13 августа 2018, 07:00
2891

Варвары на Онего. Как берег уникального озера превращают в помойку

В районе завода «Авангард» выявлены грубейшие нарушения природоохранного законодательства.  

Знаменитый в советские времена петрозаводский судостроительный завод «Авангард» сегодня напоминает зону экологического бедствия. Территория бывшего завода вплотную примыкает к Онежскому озеру. То, во что превращена водоохранная полоса одного из крупнейших в Европе озер, вызывает шок даже у опытных специалистов, имеющих отношение к природоохранной теме. 

Месяц назад в управление Росприроднадзора по РК поступила жалоба от гражданина, который сообщил о бочке с мазутом, установленной на пирсе бывшего завода «Авангард».

Когда сотрудник карельского управления Росприроднадзора Наталья Тютрюмова выехала проверить информацию, помимо бочки с мазутом перед ней предстала чудовищная картина производственной вакханалии. По ее словам, подходы к одному из заводских корпусов, где, видимо, ремонтировали кровлю, был засыпан битумом, который просто сбрасывали с крыши. Позднее территорию убрали. 

В конце июля в управлении Росприроднадзора состоялось экстренное совещание, на котором было принято решение о проведении рейда с участием различных органов власти. Утром 7 августа представители Росприроднадзора, карельского Министерства природных ресурсов и экологии, отдела водных ресурсов по РК Невско-Ладожского бассейнового водного управления и петрозаводской администрации приступили к обследованию прибрежной зоны, которая принадлежала судостроительному заводу. 

Желтым отмечен пройденный маршрут

Заводские корпуса и здания в начале 2000-х годов были распроданы. На территории бывшего судостроительного предприятия возникло множество фирм и фирмочек самой разной ориентации: начиная от камнеобработки и лесопиления и заканчивая предоставлением банных услуг в саунах, о которых таксисты, вывозящие утренних клиентов, вспоминают с едва скрываемой брезгливостью. 

Обилие собственников и арендаторов, надежно скрытых в запутанном лабиринте коммерческих отношений, - главная проблема для любой проверки. Зачастую здание принадлежит одной компании, земля под ним другой, береговая зона сдана в аренду третьей фирме, а часть акватории озера – четвертой.

Если на эту мозаику наложить еще и субаренду, то получится тот самый «гремучий коктейль» правоотношений, который позволяет откровенно плевать на экологические запреты и легко уходить от ответственности. Поразительно, но представители петрозаводской администрации ни во время совещания, ни в процессе рейда не могли внятно ответить на вопрос, кому же мэрия сдала в аренду береговую зону.  

Если проникнуть на территорию завода через центральные ворота и идти по направлению к озеру, то первое, с чем вы столкнетесь, – это груды бытовых отходов. На забетонированном берегу валяются грязные матрасы, тряпки, упаковка из-под молочных продуктов, доски, деревянные плиты, картон, пластмасса, провода, древесные опилки.

Сотрудники Росприроднадзора, которые брали пробы отходов для определения класса опасности, наткнулись не только на остатки нефтепродуктов, но и на брошенные упаковки с химическими веществами.

Одинокий черный пес с удивлением наблюдал, как нежданные гости аккуратно складывают в целлофановые пакеты то, что даже у бездомных собак вызывает отвращение. 

Мусор постепенно заполняет и огромные щели между внушительными бетонными плитами, которыми вымощена промышленная набережная озера. Останки полузатопленных судов, притулившихся к берегу и небрежно брошенных словно при спешном отступлении, напоминают кадры из фильмов-катастроф.

Правда, в отличие от апокалипсических произведений кинематографистов, на берегу Онего предпринимательская деятельность бьет ключом, принося немалые и, скорее всего, скрытые от налоговых органов доходы и такой же немалый экологический вред. В этом очень скоро смогли лично убедиться все участники рейда. 

Прогулка по мрачному берегу ужасающей человеческой распущенности, которая эмоционально «давит на подкорку», вводя в состояние всепоглощающего уныния и безнадеги, была прервана каким-то странным посторонним шумом. Впереди замаячила огромная автобетоносмесительная машина, которая, поставив свой «зад» ближе к озерной глади, явно делала что-то предосудительно-незаконное. Сотрудники Росприроднадзора рванули к примостившейся на берегу «бетономешалке». 

Водитель отказался представиться, пробормотав, что работает сам на себя. Он быстро захлопнул дверь кабины, завел мотор и предпочел ретироваться. 

После него осталась внушительных размеров яма со следами бетона. Но сделать свое «черное дело» водитель не успел. Пережив первый испуг, он, скорее всего, сюда вернется. Видимо, слив остатков бетонной смеси прямо на берег Онежского озера поставлен на поток. 

Буквально через полчаса машину с этими же номерами удалось обнаружить аккуратно припаркованной в одном из заводских зданий бывшего судоремонтного предприятия. 

После мрачных производственных цехов, в недрах которых шевелилось какое-то подобие предпринимательской активности, миновав небольшой островок деревообработки, участники рейда попали в царство самого надежного в мире бизнеса – похоронного. Огромные куски камня, которые потом превратятся в могильные плиты, памятники или оградки, были размещены прямо вдоль автомобильной дороги. 

Ощетинившиеся в разные стороны отходы камнеобработки наступают на Онежское озеро, словно отпугивая водоем от обезображенной суши.

В отдельных местах утрамбованные и слегка выровненные нагромождения камня образуют врезающиеся в озеро площадки, на которых припарковано несколько автомобилей.

Как объяснила Наталья Тютрюмова, это грубое нарушение природоохранного законодательства.  

Понятно, что отходы предприниматели обязаны вывозить на свалки. Но за это необходимо платить. Избежать дополнительных расходов решили самым банальным и варварским способом – просто скинуть остатки каменных изваяний в воду, основательно загадив и изуродовав береговую линию. 

Нетрудно было догадаться, что бизнес здесь процветает не самый прозрачный. При приближении группы проверяющих рабочие попрятались в ангары, бросив на улице дорогостоящий инструмент. Видимо, «лишние вопросы» в этой части бывшей заводской территории не любят. 

Рейд по соблюдению природоохранного законодательства подходил к концу. Проверяющие своими глазами увидели, как используется арендаторами и собственниками берег Онежского озера. Что дальше? 

Мы должны получить результаты исследования, выяснить, отходы какого класса опасности были обнаружены на территории водоохранной зоны. Затем будут возбуждены дела об административных правонарушениях, в ходе которых будут выявлены виновные в их совершении. Это могут быть собственники, арендаторы или субарендаторы земельных участков,

- объяснила Тютрюмова. 

По ее мнению, налицо нарушение нескольких статей Административного кодекса. Штрафы за невыполнение требований по оборудованию хозяйственных объектов, расположенных в границах водоохранных зон, сооружениями, обеспечивающими охрану водных объектов от загрязнения или засорения, - солидные. Для юридических лиц они варьируются от 500 тысяч до 1 миллиона рублей. По другой статье, которая подразумевает наказание за нарушения при использовании прибрежной защитной полосы водоема, штрафы более скромные – для юрлиц от 200 до 400 тысяч рублей.

Осталось только найти эти неприятные «лица» и привлечь их к ответственности. Это самая сложная и трудоемкая часть работы, когда речь идет о подобного рода нарушениях. Но без серьезных штрафных санкций заставить бизнес, работающий на грани фола, вспомнить об экологии, невозможно. 

Наблюдая за глобальным захламлением берега Онежского озера, невольно задаешься вопросом: а куда все смотрели раньше? Ведь для того чтобы так загадить территорию, требуются годы. Годы, когда на глазах у всего города можно делать что угодно и когда никто даже не пытался задать неудобных вопросов. Показательно, что буквально под боком от бывшего завода «Авангард» расположено здание карельской природоохранной прокуратуры. В рейде представители природоохранной прокуратуры не смогли принять участия из-за очень сильной загруженности…

Антонина Кябелева's picture
Автор:

В прошлом веке защитила кандидатскую диссертацию по философии. Правда, не может философски смотреть на вранье, продажность и  «распил» денежных средств. Эмоциональна, слишком часто говорит то, что думает. Очень любит путешествовать, особенно за границу. После поездок добреет и не столь остро реагирует на язвы общества. Но очень недолго. Мечтает уйти с головой в туризм и обрести душевное равновесие.