21 августа 2018, 07:00
2601

Город за "колючкой". Как собственники защищают свое добро

Так ли безобидны простые решения?

Во дворе нашего дома появился высокий забор из профиля. Жители были недовольны. Прежний — деревянный решетчатый — со временем немного поблек, но по-прежнему радовал взор: сквозь него проглядывали деревья, кусты и газоны соседней территории телерадиокомпании, на него усаживались и стрекотали сороки, а через него прыгали белки. Теперь же взгляд и окна первого этажа упираются в серое однообразие, да и вся живность как-то пропала...

А через некоторое время над забором показались металлические штыри. Люди заволновались: «Будут натягивать колючую проволоку!» Быстро написали коллективное письмо на имя руководителя ГТРК «Карелия», депутата Законодательного Собрания Карелии Ларисы Ждановой: мол, мы понимаем, что у нас по соседству режимный объект, но нельзя ли вместо колючки просто повесить камеры и следить за безопасностью с помощью современных средств ... И вообще, от такого вида из окон у нас стоимость квартир падает...

Ничем не утешила  нас Лариса Вячеславовна, только заклубилась над забором злополучная "колючка"...

Соседский мальчик младшего школьного возраста спросил, зачем здесь сделали такой некрасивый забор.

— Наверное, от террористов...

— Так ведь можно кинуть на проволоку матрас и по нему запросто перебраться... По телевизору видел.

В общем, ТV совмещает яд и противоядие в одном флаконе.

Тем временем "колючка" распространяется по городу со страшной силой. Самой оснащенной в этом смысле оказалась улица Калинина. Вот уж как ты яхту назовешь... Михаил Иванович, всесоюзный староста, во всех начинаниях поддерживал своего патрона, и даже когда его жену арестовали и отправили в ГУЛАГ, он и словечка вождю народов за нее не замолвил. Теперь видавшая виды "колючка" украшает забор возле Галереи промышленной истории.

На заборе у соседнего здания, где разместился автосервис, блестит уже новая. Что она призвана охранять, против кого натянута, если на территории бывшей первой площадки Онежского тракторного завода ничего, кроме груды битых кирпичей, не осталось? Или осталось? Вопрос возбуждает любопытство, особенно террористов.

Чуть повыше — новенькие жилые дома и подстанция. Понятно, что ее обнесли забором, но не простым, а креативным: в поперечную полоску. Получилось симпатично, можно сказать, авангардно, но по функции похоже на лестницу, а потому сверху для безопасности накинули... "колючку". Обитатели современного жилого комплекса теперь могут не только проходить мимо этого дизайнерского решения, но и любоваться им из окон своих не самых дешевых квартир.

Какую стратегическую территорию на улице Калинина ограждает следующая колючая проволока, непонятно. Но с одной стороны сквозь нее просматривается вывеска «Ремонт айфонов», а сдругой — жилой дом.

Впрочем, тут все логично: куда еще могут смотреть окна старого двухэтажного барака?!
Вся это колючее разнообразие сосредоточилось на протяжении улицы Калинина от Литейной площади до проспекта Александра Невского — центр города, его лицо.

Вообще-то, колючую проволоку первоначально не использовали против людей. Американские фермеры ограждали ею территорию, на которой пасли скот, чтобы он не утек в какие-нибудь прерии или пампасы. При этом стоимость ограждений была минимальной, что стало причиной активного развития животноводства в США.

Но потом колючую проволоку стали применять и против людей. И уже не для их пользы и размножения, а совсем для другой цели. Ею ограждали территории, которые нужно было защитить от вторжения посторонних, например контрольно-следовую полосу на госгранице. Во время Первой мировой войны колючую проволоку стали наматывать перед окопами, чтобы противник не мог пробиться к ним. Потом колючая проволока стала применяться в тюрьмах для усложнения побега. В Освенциме, Треблинке и других концлагерях по колючей проволоке пустили ток, при приближении к заграждению стреляли на поражение. Именно тогда колючая проволока из рядового армейского орудия превратилась в общекультурный символ насилия и репрессий. Не случайно, когда Жириновский, участвуя в дебатах по экстремизму, предложил Кавказ обмотать "колючкой", то несказанно оскорбил Кадырова.

Мы почему-то не оскорбляемся. Владельцы территорий и недвижимости бросилось покупать колючую проволоку, благо Интернет полон предложений дешевой "колючки".

Владельцы здания бывшего молокозавода на ул. Кирова обезопасили себя и чугунную решетку забора клубами проволоки, и теперь ждущие городской транспорт на остановке «Городская больница» сидят на скамеечке под ее сенью. Такая у них передышка.
На улице Лыжной сплошной бетонный забор ограждает какие-то здания и большую «запретную территорию». Догадайтесь, чем усилена его безопасность? Правильно, колючей проволокой.

С одной стороны на нее смотрят дети из детского сада, расположенного рядом, с другой — люди, идущие в городское отделение Пенсионного фонда. Вот такая просматривается линия жизни...

В общем, приглядитесь к столице Карелии и обязательно увидите колючку, например, из окна троллейбуса или авто, проезжающего по мосту через Лососинку. Поинтересовалась у сотрудников мэрии, чем вызвано превращение Петрозаводска в город колючей проволоки и может ли мэрия как-то влиять на внешний вид города.

— Как правило, эти здания и земельные участки, огороженные проволокой, находятся в собственности, и рычагов повлиять на собственников никаких у мэрии нет. Они никаких законов не нарушают,

— ответили в мэрии.

Психологи утверждают, что городская среда оказывает влияние на человека, формирует его характер. И, честно говоря, трудно с этим не согласиться. Вот, например, с шестидесятых годов стало бурно развиваться жилищное строительство, города застраивались однотипными пятиэтажками, потом девятиэтажками, шестнадцатиэтажками... Одинаковые, унылые здания без всякой фантазии. Выросшие в таких городах дети становятся взрослыми, и тоже без всякой фантазии, даже те, кто сумел обогатиться, выбиться в начальники. У них если дом — то дворец, если машина — то Bentley или Lamborghini, если деньги — то целая комната, миллиардов девять... А если они думают о государстве и пополнении его бюджета, то только за счет сокращения социальных затрат, если о реформе — то только за счет слияния школы с детсадом и всех больниц в одну-единственную при отсутствии нормальных дорог...

А дальше-то что?

Видимо, выход в колючей проволоке. Либо надо обезопасить свою территорию от сограждан, либо оградить сограждан от себя... Какое поколение вырастет в городах и поселках с такой архитектурной доминантой, можно только догадываться, старое кино подсказывает: «Украл, выпил — в тюрьму. Романтика!»

И что ответить соседскому пареньку на вопрос, зачем обезобразили наш двор, если все, что здесь наворотили, можно преодолеть с помощью матраца или кусачек с длинными ручками, продающимися в любом строительном магазине?

Может, цивилизованнее и как-то профессиональнее все-таки устанавливать камеры наружного наблюдения, охранную сигнализацию, чтобы, когда она сработала, быстро приехали вооруженные люди и задержали нарушителей? Благо, у нас работников силовых структур на душу населения больше, чем где бы то ни было в мире.

Ольга Малышева's picture
Автор:

Уже двадцать лет работает в «ТВР-Панораме», которая на сегодня плавно влилась в редакцию портала «Петрозаводск говорит». Ей нравится работать с молодыми, креативными, энергичными и умными коллегами. Правда, они считают ее неким мастодонтом, а потому периодически спрашивают о событиях 1917 или 1812 годов... Но она не возражает, потому что  любит историю. А еще любит ездить в командировки и писать о том, чем и как живут земляки.