14 мая 2019, 13:47

Кто дал студии Михалкова «добро» на пожар в карельской Кинерме?

Съемки фильма-катастрофы в Карелии начались с громкого скандала. 

Первыми забили тревогу жители исторической деревни Кинерма, на территории которой находится десять памятников архитектуры. В непосредственной близости от деревни, входящей в Ассоциацию «Самые красивые деревни России», студия «ТРИТЭ» Никиты Михалкова стала возводить деревянные декорации для съемок фильма. 

По сценарию будущего кинематографического шедевра, пожарные спасают небольшую деревню от огня. Декорации должны погибнуть в пламени пожара. Перспектива искусственного пожарища возле памятников деревянного зодчества взбудоражила жителей Кинермы, которые боятся, что огонь может перекинуться на соседние строения и уничтожить уникальную карельскую деревню. 

Жительница Кинермы Ольга Гоккоева направила обращение в карельский Минкульт, Управление по охране объектов культурного наследия, главам Пряжинского национального района и Ведлозерского сельского поселения. В нем, в частности, говорится: 

Вся территория деревни имеет статус охраняемой территории. Историческое поселение также входит в Ассоциацию "Самые красивые деревни России". На территории находятся 10 памятников архитектуры. Наша деревня представляет не меньшую ценность, чем музей под открытым небом "Кижи". Мы уже более 20 лет сохраняем свою деревню. Но все эти труды могут исчезнуть из-за возможной халатности в считанные часы".

Естественно, возникает вопрос: кто разрешил подобный эксперимент? В пресс-службе карельского Минкульта сообщили, что ничего о данном инциденте в министерстве не известно, никаких согласований на проведение съемок не давали, и, вообще, это не полномочия Минкульта, хотя здесь и «выражают обеспокоенность». Абстрагируемся от столь странной реакции Министерства, которое, как мне кажется, по определению не имеет права отделываться формальным выражением обеспокоенности, когда речь идет о судьбе уникального памятника архитектуры.  

Внятную информацию нам удалось получить у руководителя Управления по охране объектов культурного наследия РК Юлии Алиповой.

- Кто давал студии Михалкова разрешение на проведение столь опасных съемок вблизи деревни Кинерма?

- Насколько я понимаю, разрешения они ни у кого не получали. Мы связывались с их представителями, они только сейчас пытаются узаконить все эти моменты, связанные с декорациями, которые уже стали строить.

По словам Алиповой, в карельском управлении МЧС тоже не были в курсе планов студии Михалкова. 

- Вся деревня целиком является достопримечательным местом. На территории деревни и в границах нашего достопримечательного места я однозначно согласовывать ничего не имею права. Сейчас мы уточняем, где именно они собираются снимать, потому что они должны были согласовывать свои действия и с нами, и с органами местного самоуправления, и со структурами МЧС. Сейчас сложный пожароопасный сезон, и даже если бы это было не рядом с Кинермой, проведение подобных съемок с применением огня - достаточно спорный вопрос, - добавила она.

Юлия Алипова сказала, что сейчас идет проверка. Представители МЧС выехали в Кинерму, чтобы на месте разобраться в ситуации. 

Мне удалось по телефону переговорить с Надежной Калмыковой, которую называют «хозяйкой» деревни. Именно ее семья 20 лет назад взялась за возрождение Кинермы. Глава Ведлозерского поселения Александр Чугай, рассказала Калмыкова, именно к ней  направил представителей киностудии. 

- Я им сказала, что могу дать разрешение только на свою территорию. То совхозное поле, на котором они построили декорации, они только вчера обратились к совхозу за разрешением, - сказала Надежда.

Речь идет о землях совхоза «Ведлозерский», который находится в собственности правительства республики. Возведение декораций, рассказала «хозяйка» деревни, началось 8-9 мая. 

По словам Калмыковой, теоретически она не была против проведения съемок: 

- Я просила у них письменных гарантий, просила показать разрешения. Они мне ничего не показывают, только сказками кормят, мол, все будет хорошо, все будет безопасно… Сначала я сказала категорически «нет», никакого огня. Меня начали уговаривать, я просила гарантий, просила предоставить письмо от МЧС. Они только устными обещаниями кормят. Меня беспокоит этот пожар. Они говорят, что будет специальный холодный огонь. Но не дай Бог что случится… Мне обещали кучу пожарных машин, что вертолет будет тушить, если что. Но кто будет тушить? Никто не будет. У нас воды нет. Машина выльет за минуту воду и уедет за следующей порцией.  

- А представители студии предлагали денежную компенсацию за проведение съемок?

- Предлагают, но если мы что-то и получим, то это пойдет на реставрацию часовни.

- Это какие-то значимые суммы?

- Как сказать, в отношении реставрации не очень. Десятая доля необходимого для реставрации. Я жду от них договора.

- Сумму не готовы озвучить? 

- Нет, пока не готова.

- А почему из органов местного самоуправления направили согласовывать проведение съемок именно к вам?

- Потому что я занимаюсь деревней. В Кинерме меня называют «хозяйкой» деревни.

Но самый удивительный разговор у меня состоялся с главой Ведлозерского поселения Александром Чугаем. 

- Александр Георгиевич, представители студии Михалкова согласовывали с вами проведение съемок в Кинерме?

- Да. Мне позвонил Алексей Дубинин и сказал: «Вы не будете против, если мы в деревне Кинерма снимем кино». Я ответил: «А почему бы и нет». Пусть снимают, - ответил Чугай. 

Он сказал, что заранее знал о том, что кинематографисты собираются устроить пожар, и предложил возвести постройки на совхозном поле. Если верить главе поселения, он просто снабдил представителей студии телефоном директором совхоза и предложил дальше действовать самостоятельно. Чугай сказал, что, по его информации, есть официальное разрешение от совхоза. Правда, когда я попыталась уточнить, когда его удалось получить, глава поселения пошел на попятный, сославшись на то, что не обладает достоверной информацией. Он сообщил, что, по его разумению, согласования с органами власти представители студии должны были получать самостоятельно. 

- А вы отправляли их к Надежде Калмыковой?

- Нет. Они же не в самом населенном пункте будут снимать.

- А она сказала, что вы к ней направляли представителей студии.

- Но я, может быть, дал ее телефон... Я не помню.

- А вы сами как относитесь к тому, что рядом с деревней будут жечь декорации?

- Я тоже сказал, что это как бы некрасиво и мало ли что. В жизни всякое бывает.

- Но вы сейчас не готовы отозвать свое согласие, узнав подробности?

- Пока нет, - сказал глава поселения.    

Мне кажется, что скандал с Кинермой — очень показательный для всей системы управления республики. Представьте себе: приезжает съемочная группа, которая строит на землях совхоза, который принадлежит карельскому правительству, какие-то деревянные постройки. По российскому законодательству на землях сельхозназначения, тем более мелиорированных и занесенных в государственный ресстр особо ценных и охраняемых земель, вообще запрещено всякое строительство и всякая деятельность, кроме непосредственно связанной с сельскохозяйственным производством. Куда при этом смотрят Минсельхоз Карелии и Россельхознадзор - совершенно непонятно. Вообще-то, у всех на глазах происходит преступление. Так мало того, киностудия еще и собирается устроить пожарище рядом не то что с деревней, а с памятником культурного наследия! Ни в МЧС, ни в Минкульте, ни в Управлении по охране объектов культурного наследия вообще ни о чем не догадываются, а глава Ведлозерского поселения дает согласие и, даже узнав подробности будущего «кино», не прочь рискнуть целой деревней, являющейся памятником культуры.

Лично меня во всей этой безумной ситуации, свидетельствующей о полной разбалансировке системы управления, смущает еще одно обстоятельство — деньги. До сих пор не ясно, кому, сколько и за что обещали заплатить представители студии. А может, уже заплатили? Не хотелось бы думать, что сегодня в Карелии за деньги кто-то готов закрыть глаза на пожар, способный уничтожить уникальную деревню южных карелов.

Антонина Кябелева's picture
Автор:

В прошлом веке защитила кандидатскую диссертацию по философии. Правда, не может философски смотреть на вранье, продажность и  «распил» денежных средств. Эмоциональна, слишком часто говорит то, что думает. Очень любит путешествовать, особенно за границу. После поездок добреет и не столь остро реагирует на язвы общества. Но очень недолго. Мечтает уйти с головой в туризм и обрести душевное равновесие.