23 января 2018, 14:06
1076

Под знаком реставрации. Как возрождают два известных собора в Кеми

Кемляне волнуются, не станет ли начало реставрации концом жизни памятников.
Автор:  Редакция

В 2017 году в Кеми начались реставрационные работы на двух самых известных храмах, памятниках архитектуры — Благовещенском и Успенском соборах.

Средства на реставрацию Благовещенского храма, как говорят в городе, выделила «Роснефть». Ведет работы ООО ПГС II. И сегодня есть возможность понять, насколько далеко продвинулись реставраторы. Кемляне надеются, что с реставрацией этого собора все будет нормально.

Таким был Благовещенский собор совсем недавно, а так он выглядит сейчас.

 

А вот деревянный Успенский собор реставрирует компания «Готланд» из Санкт-Петербурга. Судя по сведениям на информационном щите, 31 октября 2017 года работы на объекте должны были завершиться. Однако в первые дни 2018 года основная строительная площадка выглядела заброшенной.

 

Упомянутая на информационном щите в качестве подрядчика архангельская Поморская плотницкая школа еще в сентябре покинула Кемь.

Сроки сорваны

Неужели сроки реставрации столь существенно сдвинулись из-за раскопок археологов (в ходе разборки собора были обнаружены захоронения Средних веков)? Но, как объясняли тогда ученые из Санкт-Петербурга, они старались выполнить свою работу в максимально короткие сроки и копали так, чтобы проще было залить фундамент. Чтобы выяснить настоящее положение дел и перспективы, я обратилась с запросом в Государственный комитет Республики Карелия по охране объектов культурного наследия.

Работы по реставрации Успенского собора продолжаются в рамках заключенного в 2016 году государственного контракта, исполнитель по-прежнему ООО «Готланд», Санкт-Петербург, — сообщила председатель комитета Светлана Куспак. — Несмотря на то что предусмотренные контрактом сроки окончания работ были сорваны по ряду причин, работы продолжатся до полного исполнения контракта в 2018 году — такова позиция Минкультуры России и государственного заказчика ФГКУ «Северо-Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации». В дальнейшем планируются работы по реставрации часовни, воссозданию иконостаса, благоустройству территории — но к этим мероприятиям возможно будет приступить только после завершения основного объема реставрационных работ.

Она добавила, что в октябре на основной площадке удалось выполнить устройство фундамента. 55 кубометров бетона пришлось возить из Сегежи. Однако уже в декабре после инструментальной проверки выяснилось, что в условиях низкой температуры бетон не набрал нормативную прочность, и реставраторам пришлось устраивать укрытие-тепляк и «догревать» фундамент до расчетных параметров. Повторные замеры показали, что сейчас фундамент уже готов принять нагрузку от сруба.

Пока на основной площадке делали фунамент, на удаленной плотники занимались подготовкой уже отреставрированной части сруба к перевозке на историческое место.

Бревна необходимо заново промаркировать, разобрать сруб, поэтапно перевезти на старое место и собрать уже на фундаменте. От точности этих работ зависит их дальнейшее качество, поэтому все проверяется и перепроверяется на месте. Одновременно на удаленной площадке продолжается восстановление вышележащей части сруба, которая также будет потом разбираться и перевозиться на место восстановления собора. Таким образом, реставрационные работы будут вестись одновременно на двух площадках, — заверила Светлана Олеговна.

Храм на удаленной площадке

Я отправилась на место, где готовят к переезду Успенский собор, на так называемую «удаленную площадку», находящуюся в труднодоступном месте за городом. После того как ее покинули архангельские мастера, здесь появились плотники из Пскова и Санкт-Петербурга, сотрудничающие с компанией «Готланд». К концу октября бригада закончила собирать основной сруб храма — четверики, и планировала перевезти их после разборки на основную площадку, и даже успела доставить на Лепостров часть бревен, но потом эта работа приостановилась.

3 января разборка отреставрированного нижнего сруба была полностью завершена. Плотник-реставратор Дмитрий Матвеев показывает:

Это окладной венец под Успенский алтарь; он будет стоять на фундаменте из камней. Это — верхние венцы от трапезной, притворов и алтарных частей… Одновременно мастера собирают восьмерики. Они, конечно, не так пострадали от времени, как, скажем, Зосимо-Савватиевский придел 1714 года постройки , где основные несущие конструкции, несмотря на то что были заменены несколько лет назад, все равно требуют протезирования.

 

Оцененные по достоинству, но ненужные

Успенский собор для Кеми и кемлян — не просто памятник архитектуры, его достопримечательность, это душа северного города. Вообще, столица поморского края издавна славилась обилием церквей — только в устье реки Кеми их было пять. Церкви отличались богатым убранством. Уникальный иконостас Успенского собора отметил известный русский поэт и журналист Константин Случевский, сопровождавший великого князя Владимира Александровича Романова в поездке по северу России. Он же дословно передал пожелание, с которым высокий гость обратился к начальнику губернии: «...чтобы древность этого собора, в случае если бы она оказалась ненужною и неоцененною по достоинству, была бы доставлена в музей христианских ценностей при Академии художеств».

Но кемляне свой собор никому не отдали, и он как стоял над Морским порогом, так и оставался там до самой нынешней реставрации.

В советские годы Успенский собор и Благовещенский собор (под Морским порогом) гордо высились над городом. Но это была скорее гордость в нищете: храмы находились в разрухе и разорении. Помню чувство жгучего стыда, когда случай столкнул меня со всемирно известным архитектурным фотографом Ричардом Дэвисом. Показав на развалины Благовещенского собора, он спросил: "Что это?" Дэвис выглядел сердитым. Он поинтересовался останками старой тюрьмы и, узнав, что ее не так давно снесли, удивился: «Зачем?» В самом деле, зачем было сносить тюрьму, где в годы репрессий томились сотни безвинных жертв? Логику местечковых вождей постичь невозможно. Теперь на том месте, где, по некоторым сведениям, пенитенциарные учреждения были еще со времен Ивана Грозного, разбит огород и построена дачка.

Ричард Дэвис — истинный ценитель деревянного зодчества. Он объездил весь Русский Север, добрался в самые глухие его углы, где сохранились деревянные церкви. С горечью писал о том, что подходы к храмам пространственно засорены и больших трудов стоит сделать хороший снимок. Отыскав в коллекции мастера сделанную в Кеми фотографию Успенского собора, я убедилась, что с пространственной засоренностью у нас, как у прочих, «всё хорошо».

Понятно, что жителям города, коренным и тем, кто душой полюбил Север, хочется, чтобы прекрасные кемские соборы по-прежнему устремляли свои главы ввысь, а с ними и мы.

Особое притяжение

Вообще, Успенский собор обладает удивительным притяжением. Вот и кемлянин Евгений Новиков принимал участие в раскатке собора, трудился рядом с плотниками Поморской плотницкой школы. Уходил, даже уезжал из Кеми, но все равно вернулся в ряды реставраторов. Его брат-близнец тоже здесь. Ребята в основном заняты на вспомогательных работах, например, набело циклюют бревна после окорки. Бригадир Сергей Волков хвалит близнецов:

Ребята очень ответственные. Раньше всех приходят на работу.

 

Реставрация собора сегодня в сроки не укладывается, но такие остановки в пути, как изыскания археологов, оправданны. Это не только шанс открыть неизвестные страницы в истории Кеми и ее главного храма, но и повод углубиться в историю Карельского Поморья. Лишь бы восстановлению святыни не помешала в очередной раз чья-то нерасторопность — кран не приехал, лес не привезли, деньги не перечислили. В ближайшие дни нижний сруб должны перевезти на его законное место. Будем надеяться, что работа закипит. Успенский собор начнет отсчитывать свое очередное 300-летие.

Плотники работают  по старым технологиям.

 

Вероника Федотова,
член Союза журналистов России

Фото автора