26 июня 2016, 22:56

Сямозеро и его волны. Обзор недели 

Чем запомнились минувшие семь дней.

В выборе главной темы вариантов немного. Все затмила страшная трагедия на Сямозере в Пряжинском районе. 18 июня в шторм попала группа подростков из лагеря «Парк-отель "Сямозеро". 14 детей погибли. Тело последнего из ребят нашли только спустя неделю, 26 июня. 

Допустили 
Масштабные, если не сказать грандиозные, поиски велись всю эту неделю. Вертолеты, автомобили, лодки, катера, квадрокоптеры, водолазы, сотни спасателей и даже курсанты, которые прочесывали берег, – операция по поиску ребенка стала, пожалуй, самой массовой в Карелии за последние десятилетия. 

Федеральный уровень трагедии, ее масштабность, ее ужас – столько детей погибло в одночасье – все это не оставило равнодушным никого. И снова «Помним, любим, скорбим!», и снова «Доколе?», и снова «Кто виноват и что делать?», и снова тотальная зачистка всей отрасли с закрытиями и арестами виновных и невиновных.  
Наш сайт очень подробно писал обо всем, что было связано с трагедией. Все наши материалы легко найти в сюжете и на главной странице. Потому в обзоре недели нет смысла повторять все, что мы уже говорили. 

Поднять хочется другой вопрос – вопрос существования системы, которая устроена так, что допускает появление таких вот лагерей, поощряет работу таких вот директоров. Скажем больше, система провоцирует именно такую работу. Винить одних лишь руководителей лагеря – значит, искать стрелочника дядю Васю. Ничуть не меньше виновны проверяющие, контролирующие, надзорные органы, чиновники и начальники – от местных до самых больших московских. 

Уровень коррупции зашкаливает, личные связи по-прежнему важнее законов. Контролирующая система – настоящее прожорливое чудовище, которое намного больше и толще тех, кого оно контролирует. При этом реальной пользы от нее, как видим, ноль.

Показного контроля, несоблюдаемых (а зачастую невозможных к соблюдению) правил и законов хоть отбавляй, все вроде бы пыхтят, работают, едят бюджетные деньги, но дети почему-то тонут и гибнут, самолеты почему-то разбиваются, депутаты почему-то попадают в педофильские скандалы, пьяные священники людей насмерть сбивают, а уровень смертности, наркомании и криминала зашкаливает.

Тотальный контроль, жесткие, но нередко глупые правила игры доводят бизнес либо до закрытия и нищеты, либо, по сути, принуждают его нарушать законы, срастаться с системой. 

Стоит ли удивляться, что появляются такие вот директора Решетовы, которые приживаются в такой среде, подстраиваются под нее. А потом в их лагерях гибнут дети.  

А ведь Сямозеро (с ударением на первый слог) – райское место, красивейшее из карельских озер, уникальный по своей природе уголок с сосновыми борами, километрами песчаных пляжей. Излюбленное место туристов, отдыхающих, рыбаков со всей России. Теперь оно ославилось страшной бедой, причина которой - дилетантизм, равнодушие и жадность. Теперь про него будут говорить, что вот именно тут утонули 14 детей. 

Ну, а Карелия снова гремит на всю страну. Не успели мы забыть про недавний скандал с курсантами речного училища, не успели мы забыть про позор с расселением аварийного жилья - и вот опять. До чего же горько и обидно за нашу республику. 

Запретили
Беда не приходит одна. Особенно в России. После трагедии в Сямозере, где волны убили 14 подростков, другие волны пошли в разные стороны. Волны проверок и драконовских мер в отношении детских лагерей покатилась не только по Карелии, но и по всей стране. И все это под лозунгом «Закрыть и не пущать». Утонули дети – закрыть все аналогичные лагеря, горит лес – закрыть лес для людей, обветшал мост в городе – закрыть мост на многие годы. И это только карельские примеры. А сколько российских. Не починить, не решить проблему, не организовать, а закрыть и не пущать. Тут ведь ни средств, ни особо ума не надо. Раз - и проблема решена. 

На минувшей неделе закрыли аналогичный сямозерскому детский лагерь на Белом море. Директора, ну а как иначе, задержали, детей отправили домой. Как бы чего не вышло, в общем.

Говорят, что нашли массу нарушений. Это, конечно, хорошо. Но почему нашли на следующий день после Сямозера? Почему раньше-то не было проблемы, а озаботились только тогда, когда туда счастливых и мечтающих о карельской природе детей привезли? Ответ очевиден. 

А ведь у нас в это же самое время наверняка зреет еще где-нибудь бомба замедленного действия. Крыша, например, в какой-нибудь сельской школе или аварийном доме, который каждый год не признают аварийным, прогнила и вот-вот упадет на людей. Но пока не падает.

И каждый год проверяющие приезжают туда, подписывают документы – все нормально, пока держимся. Скажете – нет такого? Уверен, что есть. И наверняка жалуются руководители местные, бумаги пишут в прокуратуры и бла-бла-надзоры – но что толку-то?

Ждут, видимо, пока убьет кого. И лучше бы, чтобы побольше убило, тогда, глядишь, начнут по-настоящему проблему решать. 

Пока же все как-то показательно получается, даже показушно. Так, как с лагерем на Белом море со всеми его многочисленными нарушениями. 

Отменили
Вот и День города снова у нас отменили. Еще одна сямозерская волна. Пять лет назад опять по халатности и глупости самолет разбился, погудели и забыли, а самолеты так и падают. Тогда тоже праздника города не было. Понятно и правильно – Карелия в трауре. Но только почему нельзя было перенести торжества на более поздний срок? На июль, например. Петрозаводчане знают, что День города – один их немногих искренних и добрых праздников у нас.

Но власти снова предпочли запретить и не пущать. Хотя наш журналист все равно сходил и посмотрел, что осталось от праздника. Об этом ЗДЕСЬ. А ведь так пойдет - запретят и День города навсегда. Представьте, если вдруг кто-то там расшибется на концерте или с набережной в воду упадет. 

И тогда, как и сейчас, опять «Помним и скорбим». Это, пожалуй, единственное, что мы очень хорошо умеем делать, – помнить и скорбеть. Не решать проблемы, не делать выводы, не реально ломать эту систему, а цветы нести, плакать и искать крайних. Беды случаются, а ничего не меняется. Какой-то круговорот. 

Пролетели
Минувшая неделя подняла еще одну печальную нашу проблему – спортивную. Российские легкоатлеты из-за допингового скандала практически лишились возможности принять участие в Олимпиаде в Рио уже этим летом. А футбольная сборная России с треском проиграла Уэльсу и вылетела с чемпионата Европы, показав самый безобразный футбол среди всех команд. И снова стыд и позор. К слову, провели наши свой последний бездарный матч в траурных повязках в связи с трагедией в Сямозере. Помнили и скорбели, но не играли. 

И снова безысходность от того, что годами одни и те же проблемы не решаются. Сейчас, когда Россия находится в напряженных отношениях с Европой, да что там – с миром, спорт – единственная отдушина, где мы, по идее, что-то должны показать без прикрас и политики. Но и там мы оказываемся в такой яме, что ниже уже некуда. 

И вновь почему-то ищем врагов не там, где они есть. В случае с допингом киваем на происки Запада, который ведет с нами политические игры, мы же, дескать, чисты и честны. В случае с футбольными хулиганам, прославившимися во Франции, оправдываем их, дескать, английские болельщики сами провоцировали на драку. 

В футбольной сборной крайними стали футболисты. Не умеют играть они, что тут сделаешь. А то, что уровень юношеского спорта в стране на нуле, то, что условий для занятий спортом нет, то, что спортсмены у нас вырастают не благодаря, а вопреки – не это разве причина?

Или то, что все наши футболисты-миллионеры из-за задранных зарплат и лимита играют на чемпионате России, не стремятся его покинуть, чтобы развиваться и расти, а потом, попадая на Евро, теряются и не выдерживают натиска – не это разве причина? Все, увы, закономерно. И никто здесь, кроме нас самих, не виноват. 

Такие вот мысли, уважаемые читатели, такой вот обзор недели. Но вы не унывайте, ведь жизнь продолжается. И, кстати, обязательно, когда-нибудь посетите Сямозеро, если, конечно, вы еще там не были. Уверен, оно покорит вас своей красотой. Не дай бог, чтобы такие трагедии здесь повторялись. Не дай бог. 

Ранее в этом сюжете:

Евгений Белянчиков's picture
Автор:

В школе любил писать сочинения и не смог избавиться от этой гнусной привычки. Главным в своей жизни считает семью и увлечения. Придерживается позиции, что нужно хорошо трудиться, чтобы хорошо отдыхать, а не наоборот. 

Обсудить
87999