28 июня 2013, 15:23

«Одна надежда — на всевышнего…»

Пенсионерка Раиса Алексеева оказалась в казенном доме, после того как собственноручно подарила свою квартиру малознакомому человеку.

Комнатка на троих постояльцев на первом этаже социального центра для бездомных на улице Свирской. Кровать Раисы Алексеевой — в дальнем левом углу. На кровати, стуле, тумбочке — всюду разложен ее нехитрый скарб: тарелка и кружка, кастрюлька, электрический чайник, лекарства, губная помада... На полу в пластиковом пакете ворох бумаг, накопившихся в результате ее хождения по судам, — документальное свидетельство того, как вполне благополучная и законопослушная пенсионерка неожиданно для себя самой вдруг стала бомжом, из-за доверия к людям потеряла квартиру.
 
В социальном центре Раиса Андреевна прожила год, до этого снимала жилье. И вот наконец-то переезжает на ПМЖ в Петрозаводский дом для ветеранов. И, как бы Раиса Андреевна ни сопротивлялась такому повороту в своей судьбе, после всего пережитого для нее это реальный выход: в доме ветеранов ее ждет законный «угол» и регистрация, благодаря чему она перестанет быть человеком без определенного места жительства. Впрочем, об этой чудовищной и драматической истории — по порядку.

С глаз долой

Если бы можно было повернуть время вспять, Раиса Алексеева ни за какие коврижки теперь не сделала бы того, что она сделала. Три года назад («бес попутал», а скорее, наивная вера в людскую добродетель и юридическая неграмотность, которой страдает не она одна) в обмен на заботу о ней и ее муже она написала дарственную на свою однокомнатную квартиру малознакомому человеку.

— В подъезде дома на Октябрьском проспекте, где мы жили, нас допек ли психически неуравновешенные соседи: постоянно делали замечания по пустякам, оскорбляли, распространяли унижающие нас слухи, упражнялись на дверях нашей квартиры так, что «вылетали» замки… За помощью я обращалась к участковому в полицию, но он только руками разводил. От отчаяния я и решила обратиться за поддержкой к малознакомому молодому человеку (он как-то подвозил нас на такси). Попросила его в обмен на завещание квартиры подыскать нам другое жилое помещение, поскромнее, а еще и взять нас под защиту, — рассказывает Раиса Андреевна.

Молодой человек согласился, сказав, что у него есть в милиции знакомые, мол, какие проблемы, разберутся, но тут же, почувствовав «легкие деньги», уточнил: поставит подпись не под завещанием, а под дарственной на недвижимость. Разницы меж ду этими двумя понятиями супруги тогда не знали и, не думая о плохом, хозяйка с легкостью подписала необходимые бумаги.

— А буквально на следующий день в квартире стали раздаваться анонимные телефонные звонки с угрозами: голос в трубке настойчиво требовал освободить квартиру, — рассказывает свою драматическую историю Раиса Андреевна.

После сделки с недвижимостью, как и обещал, молодой человек незамедлительно «позаботился» о дарителе. Своих подопечных он переселил в съемное жилье в поселке Кварцитный, где проживали его родители. Квартира эта оказалась без элементарных удобств: убогая, холодная, без отопления, плиты и горячей воды. Однако и оттуда спустя год им пришлось выселиться: хозяева съемной квартиры ее продали. Супруги вернулись в Петрозаводск, какое-то время снимали комнату в общежитии, но в итоге там тоже не «срослось»: хозяйка подняла арендную плату. После всех передряг Алексеевы сейчас живут порознь.

После драки

Опомнившись от шока, искать защиту пенсионерка отправилась в суд. К тому моменту ее «благодетель» квартиру уже продал, а вырученные за нее деньги — около миллиона рублей — забрал себе.

— Петрозаводский городской суд признал сделку недействительной, совершенной под влиянием заблуждения, и обязал опекуна выплатить деньги, которые он выручил за продажу квартиры. Однако решение городского суда обжаловал Верховный суд и дело было направлено на новое рассмотрение. Заседание проходило за заседанием. В итоге суд признал, что квартиру я подарила добровольно, а потому ни к кому никаких претензий быть не может, — с горечью продолжает Раиса Андреевна.

После драки, как говорят, кулаками не машут. Однако обманутая пенсионерка все еще не теряет надежды. Раиса Андреевна утверждает, что не разбиралась в юридических тонкостях, а «благодетель» якобы преднамеренно ввел ее в заблуждение. На днях она обратилась за помощью к президенту РФ Владимиру Путину и Страсбургский международный суд...

Под крылом ангела

Потеря квартиры, судебная тяжба не лучшим образом сказались на здоровье немолодой уже женщины. Раиса Андреевна говорит, что сердце у нее порой «аж выскакивает из груди», приходится его успокаивать таблетками. Однако в истерику хрупкая женщина не впадает и руки себе от безысходности не заламывает.

— Я осознаю, что совершила ошибку, и теперь надо держаться, жить дальше, — говорит она.

Понять разумом эту странную и невыдуманную историю действительно сложно. Сделка с теперь уже бывшей недвижимостью доверчивых супругов, как любой абсурд, не поддается никаким объяснениям: взять и за «спасибо» подарить свою квартиру чужому человеку, чтобы оказаться на улице?! Но случилось то, что случилось.

Первое, что сделала Раиса Андреевна, устраиваясь в казенном доме, — повесила на стену радужную картинку с изображением ангелочков. И, чтобы вновь обрести гармонию в жизни, в последнее время она все чаще стала ходить в церковь. Одна надежда, говорит, теперь на всевышнего, боженька ее не оставит.

Спасается стойкая женщина не только верой — песнями в собственном исполнении. Говорит, петь очень любила и раньше, только вот в хор ее не брали: не подходит ее голос для коллективного пения. Между тем голос у Раисы Андреевны удивительно чистый и красивый. И песни ему под стать — трогательные, задушевные, похожие на молитву…


КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Как защитить жилищные интересы дарителя после оформления договора дарения?

Елена ПАЛЬЦЕВА, юрист Экспертно-правового партнерства «Союз»:



— Основная черта договора дарения — безвозмездность. То есть одаряемый при получении дара (это может быть любое имущество: и машина, и квартира, и земельный участок) ничего не должен дарителю.

Стоит ли дарить квартиру, даже если одаряемым выступает ваш близкий родственник? Ведь еще М. Булгаков писал о «квартирном вопросе, который испортил москвичей».И был абсолютно прав, только с той поправкой, что сегодня это актуально не только для Москвы. Ведь даже с близким родственником отношения могут испортиться, после чего его могут «попросить» съехать с жилья, в котором он уже не собственник.

Одной из гарантий для дарителя может быть включение в договор дарения особого условия: «о сохранения права пользования и регистрации по месту жительства в подаренной квартире до момента своей смерти».

Данное условие не считается встречным обязательством, поэтому даже в случае судебного спора вас как дарителя не лишат права пользования (проживания) квартирой.

Другим вариантом вашей защиты может быть следующий: подарить не целую квартиру, а ее долю, например 9/10, а 1/10долю завещать. Сегодня право собственности даже на 1/10 долю в квартире позволяет пользоваться всем помещением, а если комнат несколько — определить порядок пользования комнатами и по суду закрепить за собой право проживания в конкретной комнате. В зависимости от ситуации суд может закрепить за вами комнату, даже если ее метраж больше, чем доля.
 
Ну а если вы все же подписали дарственную на квартиру и вас выселяют на улицу, то можно попытаться оспорить эту сделку. Правда, для этого нужны очень веские доказательства. По закону недействительной может быть признана сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка).
 
Также можно оспаривать дарственную на основании того, что она была совершена гражданином, хоть и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими. Однако следует помнить, что срок исковой давности (срок обращения для защиты в суд) по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет всего один год.

Обсудить
9002