08 октября 2014, 13:34

«За книжками». Если бы Дарвин был женщиной

«За книжками». Если бы Дарвин был женщиной

Эту книгу мне рекомендовали, вернее просто дали почитать. Элизабет Гилберт — «Происхождение всех вещей». Автор до сих пор была известна как писательница чисто дамская, в основном благодаря роману «Есть, молиться, любить», который впоследствии продюсировал Брэд Питт. И вот вдруг роман под названием, смахивающем на научный трактат. Название не обманывает: по сути это строка из произведения немецкого мистика XVI-XVII веков Якоба Бёме. Смысл ее в том, что в самой вещи скрывается ее имя, которое нужно только расшифровать, а мир таким образом предстоит как текст, и этот текст можно и нужно прочесть, так как бытовая реальность просто кишит подсказками, мимо которых мы благополучно проходим.

Повествование неспешно и многословно, как и полагалось писать в конце XVIII века, когда, собственно, и начинается действие, задолго до рождения главной героини Альмы Уиттакер. Однако текст вовсе не грешит стилизацией, это вполне современный язык, хотя неспешное вхождение в роман и представляет собой образец замечательного англо-саксонского занудства.

Действие развивается в течение почти сотни лет, это роман не столько о женской судьбе, сколько о самом времени, когда ботаника требовала от исследователя не выращивания рассады в парниках. а настоящего самопожертвования и азарта, готовности рисковать жизнью ради нескольких редких клубней. В те далекие времена ученый был обязательно первооткрывателем и дельцом, а обычные человеческие страсти умело драпировались чопорностью, благовоспитанностью и хорошим тоном.

О, тогда человек еще считался венцом творения и никто не покушался на авторство Всевышнего в деле производства Адама из глины! Никто – кроме Чарльза Дарвина и… никому не известной Альмы Уиттакер. Она написала собственный трактат о происхождении видов независимо от великого ученого, причем не имея понятия о своем научном «двойнике». Однако, не спешила публиковать свой труд именно потому, что теория наследственности и изменчивости видов не могла объяснить любви, преданности и жертвенности в человеческом измерении. Более того: в теорию не укладывались не только человеческие взаимоотношения, но и собачья верность и готовность без малейших раздумий отдать собственную жизнь за хозяина.

Как все это согласуется с борьбой за существование? Да никак. И в этом Альма Уиттакер безусловно права (легко же нам утверждать это с высоты еще сотни лет!). Впрочем, и Дарвин незадолго до смерти разочаровался в собственной теории и искренне покаялся в трактовке происхождения человека (однако покаяние Дарвина не помешало нам штудировать его теорию в школе).

И все-таки «Происхождение вещей» – это женский роман. А что, разве не может женщина вырасти среди теплиц, ученых мужей и мудрых книг? Обладать ярким аналитическим умом, гореть желанием во всем докопаться до сути?

Альме не стоит надеяться на счастливое замужество – для этого она слишком умна и некрасива. К счастью, при этом она еще и достаточно богата, чтобы позволить себе заниматься наукой. Жизнь ее наполнена разочарованиями и обычными женскими надеждами, которым свойственно не сбываться, огромными утратами, и все-таки это большая, замечательная жизнь! Вот ведь что интересно: жизнь женщины могла состояться вне семьи и обычного женского счастья еще в девятнадцатом веке, когда традиционным женским уделом считались кухня, церковь и детская. Впрочем, некоторые деятели науки и культуры настаивают на этом и по сей день.

Отмечу, что роман еще и очень хорошо переведен на русский язык Юлией Змеевой, что в наше время вообще редкость. То есть читаешь – и абсолютно отсутствует ощущение, что это не оригинал, а именно перевод. Более того: в процессе погружения в роман переживаешь некое подобие медитации, когда окружающая обстановка размывается, и ты почти реально, зримо погружаешься в девятнадцатый век и странствуешь с героями вокруг света, причем не имея четкого понимания, зачем. Из чистой жажды познания. Поверьте, это вовсе не то, что совершить туристическую поездку в экзотическую страну, где вам на готово расскажут и покажут, что к чему.

Я до сих пор под впечатлением. И теперь мне понадобится еще некоторое время, чтобы окончательно выйти из мира, созданного фантазией Элизабет Гилберт, и взяться за другую книжку. А «Происхождение всех вещей» всем настоятельно рекомендую.

Яна Жемойтелите

Обсудить
19674