлагать друге варианты.

– Какие?

– Ну… Предоставить какие-то согласования, письма, в которых мы согласились бы на замену оборудования. В конце концов, чтобы от нас отстали, мы написали им какое-то письмо, в котором сказали, что «не возражаем против замены оборудования на аналогичное». И они действительно отстали.

– Почему же вы дали такое письмо? Ведь вы осознавали, что это незаконно?

– Вообще-то с нашей стороны ничего незаконного тут нет. Мы всего-то написали письмо, что ООО «Градпроект» как носитель авторского права в отношении этого проекта не возражает против замены оборудования. Но при этом мы отдавали себе отчет в том, что это письмо – по сути, филькина грамота. Никакими письмами не вносятся изменения в архитектурные проекты. Мы понимали, что не существует законной процедуры, которая позволила бы кому-то, опираясь на наше письмо, изменить проект, обосновать замену основного оборудования и так далее. Тем более что замена оборудования в случае Медвежьегорска затрагивает безопасность жизнедеятельности населения. Поэтому хотите письмо – вот вам письмо. Но наличие нашего письма никак не отменяет необходимость прохождения всех согласований и государственной экспертизы. А мы всего лишь сообщили, что не возражаем против нарушения наших авторских прав.

Кроме того, обратите внимание, что мы сообщили о том, что не возражаем против замены оборудования «на аналогичное». В русском значении слово «аналогичное», применительно к оборудованию или технологии, означает схожесть процесса, полное соответствие, сходство. А поскольку аналогов «Лазури», по сути, нет, то сами понимаете…

Мы понимаем только одно: совершив подмену и оплатив ее бюджетными деньгами, некто был очень сильно озабочен последующей легитимизацией своих действий. С этой целью к делу было привлечено не только ООО «Градпроект», но еще и, видимо, должностные лица Министерства строительства Карелии. Имеется документ в формате письма от некого ООО «Рея», находящегося в г. Петрозаводске, адресованного заместителю министра строительства Дмитрию Гороху. Смысл этого письма можно коротко передать словами: «Все нормально, замена оборудования возможна…» И эта организация под названием «Рея», осуществляющая авторский надзор за проектом, согласовывает (!) замену оборудования УФО.

Говорит депутат городского совета Медвежьегорска Анатолий Зверев:

– Нам все время суют под нос эти письма «Градпроекта» и «Реи», словно это какие-то охранные грамоты! Какое-то письмо какой-то организации, даже без печати! Что это, какую силу имеет такое письмо? Это все равно как если бы я написал на листке бумаги: «С завтрашнего дня моя фамилия – Сидоров!» И предъявлял бы всем этот листок вместо паспорта.

Любой документ, не основанный на законе, является ничтожными и не подлежит исполнению. Закон не позволяет даже автору проекта менять проект какими-то разъяснительными письмами. Я могу сослаться на Методические указания МУ 2.3.1757-03, изданные во исполнение Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», согласно которым изменение проекта, связанного с безопасностью жизнедеятельности населения, требует, например, согласования территориального органа Госсанэпиднадзора. Согласовывают такие изменения множество других государственных надзорных органов. Где эти согласования? Письмо какое-то…

Договор об  авторском  надзоре ООО «Градпроект» с заказчиком не заключался. При таких условиях закон предполагает исполнение проекта без внесения в него изменений согласно ч. 2 ст. 20 Федерального закона от 18.12.1995 года № 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в РФ». Закон не даёт возможности и никаким третьим лицам изменять проектную и рабочую документации.

Более того, согласно ч. 3 ст. 20 Федерального закона от 18.12.1995 года №169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в РФ», если автор архитектурного проекта выявит отступления от проекта при его реализации, то он извещает об этом орган, выдавший разрешение на строительство, для принятия необходимых мер в соответствии с действующим законодательством.

Замена технологического оборудования обеззараживания питьевой воды на объекте жизнеобеспечения населения была сделана незаконно.

ВЫПИСНОЙ ЭПИКРИЗ

Я вынужден очень сжато излагать здесь лишь основные вехи этой истории, понимая, насколько непросто это читать даже в таком объеме. Материал, безусловно, требует очень вдумчивой юридической оценки и квалификации в соответствии с законодательством.

Я попросил юридически грамотного человека проанализировать материал и хотя бы бегло, в общих очертаниях, перечислить все государственные нормативно-правовые акты и законы, которые могли быть нарушены в Медвежьегорске в ходе реконструкции водоочистных сооружений. Мне был выдан перечень, который начинается с СанПИНов и заканчивается Конституцией Российской Федерации и документом под названием «Стратегия национальной безопасности» – базовым документом по обеспечению безопасности в РФ. Все эти законы и нормы на бумаге очень эффективно защищают граждан от грязной воды и грязных технологий, а бюджетные средства – от нецелевого и произвольного использования. Одно перечисление этих нормативных актов и законов занимает несколько страниц, потому не стану приводить их здесь. Тем более что я не юрист и не могу грамотно оценить случившееся в Медвежьегорске на предмет соответствия этим нормативным актам и законам. Но могу выслать список любому желающему – в том числе работникам прокуратуры, следкома, ФСБ, надзорных ведомств, кому там еще… Было б у кого-то из них желание всерьез присмотреться с сделанному и отреагировать в рамках своих полномочий…

30 ноября 2017 года новые водоочистные сооружения в Медвежьегорске после реконструкции должны были быть сданы в эксплуатацию. Таково было условие муниципального контракта, сполна оплаченного бюджетными деньгами.

– Когда прошли все сроки, мы, естественно, стали задавать новые вопросы, – говорит депутат горсовета Анатолий Зверев. – Ну подменили оборудование – это отдельный разговор. Так хоть с этим оборудованием сдайте! Нам назывались разные сроки, разные причины срыва сроков. Говорили, что подрядчик якобы выполняет на объекте какие-то «дополнительные работы». Какие работы? За какие деньги? Никакой документации нам так и не было представлено. Сказали только что, мол, подрядчик выполняет работы «за свой счет». Как это? Какой «свой счет» на муниципальном объекте? Ведь за все были заплачены бюджетные деньги. Кто согласовал дополнительные работы? Кто санкционировал перенос сроков сдачи? Вообще-то за срыв сроков муниципальный контракт предусматривает штрафные санкции для подрядчика. Кто-нибудь попытался применить эти санкции? Почему глава города не удосужился написать подрядчику даже претензионное письмо – это что такая сложная задача? Или просто по каким-то причинам не хотят этого делать?.. Нам обещали в очередной раз, что объект будет сдан в мае. Но и май прошел, а водоочистные так и не сданы! – говорит Анатолий Зверев.

Вам не кажется, что уже слишком много вопросов повисает в воздухе? Минстрой Карелии, видимо, все устраивает. Органы финансового контроля – тоже. Каких-то заметных реакций правоохранительной системы мы не видим. В этих «сладких» условиях подрядчик может не торопиться.

Объект не сдан до сих пор. Как мне стало известно, глава Медвежьегорска согласовал перенос срока сдачи объекта еще на месяц – до конца июня. И вот интересно: если подрядчик не уложится и в этот срок – к нему все-таки будут применены какие-то санкции? Или в этом районе этому подрядчику ничего предъявлять не принято?

Между тем более 14 тысяч жителей города по-прежнему получают из водопроводных кранов «питьевую» воду, которая, по сути, является жуткой смесью озерной тины, водорослей и микробиоты с лошадиными дозами хлора. И происходит это на третьем году действия поручения президента России В. Путина, сформулированного на заседании Совета безопасности 20 октября 2015 года, по переходу на безопасные технологии в жилищно-коммунальном хозяйстве. Путин тогда особо отметил: «Сейчас есть возможность обходиться без хлора и других потенциально опасных веществ в системе ЖКХ»

Почему-то эти слова не для всех звучат руководством к действию…

Максим Тихонов's picture
Автор:

Журналист, блогер, редактор. Более 30 лет в профессии. За это время убедился многократно: у человека есть только один способ защитить себя от лжи и манипуляций — осведомленность. Своих читателей я пытаюсь заставить думать, анализировать, сопоставлять. Хотя, увы, все реже встречаю людей, которые, вообще, хоть что-то читают...