17 мая 2018, 07:00
8506

«Власть опозорилась»: судья пояснил, что случилось с выплатой северных

Жительницу Карелии, победившую в Конституционном суде, заставляют вернуть деньги, начисленные за работу на севере.

Помощник воспитателя в детском саду поселка Лоухи Валентина Григорьева – одна из четырех жительниц России, кто обратился в Конституционный суд страны за защитой прав работников северных территорий. Благодаря этим женщинам сотни тысяч россиян теперь получают такую зарплату, которую и должны получать по закону. Однако история с северными надбавками еще не завершена. Более того: для многих людей она получила самые неожиданные последствия – в том числе и для самой Валентины Григорьевой.

Прежде чем обратиться в Конституционный суд, помощник воспитателя исправно прошла несколько тяжб разного уровня. Женщина безуспешно добивалась перерасчета зарплаты и наконец добралась до судебного олимпа. КС не только признал правоту четырех заявительниц, фактически вернув стране северные надбавки, но и отдельно указал, что суды общей юрисдикции должны заново рассмотреть их дела – с учетом правильной трактовки закона.

Приведем цитату из многостраничного постановления, вступившего в силу 7 декабря.

"Правоприменительные решения по делам граждан Григорьевой Валентины Сергеевны, Дейдей Ольги Леонидовны, Капуриной Натальи Алексеевны и Кураш Ирины Яковлевны подлежат пересмотру с учетом выявленного в настоящем Постановлении конституционно-правового смысла положений статей Трудового кодекса Российской Федерации».

И дела эти были пересмотрены. И Валентина Григорьева получила перерасчет за год работы. Но дальше произошло невероятное: администрация района обжаловала перерасчет в Верховном суде. И на прошлой неделе помощника воспитателя поставили перед выбором: либо возвращать в казну заработанные деньги – 70 тысяч рублей! – добровольно, либо этим займутся судебные приставы.

Валентина Григорьева (слева)

С таким же точно требованием столкнулись десятки жителей Карелии, имевших несчастье выиграть суды по пересчету зарплаты после 7 декабря. Однако случай Валентины Григорьевой – особенный: впервые в Карелии фактически проигнорировано прямое требование Конституционного суда России.

Что же произошло с карельскими судами? Что это как не пренебрежение и законом, и здравым смыслом?

Ответы на эти вопросы порталу «Петрозаводск говорит» удалось получить у человека, который работает в судебной системе. Один из карельских судей согласился рассказать, почему возврат северных надбавок обернулся грандиозным скандалом и вопиющей несправедливостью. Интервью дано на условиях анонимности, что легко понять: люди, которые открыто говорят подобные вещи, на своих местах долго не задерживаются.

Перед законом все равны, кроме бюджета

– Все происходящее – это попытка компромисса государства с самим собой. Определенного рода политическое решение – хотя, конечно, все будут открещиваться: ну позвольте, где же здесь политика? Однако надо понимать, что Конституционный суд – это не только вершина российской юриспруденции, но и орган власти. И мы, юристы, нередко видели завуалированную политическую, не юридическую составляющую в решениях КС. В данном случае речь идет не о политике, а об экономике, но суть ясна.

Мы призваны в том числе заботиться о бюджетном обеспечении. И просто так раздавать всем пенсии и зарплаты тоже нехорошо. Суды прислушиваются к тому, что бюджетные деньги – они все-таки бюджетные.

Конечно, не дай бог этот аргумент произнести в суде.

– То есть вы понимаете, что государство очень хочет сэкономить, и именно поэтому выносите такие решения?

– Для здравых юристов все было очевидно: надо, конечно, северные начислять. А если хотите сэкономить, меняйте закон.

Когда Конституционный суд вынес свое постановление, мы готовились к удовлетворению таких исков. Кто-то их уже и успел удовлетворить. Но финансисты северных регионов, муниципальные власти били в колокола – денег-то нет! Наш Минфин, например, любопытствовал: много ли у нас в судах таких дел. Суды нашего региона весьма серьезно спорили – как же нужно делать. Мы прислушивались к доводам профсоюзов, прокуратуры, но и органов местного самоуправления.

И наконец федеральные органы власти обратились в Конституционный суд за разъяснениями: могут ли все-таки граждане требовать перерасчета? Конституционному суду деться было некуда. И они подготовили определение, в котором очень туманно, но все же дали понять: удовлетворять иски с 7 декабря, а не за предыдущий год.

– Погодите, но эта позиция прямо противоположная тому, что сам же Конституционный суд во всеуслышание говорил – что северные всегда должны были начисляться сверху МРОТ!

– А Конституционный суд не всегда последователен. Они, правда, не позволяют себе, в отличие от Верховного суда России, сегодня сказать одно, а завтра – совершенно противоположное. Однако Конституционному суду не привыкать в своих актах напустить туману.

Солидарность судящихся

– Если позиция КС противоречива, почему бы вам не выбрать одну сторону – самую логичную?

– В данном случае Конституционный суд дал четкую подсказку: как решать такие дела. А для юристов позиция КС самая авторитетная. В том числе потому, что мы понимаем: это выраженное политическое решение. Поэтому когда мы узнали, что исполнительная власть требует разъяснений, мы решили подождать. Вышло разъяснение – по нему мы и работаем.

– Вам не кажется странным то, что вы говорите? Разве судья – фигура не самостоятельная? Ну, как минимум, в идеале? Что значит – «мы решили подождать» и прочее?

– Как показывает жизнь, абсолютно независимых людей не терпит сама система. Конечно, это не хорошо в общечеловеческом понимании, да и в профессиональном тоже. Но всякая система работает по своим внутренним правилам. Есть корпоративная зависимость от обозначенного на высшем уровне мнения. В конце концов, это же не просто чье-то частное мнение, оно рождено в рамках юридического разбирательства.

Другое дело, что судья может как профессиональный юрист иметь свое понимание: все происходящее не противоречит закону, но противоречит праву – духу закона.

Я, честно говоря, предположить не мог, что до такой мелочности дойдет государство, что за прошлые годы не будут делать перерасчет. С точки зрения человеческой, это явно ненормально.

Что касается Валентины Григорьевой, которая выиграла дело в Конституционном суде, а теперь ее тоже заставляют вернуть деньги, я и вовсе изумлен. Такого не бывало на моей памяти. Ведь высший суд страны однозначно высказался, что конкретно ей обязаны пересчитать зарплату с учетом правильного толкования закона!

– Могут люди как-то противодействовать этому? Понятно, что состоялись уже решения Верховного суда, но вдруг есть какая-то уловка, зацепка?

– Меня как юриста беспокоит ситуация с возвратом денег. Я глубоко убежден, что так поступать нельзя. С одной стороны, существует правило: если судебный акт отменен, то все, что по нему было выплачено, должно вернуться обратно. Это правило вполне логично, но оно имеет исключение, а именно – выплаты  социального характера, куда относятся и зарплаты. Как гласит статья 1109 Гражданского кодекса, в этой ситуации возврата денег можно требовать только в двух случаях: если доказана ошибка бухгалтерии или если доказаны злонамеренные действия работника – например, он купил в переходе диплом кандидата наук и теперь требует надбавку.

Ни тот, ни другой пример к ситуации с северными не подходит! Я убежден, что Верховный суд допустил ошибку, требуя вернуть перерасчет.

Государство себя высекло – но больно другим

– Нам известно, что в некоторых регионах России такой судебной неразберихи нет. Например, в Иркутской области людям спокойно пересчитывают зарплату, да не за год, а за два – с того момента, как перестали платить северные надбавки.

– В России нет идеально настроенной системы, позволяющей одинаково решать однотипные судебные споры. Региональные различия существуют и по сей день. Одни и те же правовые споры в разных регионах системно решаются по-разному. Поэтому я не удивляюсь, что в других субъектах Федерации выносятся отличные от наших решения. Возможно, это делается и потому, что те регионы экономически сильнее.

– Вы можете как юрист всю эту историю с северными прокомментировать? Сперва надбавки не платят, потом говорят – надо, конечно, платить, но за прежний период можно все-таки не платить, хотя закон вообще не менялся, а просто неверно трактовался. Суды лихорадит, финансистов лихорадит, уборщиц заставляют возвращать десятки тысяч рублей…

– Есть такая фраза, сентенция, граничащая с шуткой: одним из признаков законного судебного решения является его ожидаемость. Понятно, о чем идет речь – логичность, справедливость, человечность. Но юристы знают, и судьи знают лучше всех, что существующие в России законодательные акты далеко не всегда хороши с позиций морали, справедливости и даже юридической логики.

История с северными надбавками – пример того, как государство само себя высекло. Власть и суды в общественном мнении опозорились. Надо было понимать, что, если идут однотипные иски по всей России, есть системная проблема. В результате получили то, что получили. У людей отбирают эти крохи.

Ошибка это? Конечно, ошибка.

Георгий Чентемиров's picture
Автор:

Журналистикой занимаюсь с 2007 года. Работал в "Молодежной газете", журнале "Ваш досуг", газете "Губернiя", на ГТРК "Карелия", в информационном агентстве "Республика".