11 октября 2016, 12:44
802

Поймать «спрута». Что происходит в сфере государственных закупок

О снегоходах для энергетиков, штрафах для страховщиков и запретах для сетевиков.

В последних числах сентября в Москве прошла «Неделя конкуренции в России» - ежегодное мероприятие Федеральной антимонопольной службы России, в котором принял участие и руководитель карельского УФАС Артур Пряхин. Из Белокаменной он приехал не только с благодарственной грамотой, но и с уверенностью в том, что медицинскому «спруту» не удастся спрятаться в лабиринтах госзакупок.

- Артур Борисович, какие задачи были поставлены в Москве перед руководителями региональных антимонопольных органов?

- В прошлом году Федеральная антимонопольная служба России отметила 25 лет с момента своего создания. Несмотря на сравнительно небольшой срок, ФАС России высоко котируется в международном рейтинге антимонопольных ведомств. Всего в мире существует 150 государственных ведомств, занимающихся защитой конкуренции.

Но в международный рейтинг попали только 38 служб из разных государств, которые уже пережили период своего становления. Россия в этом рейтинге занимает 17-е место, соседствуя с такими странами, как Австрия, Швеция, Норвегия, Финляндия и Италия.

Если говорить о глобальных задачах, стоящих не только перед Россией, но и перед другими странами в области антимонопольной политики, то было выделено две темы – картельные сговоры на рынках различных товаров и услуг, которые зачастую носят трансграничный характер, и крайне неблагополучная ситуация на рынке медицинского оборудования и лекарств. Причем они тесно между собой переплетены.

В последнее время крупные фармацевтические корпорации и производители медоборудования активно внедряются в страны БРИКС (организация основана в 2006 году, в нее вошли Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР. - Прим. автора), привнося те негативные практики, за которые в Европе им давно дали по рукам.

Речь идет о подкупе врачей, дилеров, о сознательном разделе рынков сбыта ради получения максимальной выгоды путем устранения реальной конкуренции.

Анализируя закупочные цены на лекарственные препараты, нетрудно заметить, что в разных регионах страны они порой отличаются в десятки раз. Внешне все выглядит законно – и аукцион проведен, и информация о предполагаемой закупке размещена вовремя. Но на самом деле  это лишь имитация конкурентной борьбы с минимальным снижением цены и отсутствием ожидаемого эффекта по экономии бюджетных средств. Картельные сговоры – хоть и крайне опасная вещь, но, как показывает международный опыт, с ними можно весьма успешно бороться.

- Означает ли это, что руководители региональных антимонопольных ведомств получили сигнал обратить особое внимание на борьбу с картелями, на фармацевтический рынок?

- Безусловно, но эта работа началась еще несколько лет назад, и антимонопольная служба уже провела целый ряд серьезных расследований. Признаки картельных соглашений были обнаружены в трех тысячах открытых аукционах на поставку медоборудования и лекарственных средств, проведенных в России в электронной форме.

Общая сумма контрактов составила порядка 10 миллиардов рублей, а соглашения реализовывались на территории 80 регионов. В ФАС пришли к выводу, что антиконкурентные соглашения распространяются практически на все фармацевтические группы лекарственных препаратов и виды медтехники.

Государственные контракты были заключены по максимально выгодным для компаний ценам, снижение стоимости закупки варьировалось в пределах 0,5-2,5%.  

Одно из таких крупных расследований началось с Карелии. В 2015 году в поле нашего зрения попали четыре фирмы из Москвы и Подмосковья, которые выиграли 38 аукционов на поставку медоборудования и лекарственных препаратов на сумму 85 миллионов рублей. Мы выявили признаки картельного сговора, наложили на фирмы миллионные штрафные санкции, сейчас дела рассматриваются в судах.

Когда мы занимались своим расследованием, то у нас возникли подозрения, что Карелия – лишь небольшой эпизод в деятельности этих компаний.

Мы направили соответствующую информацию в ФАС России. Наши опасения подтвердились. Щупальцы картельного «спрута» с участием уже «знакомых» нам фигурантов специалисты центрального аппарата антимонопольной службы в настоящее время обнаружили практически во всех регионах.

У нас есть «свежие» наработки по этой проблематике. У меня есть основания предполагать, что в Карелии скоро появятся новые дела, связанные с темой картелей, причем не только в медицине, но и в строительной сфере.

- Получается, что при попустительстве органов власти медицинское оборудование и лекарственные препараты покупались по завышенным ценам?

- Мы пока не можем с уверенностью сказать, были ли цены действительно завышены или нет. Это только предположение.  Полагаю, что основания для  таких предположений имеются. На практике, если в такой «договорной» аукцион кто-то все же вклинивался из «посторонних», то цена сразу снижалась на 18-20%. Необходимо разбираться со всеми «антиконкурентными» цепочками, в которые обычно входят производители, официальные дистрибьюторы, поставщики и, к сожалению, похоже, в отдельных случаях и заказчики.

С этим «спрутом» и его производными, нужно разбираться на самом высоком государственном уровне, в тесном взаимодействии с правоохранительными органами, а по отдельным направлениям и с коллегами-антимонопольщиками из других стран. Обычно на конкурентных торгах удается добиться снижения цены на 7-15%. 

Парадоксально, что региональные министерства здравоохранения, где такие фирмы побеждали из раза в раз, никак со своей стороны не реагировали на происходящее.

У нас нет оснований говорить о том, что сотрудники министерств были в сговоре с поставщиками. Но это серьезный повод присмотреться и к работе региональных чиновников.

- Грядут ли какие-то принципиальные изменения антимонопольного законодательства?

- Я на это очень надеюсь. За последние годы в России практически в два раза увеличилось количество государственных и муниципальных предприятий, что не может не настораживать. Понятно, что государственным и муниципальным предприятиям легче получить необоснованные привилегии и преференции, что негативно сказывается на конкурентоспособности бизнеса.

ФАС России настаивает на том, чтобы создание ГУПов и МУПов происходило только по согласованию с антимонопольными органами. Необходимо будет доказать, что данный рынок не является конкурентным или что новое предприятие решает какие-то принципиальные социальные задачи, которые оказались не интересны бизнесу. Наши предложения должны быть рассмотрены в ближайшее время.

Антимонопольная служба давно добивается, чтобы перевести все виды закупок в электронную форму, без вскрытия конвертов «над парами от чайника» и человеческого фактора. Картельные расследования показали, что закупки в электронном виде оставляют очень много «следов», по которым можно оперативно выявлять сомнительные сделки.

В прошлом году ФАС России были переданы полномочия федеральной службы по тарифам. Но это большая отдельная тема, к пониманию и работе по которой мы только приступили.

Следует более внимательно присмотреться, насколько экономически обоснованы затраты компаний, на основании которых формируются тарифы.

Одна небольшая иллюстрация. В ФАС провели сравнительный анализ закупочных цен электросетевых организаций, которые в 2015 году приобретали для работы снегоходы. Получилась весьма интересная картина. Если МРСК Северо-Запада приобрела снегоходы по цене чуть больше 200 тысяч рублей за машину, то для МРСК Северо-Запада "Колэнерго" аналогичная техника обошлась в 1,4 миллиона рублей, то есть в 7 раз дороже. А это все закладывается в тарифы.   

ФАС России выступает за отмену внутри России роуминга сотовых операторов. То, что это технически невозможно, - сказки опытных лоббистов.     

С 15 июля 2016 года вступили в силу изменения закона об основах торговой деятельности, которые внесли серьезные коррективы в работу крупных торговых сетей. Не секрет, что многие производители давно жаловались на систему бонусов, когда сети пытались брать дополнительную плату за так называемое вхождение на торговые площади, изменение ассортимента, рекламу, продвижение товара. Теперь сумма всех этих бонусов не может превышать 5% от стоимости товара.

Ужесточение требований к сетевикам должно поддержать производителей продовольственных товаров, замедлить рост цен и как-то дисциплинировать торговые сети, которые зачастую тормозят конкуренцию, отдавая предпочтение одним производителям в ущерб другим. Выбирать должен покупатель, а не торговые менеджеры, которые за свой выбор хотят получить дополнительные дивиденды.

Я бы хотел призвать предпринимателей, столкнувшихся с незаконными требованиями торговых сетей, обращаться в антимонопольную службу.

Если все будут тихо сидеть и молчать, то нам сложно будет бороться с попытками заменить реальную конкуренцию услугами, так сказать, за отдельную плату.      

- Были ли дела, которые вас удивили?

-  Да. Чего стоит история с муниципальным предприятием «Петрозаводская паспортная служба». Около 20 лет в столице Карелии с граждан, как теперь выяснилось незаконно, взимали плату за регистрацию по месту жительства. Ситуация удивила не только сотрудников нашего управления, но и коллег из других регионов. Нам не удалось найти в стране аналогичных дел. Это чисто петрозаводское «ноу-хау».

Началась история с обращения гражданина, который приехал из Кондопоги и столкнулся с тем, что с него хотят взять деньги за регистрацию. Он оказался человеком юридически подкованным. Раз государство установило обязанность граждан регистрироваться и сниматься с учета по месту жительства, то эта услуга должна быть бесплатной – так гласит закон. Мы вынесли решение в его пользу, суд поддержал нашу позицию. Насколько я знаю, сейчас паспортная служба денег с граждан не требует.

Маленькая местная «монополия» прекратила свое существование. Кстати, если сохранились квитанции, то граждане могут, обратившись в суд, вернуть свои деньги. Правда, надо помнить, что срок исковой давности по таким делам составляет три года.

- В последнее время недовольство граждан все чаще вызывают страховые компании, которые навязывают дополнительные услуги. Есть успехи на этот поприще?

- Одна крупная компания уже заплатила штраф в 650 тысяч рублей за навязывание дополнительных услуг. Сейчас у нас возбуждено еще одно любопытное дело, связанное со страхованием. Суть его очень простая.

Страховая компания, заключив с одним из предпринимателей договор на проведение техосмотра автотранспорта своих клиентов,  брала с людей деньги и за ОСАГО, и за сам техосмотр, при этом выдавала полис без его фактического  прохождения и при отсутствии диагностической карты.

Не исключено, что при реализации данной схемы было нарушено не только антимонопольное законодательство. Но это дело пока у нас в работе и окончательные выводы по нему делать ещё рано.        

- Как, с вашей точки зрения, должен завершиться спор, связанный с конкурсом на право осуществления автобусных перевозок, который был проведен с грубыми нарушениями антимонопольного законодательства?

- Суд в этом споре нас поддержал. Сейчас на основании нашего решения местные автоперевозчики добиваются в арбитражном суде отмены результатов конкурса. Мы согласны с данной позицией, так как при его проведении имело место ограничение конкуренции. Многочисленные жалобы из районов, где люди фактически остались без нормального автобусного сообщения, лишний раз подтверждают, что антимонопольное законодательство в первую очередь защищает интересы обычных граждан.

Я далек от мысли, что необходимо возвращаться к старой схеме автобусных перевозок, которая тоже была не идеальна. Необходимо садиться за стол переговоров представителям органов муниципальной власти, профессиональных объединений автоперевозчиков, руководителям республиканского  госкомитета по транспорту и вырабатывать экономически обоснованную и, главное - удобную для людей схему автобусного сообщения.

После чего – готовить, объявлять и проводить новый честный, прозрачный и справедливый конкурс, в условиях которого будут отсутствовать какие бы то ни было признаки ограничения конкуренции.

- Есть сфера, до которой у вас еще руки не дошли?

- Совершено непроработанная тема – это наружная реклама. В Петрозаводске, а я подозреваю, что и в других карельских городах, нет утвержденной схемы размещения рекламных конструкций. Кто и как распределяет сегодня рекламные площади, кому принадлежат рекламные конструкции, абсолютно непонятно. А в мутной воде, как известно, ловить рыбу удобнее.

Мы не раз обращались в городскую администрацию, но там тянут время. А между тем распределение мест для размещения наружной рекламы на торгах – это прекрасный источник пополнения городской казны. Пожалуй, стоит присмотреться и к баннерам, которые красуются вдоль автомобильных трасс. В целом рынок наружной рекламы, наведение на нем цивилизованного порядка – непаханое поле работы и для нас, антимонопольщиков, и для органов власти различного уровня.

- Артур Борисович, очевидно, что решения карельского УФАС раздражают очень многих. На вас пытались оказать давление?

- Если честно, то нет. Давления я не ощущал, попытки переубедить меня и моих коллег, конечно, случаются довольно часто. Это нормальный состязательный процесс. Окончательную точку в дискуссиях обычно ставит суд. Карельское управление выигрывает 80% дел. Так что у наших оппонентов тоже есть возможность отстоять свою позицию.

В федеральном рейтинге карельское УФАС с 72-го места в 2013 году поднялось на 15-е в прошлом году. В 2015 году это был лучший показатель на Северо-Западе.                                                                     

Такова уж специфика работы конкурентного ведомства, что наши решения зачастую не устраивают наших оппонентов. Но наша основная задача состоит не в том, чтобы понравиться. Мы защищаем и развиваем конкуренцию, а значит, способствуем развитию экономики и повышению благополучия наших граждан.

Антонина Кябелева's picture
Автор:

В прошлом веке защитила кандидатскую диссертацию по философии. Правда, не может философски смотреть на вранье, продажность и  «распил» денежных средств. Эмоциональна, слишком часто говорит то, что думает. Очень любит путешествовать, особенно за границу. После поездок добреет и не столь остро реагирует на язвы общества. Но очень недолго. Мечтает уйти с головой в туризм и обрести душевное равновесие.