08 мая 2014, 10:25

«По-отечески»: Землю — крестьянам, газоны — горожанам

«По-отечески»: Землю — крестьянам, газоны — горожанам

Однажды открывалась дверь, и мой папа вваливался, держа в руках букет голых, корявых тополиных веток. Руки были липкими, в черных пятнах от смолистого сока, который отдавали готовые выплюнуть листву почки. Тополя подстригали каждую весну, еще снег лежал. Чтобы они были аккуратными небольшими кругляшами, а не валились на людей с высоты пятиэтажного дома.

Я неслась навстречу, и мы разбирали ветки по длине и ставили в разные глиняные горшки. И потом каждый день по утрам я совала нос в эти липковатые ветки, чтобы посмотреть, проклюнулись уже листики или нет. На майские праздники ветки всегда успевали обрасти нежно-зеленой кроной, и можно было идти на демонстрацию или парад, держа не только красный шар, но и этот незамысловатый символ жизни, весны, счастливого детства, наверное. Спасибо папе.

Да, много развлечений было в детстве. Я тут недавно вспоминала этот наш ритуал, и что же? Где веточки? Где их взять? Нечего мне поставить в глиняный горшок, который папа торжественно передал мне по наследству. Озираясь, шла я по улицам центра города. Вид, надо сказать, центр теперь имеет незавидный. Да, основной мусор собрали. Правда, не весь. Нет-нет, да и ощетинится какой-нибудь взъерошенный куст упаковками от мороженного, сигарет, печенек. Субботники прошли, дворники поработали — это заметно. Но ведь, согласитесь, чтобы было не стыдно называться столицей, чтобы в эти весенние праздничные дни было хорошее настроение у прохожих, чтобы быть цивилизованным европейским городом (хотя, шут бы ее побрал эту политику, мы вроде бы теперь в Европу не стремимся), этого мало.

За эти годы мы все хотя бы по разу где-то побывали. На стороне. И наверное, вы согласитесь со мной: в центре европейских городов бросаются в глаза прежде всего не яркие вывески (теперь и у нас этого добра хватает), а ухоженные газоны. На наши пока без слез смотреть нельзя. Хотелось бы понять — а чьи они вообще? Кто ответит? Жители ближайших домов отрекутся. Предприниматели, чьи лавочки выходят на улицы, замашут руками, замотают головой — им бы тротуар рядом со своим крыльцом в порядке содержать, и на том спасибо. Выходит, городское это хозяйство — газоны эти, или как там называются голые участки земли с перекошенными от старости, битыми-перебитыми поребриками, торчащими одинокими деревцами?

Понятно, что нет привычки у городских властей следить за красотой этих вытоптанных участков. Да и денег особых нет. И нет надежды на то, что эти деньги появятся — слишком много у нас других проблем: и дороги разбиты, по которым автомобильный транспорт передвигается, и тротуары запущенны до последней степени, и фасады линяют — на все это нужны немалые суммы.

Так я к чему веду? Может, отдать эти участки на откуп жителей? А не ждать, когда газоны сами покроются кое-где чахлой травой и одуванчиками. У нас ведь, кого не спроси, все — огородники-затейники. Все любят: кто цветы выращивать, кто куст декоративный. Все летом друг перед другом на даче хотят покрасоваться — кто кого перецветоводит. Но дачи у всех в разных местах, не допросишься соседку Клавдию Семенну съездить в Лучевое, если у нее самой дача в Верховье, а пионы ничуть не хуже, чем у вас, драгоценная Марья Петровна, да-да, ничуть не хуже, а может, даже и лучше.

Вы только представьте: многоквартирный дом. Трехэтажный чаще всего в центре. Это же уйма садоводов-любителей! А рядом газон неоприходованный, метров десять-пятнадцать по длине дома. Давайте нарежем земельку? Закрепим за квартирами. А кто лотерейный билет не возьмет, отключим газ… Тьфу, нет-нет, конечно же нет. Только за желающими.

g-KgZt2AHd8

Допустим, спрашивает Клавдия Семенна соседа снизу Лёньчика, который, шелупонь такая, с ночи до утра свой хеви-металл слушает — не желаешь ли, мол, Лёньчик, грабельками в земле поковыряться с утра пораньше как раз после концерта, будь он неладен? А Лёньчик так вежливо отвечает: да я счастлив буду, Клавдия Семенна, если вы мой земельный надел сами разграбите, а мне поспать после бурного субботнего вечера дадите! И оба довольны. А Лёньчик еще и братве своей, которая с ночи до утра у него в подъезде пасется, запретит на грядке Клавдии Семенны ботинками без разрешения топотать, потому что иначе Лёньчику придется самому там подсолнухи в лунки высаживать, а он не умеет.

Утопия? Вообще-то, похоже на нее. Можно еще подумать над шелупонью из соседского дома, которая повырвет с грядки у милейших соседок все пионы просто так, а в куст барбариса и декоративную капусту хабариков накидает. Так и рисует воображение эту картину. Но если все время думать и воображение подключать, то можно ничего и не делать. Вообще ничего. Потому что найдется тысяча причин, чтобы ничего не получилось. И чернозему мэрия не завезет, и жильцы из-за лучших наделов перессорятся, и семян пожалеют на свои деньги кровные купить. Но! — если ввести это правило сразу везде, повсеместно, одновременно… Возможно, когда вся улица покроется мини-газончиками, на которых — у кого розарий, а у кого бархатцы, ведь любителей-садоводов и впрямь у нас много, а у кого еще и оградка затейливая, ведь у дяди Пети-то золотые руки, — возможно, тогда будет как-то нелогично что-то портить, а дело это будет шириться и расти. И портить эти газоны уже будет стыдно, раз они будут повсюду, раз их будет много, а раз повсюду и много — значит, они — закон, значит, на них равняемся, значит, их защищаем. Может, тогда у нас перестанут ставить на газоны автомобили, и не только полицейские будут эти автомобили с газонов гонять, но и мои милейшие соседки — а это, я вас уверяю, куда как действенней.

Говорят, главное в любом деле — это начать. Причем, с себя. Я лично знаю немало примеров, у кого получилось. Они начали с себя: просто выращивают красоту в своих дворах, под окнами, за разрешениями и помощью в мэрию или правительство не обращаются. Они знают, что в любой момент хулиганы это могут вытоптать и загадить. Но они продолжают это делать из года в год. Им улыбаются соседи. С ними дети здороваются. И вот что поразительно — хулиганы пасуют перед их жизнелюбием и оптимизмом. Обходят красоту стороной. Предпочитают гадить там, где для этого более подходящий вид. Кхм… вот у нас под окнами, например.

ZuCx1duivuI

Когда я жила с папой, то у нас дома всегда была лопата, лом, топор (грабель, правда, не было). Считалось, что все это — полезные вещи, которые могут пригодиться в многоквартирном доме! Сейчас у меня их нет, и я просто не представляю, где бы они мне пригодились. Жильцы сами благоустраивали пространство вокруг себя, хотя раньше не было законов, по которым за собственниками закрепляют территории и прочая, прочая… Законы есть, а толку мало. А раньше — это было пространство для жизни. И его следовало сделать уютным. В центре двора была большая клумба. Пенсионерки вместе высаживали на ней разноцветные цветы. Думаю, что все это можно вернуть, если захотеть. В конце концов мы совсем скоро сами станем пенсионерами. Пожалуй, нужно уже сейчас думать о том, чем заняться на старости лет. За нас уж точно никто об этом не подумает.

Илона Румянцева

Обсудить
19695