12 апреля 2018, 07:00
6475

Не мытьем, так катаньем: как в Карелии уходят от выплаты «северных»

Низкооплачиваемых работников массово переводят на неполную ставку, чтобы сэкономить деньги. Суды не помогают.

В Карелии продолжают экономить на людях, которым государство неожиданно для себя вернуло право на выплату северных надбавок. С самого начала было ясно, что в тощих региональном и муниципальных бюджетах нет денег на такое счастье. Вопрос стоял только в том, как именно работодатели собираются обходить законное требование повысить доходы низкооплачиваемых сотрудников. И вот это решение нашлось.

Напомним, 7 декабря Конституционный суд России постановил, что северные надбавки не должны включаться в МРОТ, как это делалось последние годы в связи с неверным толкованием закона. Сразу стало понятно, что такой новогодний подарочек пробивает солидную дыру в бюджетах всех уровней. Властям было очень удобно экономить на гражданах, не выплачивая им «северные». Эти расходы, исчислявшиеся десятками миллионов рублей, не были запланированы, о чем сразу говорили профильные специалисты.

Так, в Петрозаводске постановление Конституционного суда привело к образованию дефицита в 26 миллионов рублей. Председатель финансового комитета мэрии Елена Логинова в прошлом году предполагала, что деньги на выплату «северных» должны прийти из региональной казны, а там, в свою очередь, средства возьмутся из федерального центра. Однако на деле все вышло гораздо проще: сработал старый, проверенный метод – экономия на гражданах.

Как сообщили в Союзе организаций профсоюзов Карелии, на сегодняшний день к ним поступили десятки жалоб со всей республики. Люди сообщают, что работодатели либо увольняют персонал и увеличивают нормативы оставшимся, либо переводят работников на сокращенную ставку. И поделать с этим почти ничего нельзя.

– Сегодня жители Карелии, которые трудятся полный рабочий день, должны получать минимум 10 тысяч рублей плюс северный коэффициент 6500 рублей, а по некоторым районам и того выше, – поясняет старший юрисконсульт союза Людмила Егорова. – Это, например, работники сферы образования, культуры и медицины, которых не коснулись майские указы президента: уборщики, дворники, инженеры по пожарной безопасности, воспитатели общежитий и тому подобное.

Но в бюджеты районные и муниципальные в конце года не были заложены северные коэффициенты. В результате уже в конце января работодатели начали вручать уведомления о внесении изменений в трудовые договоры. Либо менялся режим рабочего времени, либо просто сокращалось число работников.

Поясним на примере. Если раньше абстрактная школьная уборщица, чтобы получить минимально возможную в республике зарплату, должна была за день помыть 500 квадратных метров пола, то теперь норматив на одну ставку увеличивается, предположим, до 800 квадратов. Разумеется, физически эта абстрактная уборщица теперь получает больше денег, чем в прошлом году. Однако смысл надбавки теряется: «северные» возвращали не для того, чтобы люди больше трудились, а для того, чтобы они больше получали за свою работу!

Трудовой кодекс говорит, что нормирование труда – исключительно прерогатива работодателя. Мы этот вопрос уже прорабатывали очень подробно. Те же самые уборщики: только сейчас начинают разрабатывать примерные нормы по этой категории работников. Даже отраслевых нормативов нет! И вот работодатель вносит изменения по нормированию труда в свои локальные акты, а потом меняет трудовой договор...

Людмила Егорова рассказала, что некоторые работодатели прямо ставят своих сотрудников перед выбором: либо принимаешь новые условия, либо увольняешься. Такой жесткий ультиматум мотивируют 74-й статьей Трудового кодекса, где действительно написано, что с человеком можно расстаться, если он не согласен с изменившимися организационными или технологическими условиями труда. Однако в союзе убеждены, что данная ситуация под эту статью никак не подходит. «Изменившиеся условия труда» – это, к примеру, новый сложный станок, за которым ты не сумел освоиться. А увеличение нагрузки – это, как говорится, совсем другое кино.

Если увеличивать нагрузку работника некуда, работодатели режут ему ставку. Вернемся к той самой абстрактной уборщице, которая каждый вечер, предположим, моет маленький сельский Дом культуры. Раньше она делала это на ставку, теперь – на 0,8 ставки. Соответственно, о зарплате в 16,5 тысячи рублей можно даже не заикаться.

И что не менее обидно и не менее важно: при урезанной ставке можно забыть о северном стаже!

Самое страшное, говорит специалист, что защитить свои права работники не сумеют даже через суд. В отсутствие установленных законами нормативов суд встанет на сторону работодателя.

По словам Людмилы Егоровой, в организацию профсоюзов с начала февраля поступили десятки жалоб со всей Карелии - от Петрозаводска до Лоухского района. Изменения коснулись в основном работников сферы образования и культуры. Поговорить с кем-то из пострадавших порталу «Петрозаводск говорит» не удалось. Людмила Егорова рассказала, что люди не хотят светиться в СМИ – именно из-за угрозы увольнения.

Мы всё же просим людей, которым урезали ставку или увеличили нагрузку, обращаться в нашу редакцию. Мы обещаем сохранять вашу анонимность: такое право дает журналистам закон о СМИ.

В союзе рассказали еще одну важную вещь. Есть в Карелии организации (в частности – школы), где директора принципиально не стали хитрить с сотрудниками и просто исполнили закон. И что же произошло? Недовольство стали выражать специалисты – некоторые теперь получают наравне с уборщицами! Это ожидаемо: повышение зарплат работникам низшего звена автоматически должно «подталкивать» доходы их коллег. Ну не может учитель, пять лет проучившийся в вузе, получать на уровне дворника! Или все же может? Практика показывает, что да, ведь Россия – страна возможностей.

Георгий Чентемиров's picture
Автор:

Журналистикой занимаюсь с 2007 года. Работал в "Молодежной газете", журнале "Ваш досуг", газете "Губернiя", на ГТРК "Карелия", в информационном агентстве "Республика".