17 июля 2017, 09:00
729

«Муниципальный фильтр» засорился при первом же применении

Добавил ли он нам, избирателям, уважения к выборному процессу и желания идти голосовать?

На прошлой неделе стало известно, что выдвинутая на должность главы Карелии Ирина Петеляева («Справедливая Россия») собрала необходимое количество подписей депутатов муниципальных образований для регистрации в качестве кандидата. Позднее эта информация была подтверждена самой Ириной Владимировной. При этом они подчеркнула, что собрала подписи самостоятельно.

Давайте поговорим об этом вот «самостоятельно».

Впервые в Карелии сегодня применяется тот самый «муниципальный фильтр», законодательное введение которого пару лет назад вызвало столько споров. Суть этой избирательной технологии, получившей силу федерального закона, в том, что условием регистрации кандидата на должность губернатора стала его способность собрать в свою поддержку некоторое число подписей депутатов советов муниципального уровня. Введение этой нормы было связано с возвращением выборности губернаторов. Правящие элиты таким образом пытались облегчить себе задачу самовоспроизводства во власти.

Понятно, что разрозненные и малочисленные, не имеющие представительства на муниципальном уровне оппозиционные партии пытались противостоять введению нормы и жестко критиковали ее. Понятно, что основным «двигателем прогресса» выступала «Единая Россия», которая сама родила эту норму на уровне законопроекта и всячески способствовала ее превращению в федеральный закон. Добивали ситуацию региональные силы «Единой России». Федералы в рамках закона все-таки заложили некоторый «люфт», установив максимальную планку необходимого числа подписей муниципалов в 7 процентов от общего числа депутатов муниципальных образований на конкретной территории. Теоретически местные едроссы могли установить эту планку, например, на 4 процентах. Но, конечно, представители партии власти постарались обеспечить своим кандидатам максимальные преференции на выборах и практически во всех регионах, в том числе и в Карелии, установили планку на максимально возможном уровне.

Логику «Единой России» можно понять: она тогда рассматривала «муниципальный фильтр» исключительно как благо для себя. Ведь она имела устойчивое послушное большинство во всех выборных органах – от Госдумы до совета сельского поселения. Кроме того, в руках партии власти – весь административный ресурс, позволяющий при необходимости оказать давление, купить или запугать любого муниципального депутата, который вздумал бы попытаться отдать свою подпись не за того кандидата, на которого ему укажут. Введя «муниципальный фильтр», власть успокоилась, решив, что избавила себя от всех проблем и неожиданностей на губернаторских выборах.

Но жизнь иногда делает удивительные повороты. Избирательная кампания 2016 года стала, казалось бы, триумфальной для «Единой России». Партия получила конституционное большинство в Госдуме и во многих региональных парламентах, в том числе в Законодательном собрании Карелии. Результат 98,8 процента проголосовавших за «Единую Россию» в некоторых регионах уже перестал удивлять общество. Фактически выборы 2016 года установили тотальную политическую монополию «Единой России» в стране, и теперь все вопросы, в том числе изменение Конституции, партия может решать самостоятельно, даже не советуясь с другими политическим силами.

Однако возникли и некоторые «НО». В первую очередь это явка избирателей на участки для голосования. Неуклонно снижаясь все последние десятилетия, она достигла рекордно низких показателей. Настолько низких, что появляются обоснованные сомнения в легитимности выбранной таким образом власти. Неизбежно возникли и будут возникать вопросы: кого представляет депутат, если за него проголосовали всего несколько процентов населения, проживающего на территории? И если на легитимность депутатов, по большому счету, всем наплевать, то вот с губернаторскими, и тем более президентскими, выборами все немного иначе. Кому нужен губернатор, пользующийся поддержкой 15 процентов населения? И уж не спрашиваю, может ли НАШ президент победить на выборах, на которые явится треть избирателей? Радостна ли будет такая победа? И что об этом скажут наши «партнеры»?..

Поэтому в определенный момент вместо процента проголосовавших за «Единую Россию» на первый план выходит требование явки. Сентябрь 2017 года – это последняя «репетиция» президентских выборов. Регионам поставлена задача обеспечить достойную явку. Впрочем, как ее обеспечить, не знают и в федеральном центре. Для того чтобы народ пошел на выборы, нужна хоть какая-то, хоть минимальная интрига. Люди должны чувствовать, что от их голоса хоть что-то зависит. Всем надоело выбирать, заранее зная, кто будет выбран. Всем скучны президентские выборы, на которых Путину снова будут противостоять «три богатыря» - Жириновский, Зюганов и Миронов.

Понятно, что и наших карельских деятелей едва ли устраивает ситуация, если в ходе выборов Парфенчиков победит Тараканова при 20-процентной явке избирателей. Ценность такой «победы» в глазах общества будет крайне низка, и авторитета Парфенчикову она не прибавит. Нужно изобразить альтернативность выборов, реальную конкурентность. Нужно сделать приход на избирательные участки хоть сколько-нибудь интересным для избирателей.

И вот тут власть, словно хвост скорпиона, достала «муниципальный фильтр». Уже задолго до губернаторских выборов стало ясно, что в Карелии, кроме «Единой России», установленный муниципальный фильтр едва-едва сможет преодолеть «Справедливая Россия». И то  лишь в том случае, если власть не будет активно этому противодействовать. У остальных партий – как говорится, без вариантов. Осознав это, власть, может быть, в первый раз поняла, что перестаралась с этим фильтром. Это смешно, но власти пришлось самой «преодолевать» этот чертов фильтр практически за всех основных кандидатов.

Сначала в районы из администрации главы Карелии поступила разнарядка: сколько депутатов райсовета какому кандидату должны отдать свои подписи. У депутатов, конечно, никто не спросил, приятна ли им такая обязаловка. И вот истовые члены «Единой России» в порядке «партийной дисциплины» стали отдавать свои подписи за представителей партий-конкурентов. Это песня.

Дальше – больше. Власть вскоре убедилась, что одной разнарядкой дело с места не сдвинешь. Хотя бы уже потому, что каждая подпись должна быть в соответствии с законом нотариально заверена. Когда этот закон обсуждался в карельском парламенте, оппозиция пыталась обратить внимание партии власти на то, что у нас в районах практически нет нотариусов. Социально-экономическая ситуация в районах такова, что нотариусам там не выжить. Не послушали. И вот власть, как говорится, напоролась на то, за что боролась. Огляделись и убедились: нотариусов в районах действительно нет! Заставить районных депутатов еще и ехать в Петрозаводск, чтобы нотариально заверить свою подпись, – задача почти не исполнимая.

Поэтому чиновники администрации, по сути, в ручном режиме собирали и заверяли эти подписи. И ведь собрали-таки! Собрали и «Родине», и коммунистам, и ЛДПР, и все остальным дружными рядами шагающим на выборы. Петеляевой не мешали: пусть крутится сама. А всем остальным «непримиримым оппозиционерам» в один прекрасный день позвонили из администрации: мол, ваши подписи готовы, лежат у нас – придите, получите… Ну, те пришли, получили. Теперь можно дальше изображать «борьбу с режимом».

Какое слово более всего подходит к ситуации? Фарс? Профанация? Жульничество?.. Не знаю. Слово подберите сами. Только не называйте это «конкуренцией» или «честными выборами».

Кроме Петеляевой, в этом отказалась участвовать только Слабунова («Яблоко»). Отчетливо понимая, что самостоятельно нужного числа подписей «Яблоку» не собрать, а пользоваться «услугами» власти в таком деле неприлично, партия пришла к решению не участвовать в выборах главы республики. Решение катастрофическое для партии, но хотя бы последовательное.

Итак, посчитаем итог. Что дал нам «муниципальный фильтр»?

Исполнил ли он ту «предохранительно-защитную» функцию, ради которой создавался «Единой Россией»? Нет. Наоборот, принес своим создателям новые проблемы.

Поспособствовал ли он улучшению качества отбора кандидатов и улучшению качества самих кандидатов? Нет. Кандидаты, прямо скажем, ровно те же, что были бы и без «муниципального фильтра». Только выдвижение для них не было бы связано с таким унижением в глазах избирателей.

Добавил ли он честности и прозрачности избирательному процессу? Нет. Наоборот, вынудил власть производить какие-то странные действия втайне от избирателей.

Добавил ли он нам, избирателям, уважения к выборному процессу и желания идти голосовать?  Лично мне – нет. Каждый волен ответить за себя.

Максим Тихонов's picture
Автор:

Журналист, блогер, редактор. Более 30 лет в профессии. За это время убедился многократно: у человека есть только один способ защитить себя от лжи и манипуляций — осведомленность. Своих читателей я пытаюсь заставить думать, анализировать, сопоставлять. Хотя, увы, все реже встречаю людей, которые, вообще, хоть что-то читают...