25 июля 2017, 09:00
1053

Халява кончилась. Непрофессионалы рушат рынок гостевого туризма

Туристы перестали бронировать их жилье. Что произошло с этим направлением турбизнеса, и как его развивать?

Июль. Самый разгар сезона. Однако золотой и всегда денежный месяц не радует владельцев частного жилья в карельских деревнях и на их окраинах. Десятки, если не сотни гостевых домов пустуют. Турбазы наполнены едва ли наполовину. Не помогает даже снижение цены.

На фоне недавних разговоров обновленного правительства Карелии о необходимости вывода бизнеса гостевых домов из тени такая тенденция, мягко говоря, портит картину. По разным данным, в Карелии в этой сфере вращаются сотни миллионов неучтенных рублей. Однако может так оказаться, что выводить из тени будет нечего. Дома есть, а вот бизнеса, который они формировали еще в прошлом году, практически нет.

В чем причина масштабного падения интереса туристов к Карелии? Есть ли вообще такое падение? Что сегодня представляет собой рынок гостевых домов республики? Кто на нем работает и каковы перспективы развития этого направления?

На эти вопросы попытался ответить директор туристической компании «Золотое кольцо Карелии» Виталий Тараканов. Одно из направлений работы этой турфирмы – услуги по размещению туристов в гостевых домах нашей республики, а потому с ситуацией на рынке в компании знают прекрасно.

– Виталий, действительно спрос на гостевые дома в Карелии в 2017 году значительно упал?

– Падение произошло значительное, но я бы не стал говорить о полном обвале рынка. Тем более не стал бы говорить о катастрофе. Речь скорее идет об его переформатировании, об изменении его структуры. Этим направлением мы занимаемся давно, а потому можем описать всю картину с 2010 года. Именно тогда, кстати, и начался небывалый спрос на Карелию.

– Но ведь тогда как раз свирепствовал кризис 2008 года…

– …Который наших граждан задел несильно. Деньги у людей в больших городах были. Многие туристы, особенно из Москвы и Петербурга, были готовы платить большие суммы за отдых в Карелии. Скажу больше: многие вообще не считали денег. Могли легко отдать за месяц проживания в доме треть, а то и половину его стоимости. На Карелию работала и жара в Москве. В 2010 году в Подмосковье, если помните, были большие пожары. Москвичи бежали от них в Карелию, причем за любые деньги.

– Карелия встречала их достойно?

– На тот момент она оказалась не готова к такому ажиотажу. Спрос значительно превышал предложение. В 2011 году в Карелии не было ни одного сайта, где бы можно было найти варианты аренды жилья. Самого жилья, по сути, не было. Жалкие полсотни домов на всю республику. В итоге цены на имеющиеся домики выросли в разы, их бронировали не то что за месяц, а даже за год. Отдых в Карелии стал безумно дорогим. Многие предприимчивые жители республики тогда поняли, что москвичи готовы платить очень много, что можно ничего не делать и зарабатывать кучу денег. Именно с 2011 по 2016 годы дома стали расти в геометрической прогрессии. Если в начале этого пути, повторюсь, их были десятки, то к 2016 году уже сотни. Сейчас, по нашим данным, в Карелии порядка 1200 предложений по размещению. За несколько лет произошло стремительное перенасыщение рынка.

– Которое должно было удовлетворить спрос и снизить цены…

– А вот и нет. Спрос действительно отчасти был удовлетворен. А вот  ценовая политика осталась прежней, пятилетней давности – то есть дорого, очень дорого. При этом никакого экономического обоснования такой цены не было. Тупо строим дом и сдаем его за 8–10 тысяч рублей в сутки. Из чего складывался такой тариф? Ни из чего, с потолка! И восемь тысяч – это еще средний вариант.

– С другой стороны, это же мощное развитие туризма. Не было домов, и вот их уже сотни. Разве это плохо?

– В том-то и дело, что ни о каком развитии туризма речь не идет. Аренда жилья – вот то, что представлял, да и сейчас в большей части представляет собой этот рынок. За эти годы туризму как направлению бизнеса учились единицы. Остальные просто получали деньги за аренду. Люди просто сдавали дома и никаких услуг не предлагали. А сейчас этого вдруг стало недостаточно.

– Но ведь можно было предвидеть такое развитие?

– Конечно. Законы рынка в этой отрасли, к счастью, работают. И мы такое развитие предвидели. Еще в 2016 году у нас произошло падение продаж примерно на 20 процентов. Вроде бы немного. Но мы понимали, что рынок рухнет. Причина на поверхности: слишком много вариантов размещения, при этом цены никто снижать не хотел, учиться туризму тоже. Никто не хотел заниматься бизнесом, экономикой, никто не хотел анализировать, быть гибким, никто не хотел развиваться и предлагать что-то новое, все хотели просто получать деньги за сдачу дома в аренду, как это было пять лет назад. И это все называлось как бы туризмом. Но время изменилось. Еще в январе-феврале многие такие бизнесмены думали, что сдадут по старинке на все предстоящее лето свои дома. Цены не меняли, скидки не предлагали, услуги тоже. Сейчас многие из этих домов пустуют.

– А закрытие Турции, Египта, доступность Крыма могли иметь отношение к такому падению?

– Я считаю, что никакого. Карелию не меняют на Крым. Это разные виды отдыха, разные весовые категории, если хотите. Главный конкурент Карелии – Финляндия. Там похожие цены, но с учетом необходимости оформлять зеленую карту, с учетом высоких цен на еду и бензин, в итоге получается дороже. Но там, извините, десять тысяч зарегистрированных гостевых домов, а у нас 500–600 легальных и столько же нелегальных.

– То есть причина падения в том, что упали доходы населения, золотые денежные потоки из Москвы прекратились, и домов стало очень много?

– Я бы даже не делал акцент на падении доходов. Конечно, оно произошло, и тех золотых потоков из Москвы уже нет. Однако главная причина не в этом. Интерес в Карелии меньше не стал, к нам едет не меньше людей, чем было прежде. Туристов в общем объеме стало даже больше. Но, повторюсь, сильно раздулся сам рынок гостевых домов. И турист стал более требователен. Он уже хочет услуги, а не просто проживание. А еще ему нужно гостеприимство. Как должно быть? Улыбнись, встреть туриста, расскажи что-то про место, куда везешь его, предложи привезти продукты, лучше всего от соседнего фермера. Лодка, экскурсии, банька – по-белому, по-черному. В итоге за аренду ты возьмешь шесть тысяч, и столько же за услуги.

– У нас с гостеприимством проблемы?

– Не то слово! Большинство туристов, приезжая в гостевые дома Карелии, встречают равнодушие и непрофессионализм. Их  расстраивает, когда им просто кидают ключи от холодного дома. А так делают процентов 50–60 всех владельцев домов. В итоге турист уезжают недовольным и потом не возвращается.

– Но вы говорите, что туриста не стало меньше?

– Все верно, только теперь турист выбирает те базы отдыха, те гостевые дома, где получает все эти услуги и, главное, отношение. За те же шесть тысяч он хочет получить отдых «Вау!». В Карелии есть такие базы отдыха, такие гостевые дома. Но их примерно 10 процентов рынка. У них, кстати, нет никакого падения, у них все стабильно. Потому что они занимаются туризмом, они гибкие, они меняют цены, подстраиваются под клиента и радуют его. У них есть менеджеры и четкая политика.

У таких баз даже межсезонье заполнено, потому что они сильно снижают цены на непопулярное время. У нас есть примеры частных гостевых домов, где в любое время года стопроцентная наполняемость.

– Если в процентном соотношении посмотреть на рынок гостевых домов в плане качества услуги, что он собой представляет?

– Повторюсь, у нас примерно 1200 гостевых домов, в которые я бы включил и деревенские варианты. Примерно 10 процентов и есть тот актив, на который нужно ориентироваться, эти люди занимаются туризмом. Еще процентов 40 – это те, кто пытается как-то работать, что-то пробуют развивать. Они, скажем так, не безнадежны. Оставшиеся 50 процентов – те, кто не должен работать в туризме. Им нужно запретить заниматься этим бизнесом. Они портят имидж Карелии своим непрофессионализмом, высокими ценами и отношением. Как видите, их добрая половина.

– Нужно ли тогда выводить их из тени, если они портят имидж республики?

– Нужно выводить из тени тех, кто может и хочет работать на уровне. Вот те самые 10 процентов успешных баз отдыха уже сейчас не в тени. Сами клиенты выводят их из тени. Эти популярные гостевые дома пользуются спросом. Они работают по-белому. Люди платят по карте, хотят заключить официальный договор, а не просто передать наличку из рук в руки или перенаправить деньги на телефон по объявлению на Авито. Последний вариант вообще опасен.

Если ты работаешь легально, у тебя есть все пути для развития. Ты попадаешь в каталоги, можешь заключать выгодные договоры.

– Но ведь в работе в белую тоже есть свои минусы. Проверяющие органы, например…

– И не только они. Например, плата за электричество для юрлиц очень высокая, потому многие владельцы домов платят за свет как физлица. Конечно, проблемы есть. И главная задача государства в этом направлении – решить эти проблемы, сделать этот бизнес цивилизованным и прибыльным. У предпринимателя должен быть интерес развиваться, а не сводить концы с концами. Спрашивать, требовать, но при этом давать работать – вот задача государства. Не должны люди, которые активно развивают туризм, подвергаться прессингу государства. Наоборот, для них следует создать особые условия.

Кроме того, считаю, что необходимо вводить стандарты в этой отрасли, нужно сертифицировать всех, кто работает хорошо. Это единственно возможный путь, если мы хотим развивать это направление.

– Государство, по вашему мнению, это понимает?

– В Карелии это понимают. Информационно-туристский центр проводит семинары по гостеприимству, появились сайты, где можно посмотреть варианты размещения. Проводятся тематические выставки. Я считаю, что так называемая низовая структура чиновников понимает ситуацию и работает над ней. Важно, чтобы услышали выше, чтобы были решены более глобальные вопросы, с тем же электричеством.

– Что произойдет теперь с рынком? Чего ждать?

– Ничего плохого. Этот рынок не монополизирован, а значит, он сам себя правильно отрегулирует. И это хорошо. Мыльный пузырь уже лопнул. В этой сфере теперь останутся профессионалы, а для туриста и имиджа Карелии это очень хорошо. Те, кто не сможет работать, уйдут. 

Евгений Белянчиков's picture
Автор:

В школе любил писать сочинения и не смог избавиться от этой гнусной привычки. Главным в своей жизни считает семью и увлечения. Придерживается позиции, что нужно хорошо трудиться, чтобы хорошо отдыхать, а не наоборот.