20 декабря 2011, 10:45

Верните наши вентили!

ТСЖ на набережной Ла-Рошель, 5 судится с мэрией из-за подвала

Лет десять назад мэрия распорядилась подвалом в доме № 5 по набережной Ла-Рошель по своему усмотрению. Сдала львиную долю помещений в нем двум организациям — частной фирме (под склад) и городскому управлению МВД (под опорный пункт милиции). Жильцов это даже обрадовало: наверное, ни один дом в городе не возражал бы против соседства с милицией, глядишь, злодеи присмиреют, в округе станет поспокойнее.
Но вот вышел новый Жилищный кодекс, который наделил жильцов большими правами. И они об этих своих правах стали задумываться. Правда, рост самосознания, как и повсюду у нас в стране, растянулся на годы. Но в конце концов он привел к тому, что в доме была создана самая прогрессивная форма управления — ТСЖ. И тут вопрос о правах жильцов, о взаимоотношениях с арендаторами встал наиболее остро. Тем более что все уже давно поняли: соседство с кем бы то ни было — не столько благо, сколько неудобство. Как оказалось, не только «частникам» наплевать на нужды дома, но и более дисциплинированной, казалось бы, милиции.

Бога ради, дайте нам ключи...

Как и везде, в доме № 5 время от времени возникают водопроводные аварии. Что за проблема, казалось бы, даже наши ремонтники способны справляться с такими вещами. Но из-за арендаторов ремонт всякий раз выливается в большое затруднение. Дело в том, что они никак не могут обеспечить доступ к основным узлам и оборудованию водопроводной системы. На беду, оборудование как раз находится на арендуемых ими площадях подвала. Каждый раз приходится отключать воду во всем доме, пока не поймаешь за воротник кого-нибудь из арендаторов и не убедишь его Христа ради допустить ремонтников к вентилям. На постоянный контакт арендаторы не идут: обращайтесь, мол, в мэрию, она нас сюда впустила, мы ей платим аренду, пусть она и решает вопрос доступа. А мэрия решает этот вопрос крайне неохотно.
— Я стала ходить на каждую городскую планерку и поднимала этот вопрос. И только в октябре мне предоставили ключи от подвала, — рассказывает председатель ТСЖ Татьяна Соколова.
Но к лючи от подвала не до конца решили проблему доступа. В подвал-то теперь можно зайти, но вентили и другое оборудование все равно оказались в помещениях, запертых арендаторами на свои ключи, которые жильцам никто и не подумал отдать. И в случае аварии опять приходится нервничать. Например, в ночь с 10 на 11 ноября потекли трубы в нескольких квартирах. Не только «частников», но и милицию ни по одному из выданных ими контактных телефонов не удалось найти. Хорошо, что авария оказалась не такой уж серьезной... Об этом факте «нехорошего» поведения арендаторов Татьяна Соколова тут же отнесла заявление в мэрию, в комитет по вопросам управления муниципальным имуществом. Она старается накопить побольше таких заявлений. На это у нее особая причина.

Поможет только суд

23 ноября ТСЖ подало в суд на администрацию города. Дата первого заседания пока не назначена, повестку ожидают со дня на день, а пока нужно накопить побольше доказательств, что жить с арендаторами в одном доме не просто затруднительно, но даже опасно. Недавно Татьяна Соколова пригласила в дом комиссию из пожарной инспекции. То, что увидела комиссия в помещениях, занимаемых частной фирмой, оказалось просто из ряда вон выходящим. Торговцы не только завалили подвал старыми покрышками и деревянной мебелью, но и умудрились притащить туда целую копну сена. Возможно, теперь последуют санкции со стороны пожарных. А возможно, и не последуют. На милость проверяющих тоже нельзя полагаться, нужно решать вопрос более радикально — вернуть в собственность жильцов подвальные помещения и выгнать арендаторов. Сколько можно зависеть от их капризов? Даже если сейчас они наладят прямой контакт с жильцами, установится наконец желанное взаимопонимание, то со временем отношения опять могут испортиться.
Основания для выяснения права собственности на подвал вроде бы есть. Жилищный кодекс объявляет помещения с узловым оборудованием водопроводной системы общим имуществом дома. По какому же праву мэрия недавно оформила их в свою единоличную собственность? Об этом Татьяне Соколовой заявили в комитете по вопросам управления муниципальным имуществом. Вот пусть теперь и поясняют это право в суде. Тем бо-ее что доля муниципального имущества (кроме подвала) в доме невелика: мэрии принадлежит всего 7 квартир из 55, или около 12 процентов площади жилых помещений.
— Разберемся с водопроводной системой, будем разбираться с электрической, там тоже есть вопросы, — сказала нам Татьяна Соколова.

Обсудить
3994