23 января 2018, 07:00
1101

Коллективная "слепота" чиновников лечится прокуратурой и судом

Жители деревни Западное Кончезеро прокладывают дорогу к озеру через правоохранительные структуры. 

Для жителей деревни Западное Кончезеро 12 января 2018 года стало важной вехой. Рядовое для судебной системы и незаметное для внешнего мира решение Верховного суда Карелии завершило двухлетнюю борьбу нескольких семей за право беспрепятственного прохода к берегу Кончезера. 

История противостояния семьи Окуневых, счастливых обладателей дома на берегу озера, и их соседей, живущих на «второй линии», началась после того, как Василий Окунев продлил свой забор до самой кромки воды. Естественно, соседи стали возмущаться, но полюбовно конфликт тогда решить не смогли. Граждане направили жалобу в Министерство по природопользованию и экологии РК с просьбой проверить, как Окуневы соблюдают законодательство, запрещающее огораживать 20-метровую береговую полосу. 

Двумя годами позже эпизод с министерскими проверками благодаря судебному разбирательству стал достоянием гласности. Первая проверка датируется 2015 годом, когда нарушение было официально зафиксировано, а Окунев получил предписание убрать забор. Тогда он освободил для соседей небольшой проход к озеру, убрав 2-3 метра ограждения.

Парадоксально, но чиновников из Минприроды это вполне устроило. Окунева даже освободили от штрафа, заменив его устным замечанием.  

Правда, других жителей деревни подобная «милость» не удовлетворила. Они хотели получить полноценный подход к озеру, как того требует законодательство, а не протискиваться в узкий «лаз» между кромкой воды и началом забора. В министерство вновь пошли жалобы.

В 2016 году инспектор Минприроды Александр Тюлин выехал на берег Кончезера с очередным рейдом. Очень странно, но инспектор пришел к выводу, что на участке Окунева тишь и законодательная благодать. Его не смутило, что забор упорно не желал покидать 20-метровую запретную полосу.

На суде инспектор упорно твердил, что предписание было исполнено, мол, 2-3-метровый проход – это и есть торжество закона. 

Судья Кондопожского горсуда не смогла скрыть своего удивления подобными речами чиновника республиканского масштаба. Александр Тюлин, объясняя, почему он буквально зажмурил глаза на явное нарушение, стал говорить, что в министерстве просто не понимали, как трактовать российское законодательство. Только к 2017 году в головах министерских чиновников наконец-то рассеялся туман и там осознали, что если законодательство запрещает огораживать 20-метровую береговую полосу, то понимать этот запрет следует буквально. 

Но тогда, в 2016 году, Александр Тюлин не обнаружил на участке Окунева ничего предосудительного. Жалобы в управление Росреестра по РК тоже результата не дали. Там либо откровенно «футболили» граждан, либо отвечали, что внеплановая проверка с выездом на местность не выявила никаких нарушений. 

Парадоксально, но специалисты Росреестра даже подтвердили законность выделения Окуневу участка (одного из трех) в водоохранной зоне, который позднее, в 2017 году, по решению суда был у него изъят и возвращен в муниципальную собственность.   

Несколько лет борьбы за берег, которая наталкивалась на издевательскую «слепоту» специалистов Минприроды и Росреестра, могли бы вымотать кого угодно. Но жителям Западного Кончезера упорства было не занимать. Они стали «атаковать» природоохранную прокуратуру. Спустя несколько лет хождения по инстанциям их наконец-то услышали.

Карельский межрайонный природоохранный прокурор подал иск в суд с требованием убрать ограждение, которое Василий Окунев возвел в 20-метровой береговой полосе.   

14 сентября 2017 года в Кондопожском городском суде началось рассмотрение этого дела, которое в октябре завершилось очевидным решением, предписывающим демонтировать забор, незаконно возведенный в 20-метровой береговой полосе.

Но весь 2017 год забор красовался на прежнем месте. Василий Окунев воспользовался своим правом обжаловать решение Кондопожского горсуда в Верховном суде РК. 

Вряд ли ответчик надеялся на другой исход дела: ни Окунева, ни его законного представителя на заседании Верховного суда РК не было. В отличие от его соседей, которые пришли, чтобы своим молчаливым присутствием поддержать иск природоохранного прокурора. Наученные горьким опытом общения с бюрократической системой республики, люди до последнего сомневались в том, что справедливость все же восторжествует. 

Верховный суд РК полностью подтвердил выводы кондопожского суда. Теперь осталось дождаться, когда Василий Окунев исполнит судебное решение и уберет забор, закрывающий свободный доступ к озерной глади. 

Внешне может показаться, что эта история завершилась на оптимистичной ноте. Да, наверное, для нескольких семей из Западного Кончезера, которые больше двух лет безуспешно бились с многочисленными чиновниками, фактически саботировавшими требования природоохранного законодательства, это победа. Победа выстраданная, вымученная, долгожданная. 

Только вот позвольте спросить, почему элементарное требование закона, однозначно запрещающее ставить заборы в 20-метровой береговой полосе, в Карелии исполняют только из-под палки? Может быть, по этой причине озера и реки республики превратились в один сплошной забор, замечать который никто не спешит? 

Достаточно проехать вдоль Шуи, чтобы ужаснуться масштабам и наглости владельцев домов на первой линии. Собственники домов возле водоемов давно перестали кого-либо стесняться. Новые коттеджи возводят с обязательным забором и банькой прямо у воды. 

При молчаливом согласии представителей властных структур в Карелии это стало правилом. Исключения тоже бывают. Но только тогда, когда у граждан заканчивается терпение. За то время, пока люди добивались, чтобы Окунев убрал 20 метров старого забора, в Карелии, я думаю, выросли десятки аналогичных конструкций, которые по-прежнему никто из представителей власти замечать не желает.

Антонина Кябелева's picture
Автор:

В прошлом веке защитила кандидатскую диссертацию по философии. Правда, не может философски смотреть на вранье, продажность и  «распил» денежных средств. Эмоциональна, слишком часто говорит то, что думает. Очень любит путешествовать, особенно за границу. После поездок добреет и не столь остро реагирует на язвы общества. Но очень недолго. Мечтает уйти с головой в туризм и обрести душевное равновесие.