17 марта 2017, 12:06
3521

Рыбак рыбака увидел издалека

Леденящая история на онежском льду

12 марта на Онежском озере в районе границы Карелии и Ленинградской области случилось то, о чем знают и говорят карельские рыбаки, что обсуждается на рыбацких форумах в соцсетях. От широкой публики эта история ускользнула.

Однако сегодня мы имеем возможность узнать все из первых уст – от человека, который был непосредственным участником событий. Это петрозаводчанин Валерий Корчагин – пенсионер и рыболов-любитель.

В тот вечер он на своем снегоходе возвращался с луды и находился примерно в 23 километрах от поселка Щелейки Ленинградской области. Опускались сумерки, быстро темнело.

– Езда по льду – дело непростое. Кругом торосы, ледяные глыбы и выступы с острыми краями, – рассказывает Валерий. – Поэтому рыбаки стараются придерживаться накатанных снегоходных дорожек – этаких ледовых «трасс», на которых меньше риска столкнуться с неожиданностью. И вот в стороне от дорожки, по которой я ехал, вдруг вижу: стоит снегоход. Дело на озере вроде обычное – значит, где-то рядом рыбак. Потом пригляделся, вижу: вроде неподалеку от снегохода лежит кто-то на льду. Вот человек пошевелился, поднял руку…

Валерий свернул с «трассы», направился к лежащему, уже догадываясь, что, видно, нужна помощь. При ближайшем рассмотрении картина оказалась шокирующая.

– Видимо, наш брат-рыбак почему-то отклонился от «трассы» – возможно, потерял ее в сумерках. Шел, наверное, на хорошей скорости, налетел на торос. Его выбросило довольно далеко от снегохода. Упал неудачно. Я его осмотрел, как мог. Первое, что увидел – разбитая голова, огромное количество крови. Он был в сознании, но очень обессилен от кровопотери, – рассказывает Валерий.

На удачу в этот момент он заметил приближение еще одного снегохода – подъехал, остановил, все вместе вернулись к раненому. Мужики оказались из Санкт-Петербурга, и они опознали в раненом своего земляка – даже назвали его имя, Андрей. Позвонили в поселок на базу, сообщили о происшествии, попросили вызвать скорую помощь. А почему вы не обратились по экстренному номеру, в МЧС, спросил я?

– Мы понимали, что раненого надо вывозить как можно скорее. Мы – рядом, а МЧС – далеко. К тому же ледовая обстановка такова, что, скорее всего, спасатели не смогли бы быстро подойти катерами на воздушной подушке: все подушки порвали бы об острые торосы...

– Но как было везти раненого? Нужны были сани. Я решил рвануть в поселок за санями, но тут опять повезло: в нескольких километрах увидел расположившихся на ночлег рыбаков с палаткой и санями. Ребята без вопросов одолжили сани…

Однако транспортировать раненого на санях оказалось невозможно: тряска по ухабам даже на небольшой скорости причиняла ему нестерпимую боль. Единственным выходом было осторожно усадить раненого на сиденье снегохода.

– У одного из снегоходов было сиденье со спинкой. Ну мы осторожно усадили его, закрепили чем было, потому что самостоятельно держаться он не мог. И медленно, потихоньку стали двигаться к поселку. На базе нас уже ждали, встречали, стояла машина «скорой». Раненого немедленно положили и увезли…

Как сложилась дальнейшая судьба спасенного человека, Валерий не знает. «Надеюсь, с ним все хорошо…» Особого геройства в том, что сделал, не видит. Рыбак рыбаку всегда поможет.

– Просто повезло… Наверное, ангел-хранитель есть у этого человека. Если бы я его не заметил, то минут через двадцать стало бы совсем темно – и тогда ни его, ни снегохода никто бы уже не смог разглядеть. И он был бы обречен лежать там на льду и умирать – не от потери крови, так от холода…

Страшно подумать о том, что могло бы произойти, если бы Валерий ехал мимо места происшествия двадцатью минутами позже, или если бы на его месте оказался менее внимательный человек. История завершилась благополучно, поэтому давайте думать о хорошем. Например – о том, как полезно надевать защитный шлем при езде на снегоходе…

Максим Тихонов's picture
Автор:

Журналист, блогер, редактор. Более 30 лет в профессии. За это время убедился многократно: у человека есть только один способ защитить себя от лжи и манипуляций — осведомленность. Своих читателей я пытаюсь заставить думать, анализировать, сопоставлять. Хотя, увы, все реже встречаю людей, которые, вообще, хоть что-то читают...