13 октября 2017, 08:57
1907

Министр Владимир Лабинов каннибализма не нашел, а нашел манипуляцию

Репортаж с пряжинской зверофермы, где норки и лисы ежедневно рискуют остаться голодными или съеденными, а задолженность по зарплате перед сотрудниками составляет 2 миллиона рублей.

В четверг и.о. министра сельского хозяйства Карелии Владимир Лабинов посетил пряжинскую звероферму, с которой накануне поступали тревожные сигналы о фактах самоедства среди норок и лис. По информации общественницы Дарьи Каликиной, за три дня на предприятии погибли 1,5 тысячи животных. Из-за голода звери начинали грызть своих сородичей и себя. Слова общественница подкрепила фотографиями из клеток, которые Дарье передали сотрудники АО «Пряжинское».

После осмотра предприятия, проверки журналов регистрации движения кормов, и.о.министра не обнаружил фактов, доказывающих каннибализм среди лис и норок, однако убедился, что ситуация вышла за рамки штатной, о чем его проинформировал владелец предприятии Айво Халлист. Как рассказал директор зверофермы Сергей Вилков, только с 1 октября с «Пряжинского» вывезли около 2,5 тысячи голов мертвых зверей. По последним данным, сейчас поголовье составляет порядка 10 тысяч животных, из которых 8 тысяч – норки, и порядка 2 тысяч – лисы.

–  Владелец заверил нас, что ситуация находится в штатном режиме. "Штатный режим" - это понятие достаточно широкое. Но, на мой взгляд, повышенный падеж - это ситуация, которую нельзя назвать штатной,

– заявил Лабинов.  По словам и.о. министра, внешний вид пушных животных тоже оставляет желать лучшего.

– Животные отстают в росте. За внешний вид можно поставить уверенную тройку по пятибалльной шкале. О том, что животные недокармливаются, можно сделать вывод по состоянию шерстного покрова.

Владимир Лабинов

 

На данный момент на предприятии корм для норок и лис есть. Как нам рассказали сотрудники, два дня животных можно хоть чем-то накормить. Согласно документам, сейчас в холодильнике фермы находится порядка 30 тонн корма. Этого запаса может хватить на неделю, при условии, что животные будут получать порции гораздо ниже необходимой нормы. По словам одного из бывших звероводов «Пряжинского», на норковую бригаду требуется 6 тонн смеси, но из-за экономии корма, который с сентября на ферму поступает с перебоями, на все поголовье ежедневно выделяют лишь 3-4 тонны кормов.   

Корм для норок кладут сверху сеток: "Раньше кормили в сам домик, так они жрать начали донышки в нем", - рассказала одна из бывших сотрудниц "Пряжинского".

 

Есть в «Пряжинском» и проблемы с техникой. Необходимую для подготовки кормов мясорубку удалось починить всего несколько дней назад. Двое суток ни один из трех аппаратов не работал, и животным было нечего есть. Всего в цеху находится семь мясорубок, но четыре из них не работают уже много лет, одна стала «донором» для работающего аппарата, а еще одну починить не удалось.

– Сегодня цех работал. Вчера и позавчера он тоже работал, но поломка может случиться в любой момент. Техника старая и изношенная. Такое происходит с завидной регулярностью. Оборудованию лет 15 как минимум. Технологии здесь точно несовременные, – пояснил директор зверофермы Сергей Вилков.

Работающая мясорубка справа

 

А вот фактов самоедства среди животных Владимир Лабинов своими глазами не увидел. Его не убедили ни фото, выложенные общественницей, ни слова звероводов.

По мнению и.о. министра, сотрудники сохраняют животных с проблемами со здоровьем, например, с переломом лапы, чтобы «манипулировать» мнением людей, не разбирающихся в теме.

Руководитель Минсельхоза остался также недоволен отношением сотрудников к своим обязанностям. Причиной замечаний стала кормовая смесь, которая лежала на земле между шедами, а также «продолжала гнить» в тележках. Делегации Минсельхоза не понравилась и гора из коровьих костей, которая лежала на улице в нарушение правил хранения.

– Персонал требует форматирования в смысле более ответственного отношения к своим обязанностям. Масса свидетельств тому, что и персонал здесь работает с прохладцей. Может быть потому, что воспоминания о былом прошлом по сравнению с настоящим сильно их тяготят, и они не хотят работать в таких условиях. Но если они приходят на работу, то они должны работать добросовестно. 

Владимир Лабинов: "Нам показали открытую рану на спине - та же ситуация: когда животное травму зализывает, то иногда делает это неистово, тем самым препятствуя заживлению".

 

Сейчас на звероферме остались работать всего 12 человек: восемь звероводов и пять работников. Норма в 900 голов на одного специалиста даже во время падежа получается превышенной. Год назад коллектив насчитывал 150 человек. О причинах догадаться несложно: долг предприятия по заработной плате составляет 2 миллиона рублей, а все счета арестованы службой судебных приставов. Люди, которые не видят полноценных зарплат по нескольку месяцев и тоже рискуют начать голодать, сделали для зверей все, что могли. Благодаря их призывам удалось накормить поголовье коров, которые сегодня переданы совхозу «Ильинское». Многие сотрудники не выдержали обвинений и.о. министра в халатности и покинули звероферму еще до окончания визита.

– Министр нам не верит. Но если сытый зверь был бы, он бы столики так не грыз. Весь дохлый – самка племенная должна весить где-то 6 килограммов!

– Все звери сидели по двое. Сейчас сидят по одному, потому что сильный сожрал второго, слабого, от голода!

– То, что до этого кормить было нечем, и.о. министра не знает и не хочет знать. Мы показали, а он сказал, что все может быть.

Сейчас шумиха пройдет, и опять кормить будет нечем,

– печально предрекла бригадир лисьей бригады Надежда Миронова.

– Мы просто ушли, так как слушать министра Лабинова было невыносимо. Оказывается, по его словам, мы во всем виноваты, – рассказала член бригады по норкам Анна Тарасова. Как нам пояснили, никто из работников не разбрасывается кормом: проблема в нехватке рук и старой технике. Лежащие у холодильного цеха головы остались там, потому что с 4 октября на звероферме не работает автопогрузчик.

– На данный момент мы работаем втроём в бригаде. Корма привозят поздно, и приходится кормить свои шеды, плюс чужие. Это большая нагрузка! Бегаешь от шеда к шеду, чтобы всё успеть, и с дороги, с грязи уже не собираешь: лишь бы успеть накормить тем, что есть в тачках, пока не стемнеет, – объяснила  Анна Тарасова.

– Смотрите, трактор сломан и поливает со всех сторон. Мы, естественно, собираем с дорог выпавшее, когда корму много выльется, но чтобы он не был грязным! Корм с землей мы не даем – зверей жалко кормить грязью. Я понимаю, он увидел корм на дороге – значит, мы плохие, корма выбрасываем, а зверей не кормим. Это не так, поймите нас.

Холодильный цех, где должны храниться 30 тонн корма

 

К смесям, которыми сегодня кормят норок и лис, у специалистов тоже есть вопросы. После экспертизы ветлаборатории выяснилось, что причиной смерти большинства животных стали заболевания почек и печени.

– Для норки это характерно. При отсутствии полноценного белка – мяса и рыбы – страдает не только шерсть, разрушается и печень. Раньше животных кормили мороженой рыбой, минтаем, например. А сейчас используется фарш из отходов птицеводства, свиноводства, а там в основном кости, – подчеркнул старший инспектор управления ветеринарии Александр Чернышов.

Впереди звероферму «Пряжинское» ждет еще месяц до периода планового забоя –  когда завершится процесс линьки. До ноября животных нужно будет кормить. И.о. министра сельского хозяйства Владимир Лабинов планировал в тот же вечер встретиться с инвестором АО «Пряжинское» Айво Халлистом и «призывать его к более рациональному и гуманному отношению к тем объектам, ответственность за которые он на себя возложил». Сотрудники зверофермы сомневаются в светлом будущем предприятия под руководством эстонца. В то же время планам продажи «Пряжинского» петербургскому инвестору Мельникову, о которых писали СМИ, пока не суждено сбыться. Владимир Лабинов подтвердил, что на данный момент бизнесмен отказался от предложения, однако переговорный процесс будет продолжен.

Ася Кошелева's picture
Автор:

Выпускница филологического факультета ПетрГУ. Любит писать о людях в культуре и культуре в людях. Мечтает дочитать все начатые книги (а их постоянно скапливается до десятка штук одновременно), побывать в Риме, научиться не принимать все близко к сердцу и создать что-нибудь стоящее в профессиональном плане. Не любит бестактных людей.