23 августа 2017, 09:00
1486

Медвежьегорский молокозавод: песня ШПЕТА? 

Коровы вконец отощали, люди почти разуверились, поля напрочь заросли борщевиком. 

7 августа 2017 года Арбитражный суд Карелии ввел на ООО «Медвежьегорский молокозавод» процедуру конкурсного производства. Это последняя стадия банкротства, означающая, что все варианты исчерпаны и активы предприятия готовятся к продаже. Журналист портала «Петрозаводск говорит» побывал на предприятии, которое с катастрофической скоростью идет ко дну. Есть ли у молокозавода шансы на благополучный исход или теперь ему может помочь только чудо? 

В чем «Сила Инвеста»? 

Судьба Медвежьегорского молокозавода — одна из самых трагических страниц в истории сельского хозяйства Карелии последних лет.

Стабильно работающее предприятие некий "инвестор" (компания «Белоусов групп», перевоплотившаяся затем в кооператив «Семейный капитал») ухитрился довести до ручки в рекордно сжатые сроки.

За каких-то три года молокозавод превратился в зону экономического бедствия, куда без устали ездят представители правоохранительных структур, чиновники, руководители республики, профсоюзные лидеры, журналисты. Правда, заметных результатов от многочисленных визитеров пока немного. 

Большинство работников завода взирают на очередных гостей с какой-то безразличной отрешенностью, уже не веря ни словам, ни обещаниям, ни позитивным прогнозам. Они сомневаются, что после продажи завода с ними смогут рассчитаться. Людей понять несложно. У многих долги по зарплате составляют от 8 месяцев до года, а дома ждут дети, которым сложно объяснить, почему родители вынуждены считать каждую копейку.

21 августа с работниками медвежьегорского молокозавода встретилась председатель КРО профсоюза работников агропромышленного комплекса Виктория Шарапова.

На заводе осталось работать 176 человек. Это в два раза меньше, чем год назад. Людям раздают официальные предупреждения о ликвидации предприятия. Долги предприятия приближаются к отметке в 100 миллионов рублей.      

- Мы уведомили центр занятости о предстоящей ликвидации. Все прекрасно понимают, что 170 человек устроиться на работу в Медвежьегорске будет не реально. Работы в городе нет. Завод работает по минимуму. Выпускает кефир, молоко, творог, масло, - сказала руководитель профсоюзной организации молокозавода Лариса Губкина.

Лариса Губкина

Слабеющие с каждым днем надежды сотрудники предприятия связывали с залогодержателем — питерской фирмой «Сила Инвеста», которая выкупила долги завода перед «Витабанком» в размере 52 миллионов рублей. ООО «Сила Инвеста» фактически является кредитором, имеющим в качестве залога имущество предприятия. Судя по открытым данным, компания с уставным капиталом в 50 тысяч рублей занимается консультированием по вопросам коммерческой деятельности и управления, а в качестве дополнительной деятельности занимается техническими испытаниями, анализами и сертификацией. В общем, к молочному производству отношение имеет весьма отдаленное. 

На военном положении

На заводе рассказали, что недавно представители ООО «Сила Инвеста» в очередной раз побывали в Медвежьегорске, но ограничились только беседой с конкурсным управляющим Федором Шпетом, после чего быстро ретировались. На предприятии, где люди уже «обожглись» о красивые речи основателей «Семейного капитала», сомневаются, что «Сила Инвеста» им поможет. Тем более что от накопленных долгов по зарплате залогодержатели всячески открещиваются. После их отъезда Шпет сказал: 

Объявляю военное положение!

Это означает, что на предприятии решено мобилизовать все оставшиеся ресурсы, чтобы дотянуть до торгов, когда окончательно решится судьба медвежьегорского завода.   

Сотрудники молочного цеха

В молочном цехе осталось всего 11 человек. Несколько лет назад здесь трудились в три смены. Люди рассказали, что текущую зарплату им с апреля пытаются платить, но сейчас опять начались задержки. За июль зарплату работники еще не видели, даже в качестве аванса.  

- Обстановка непонятная, мы не знаем, когда долги по зарплате погасят. Нам хотя бы текущую платят, а остальные сидят девять месяцев без зарплаты. По суду приходит по 200 рублей в месяц. На это разве можно прожить, - люди перебивали друг друга.

Работники рассказали, что молокозавод находится в крайне тяжелом техническом состоянии, предприятие за последние несколько лет основательно запустили, даже поддерживающего ремонта никто не делал. 

Нам бы руководителей грамотных, чтобы не просили из творога делать молоко. От медвежьегорского завода остался пустой звук, мне теперь стыдно говорить, что я здесь работаю, из-за качества продукции,  

- заметила женщина, представившаяся Жанной.

От визита представителей компании «Сила Инвеста» у людей осталось двойственное чувство. 

- Все красиво говорят. Так же как и Белоусов красиво говорил, - не верят сотрудники завода.

Они прекрасно понимают, что для того чтобы сделать завод рентабельным, в него нужно вложить огромные средства. 

Виктория Шарапова

Виктория Шарапова, директор ОАО «Племпредприятие «Карельское» считает, что банкротство Медвежьегорского молокозавода потянет за собой и племенное хозяйство. 

- Мы занимаемся реализацией спермы быков. Наше предприятие тоже испытывает трудности. Молокозавод у нас ежемесячно покупал сперму на 100 тысяч рублей. Сейчас мы недополучаем средства. Пряжинский совхоз тоже перестал с нами работать. В ноябре у нас может возникнуть ситуация, когда нечем будет зарплату платить. Сельское хозяйство настолько взаимосвязано, что закрытие одного производства означает серьезные проблемы для другого, - сказала Шарапова.

Ниже нулевой отметки

- Это на самом деле ужас. Я в шоковом состоянии, - так оценил ситуацию на предприятии Федор Шпет.

Задача арбитражного управляющего — сформировать конкурсную массу. Сегодня у завода порядка 30 кредиторов, а общая сумма задолженности перевалит, по оценке управляющего, за 95 миллионов рублей. Основной кредитор — ООО «Сила Инвеста». Правда, Шпет уже не уверен, сохранилось ли у залогодержателя желание развивать молочное производство в Медвежьегорске. 

Хватит ли денег на погашение долгов по зарплате? 

На это денег хватит однозначно. С людьми точно удастся рассчитаться. На сегодня я говорю об этом со стопроцентной уверенностью. По людям будет расчет в первую очередь, потому что это приоритетная статья,

- сказал конкурсный управляющий.    
      
По его прогнозам, первые серьезные поступления по зарплате можно ждать к концу октября. 

Федор Шпет не скрывает, что завод требует серьезной модернизации. По его словам, правоохранительные структуры еще должны дать оценку действиям предыдущей команды, которая приобретала оборудование и технику по явно завышенным ценам. 

К концу 2017 года, по прогнозам конкурсного управляющего, судьба Медвежьегорского завода будет окончательно решена. Очевидно, что собственность предприятия уйдет с молотка — других вариантов нет. Но пока не ясно, похоронят торги молокозавод или у него остается шанс выжить. Судя по ситуации, если такой шанс и есть, то он минимальный. 

Страшная картина ждала нас в деревне Лумбуши, где расположена ферма завода. Коровы встретили голодным воем. Несмотря на то что их регулярно потчуют зеленой массой, этого явно не хватает. На приобретение комбикормов на ферме денег нет. Красноречивее всего о рационе свидетельствуют кости, уродливо выпирающие словно маленькие горбики на согнутых спинах животных. Виктория Шарапова отказалась заходить в коровник. Она не может без боли смотреть, во что превратилось элитное племенное стадо айрширской породы. 

Для Федора Шпета то, с чем он столкнулся на ферме, тоже стало психологическим испытанием: 

Работники фермы — заложники ситуации. Молодые девчонки работают, работают практически бесплатно, говорят, что не бросят животных, пока их самих не вынесут с фермы.

На ферме осталось около 20 работников, несколько лет назад здесь трудилось 100 человек. Наталья работает на ферме 11 лет. По ее словам, людям просто некуда деваться — ферма для деревни практически единственное место работы. 

- Если бы не было проблем с работой, то на ферме большинства людей уже давно бы не было. Кто мог что-то найти, тот давно уже ушел, - сказала она.

Сегодня главная задача — сохранить стадо. Животные ни в чем не виноваты, - эта фраза то и дело всплывала во время нашей беседы. 

- Надежда у нас есть всегда, только ею и живем, - улыбнулась Наталья.

Прямая спина, гордая осанка, глаза — словно маленькие прожекторы, излучающие оптимизм и уверенность в том, что по-другому нельзя. Молодая женщина напоминала стойкого оловянного солдатика на передовой какой-то странной, необъявленной войны, исход которой очевиден. А у меня перед глазами вставали кадры одного из заседаний карельского парламента, на котором министр сельского хозяйства расхваливал чудесного инвестора Игоря Белоусова, который вот-вот поднимет сельское хозяйство с колен, если ему продать еще парочку карельских совхозов. Большая удача, что этого сделать просто не успели. 

Поля в деревне Лумбуши покрыты трехметровыми зарослями борщевика. Ядовитые растения уже перекинулись на территорию фермы, захватив пока только маленький кусочек двора около здания. Бороться с борщевиком крайне тяжело, он необычайно живуч, мгновенно захватывает большие территории и ужасно ядовит. Целые научные институты занимаются проблемой искоренения этого растения. Но, похоже, бороться с борщевиком все же проще, чем с непрофессионализмом и безответственностью российского чиновничества, которое из-за страха, ради наживы или просто по привычке каждый день крадет у нас право на нормальную жизнь.              
           

Антонина Кябелева's picture
Автор:

В прошлом веке защитила кандидатскую диссертацию по философии. Правда, не может философски смотреть на вранье, продажность и  «распил» денежных средств. Эмоциональна, слишком часто говорит то, что думает. Очень любит путешествовать, особенно за границу. После поездок добреет и не столь остро реагирует на язвы общества. Но очень недолго. Мечтает уйти с головой в туризм и обрести душевное равновесие.