08 января 2012, 14:57

XX век наступает по всем фронтам

Главный краевед "Петрозаводска" Николай Кутьков рассказывает, как наши горожане прожили 1911 год.

Как получить дешевый кредит и вечный вклад?

Новый 1911 год начался аккурат с открытия Петрозаводского отделения государственного банка. Его появление вызвала настоятельнейшая «необходимость в доступных и дешевых кредитах» для предпринимателей-промышленников и для сельских хозяев, которых потом назовут тружениками села. Банк мог дать ссуду под залог ценных бумаг или товаров. Ну и, конечно, принимал вклады: срочные, бессрочные и вечные. В честь торжественного дня первые банкиры Петрозаводска устроили «роскошный завтрак».

Триумф инженера Лядинского

Второе важное событие — объявление конкурса на проект нового  Народного дома вместо сгоревшего деревянного. Забегая вперед, можно открыть тайну и второго общественного здания города. По проекту городского инженера Вячеслава Лядинского уже 2 августа было заложено здание городского благотворительного общества (будущего театра «Триумф», затем городского, финского, а после масштабной реконструкции — Национального театра).


Кинотеатр "Триумф", здание которого заложено 1911 г.

Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы…

Январь 1911 года вообще оказался для Петрозаводска продуктивным месяцем. Получила добро на организацию акционерного общества по сооружению железной дороги Дубовики — Лодейное Поле — Петрозаводск группа предприимчивых людей. А именно: инженеры Полевицкий, Науман и Берри, а также предприниматели Емельянов, Архангельский, Гольдсков, Гульковский и другие. Это их стараниями и кредитами французских банков через три года появилась Олонецкая железная дорога, связавшая Петрозаводск с Петроградом.

Освобождение великолепной семерки из Петрозаводского уезда

В конце января и в последующие дни февраля город был переполнен мероприятиями по случаю 50-летнего юбилея освобождения крестьян. Начиная с молебна возле памятника царю-освободителю и кончая торжественными заседаниями в Олонецком губернском присутствии, концертами в учебных заведениях и приютах. Когда стемнело, памятник Александру Второму засиял разноцветными электрическими огнями (напомним, что год назад в Петрозаводске была пущена первая городская гидроэлектростанция). Раньше вся иллюминация заключалась в выставлении на окна масляных фонарей или вывешивании электрогирлянд, если у владельца электрифицированной лесопилки Пикина не было ссор с городским головой.

Несмотря на масштабы события, газета не без ехидства заметила, что освобож датьто в огромном Олонецком крае было практически некого. Всего от крепостной неволи освободили 266 крестьян: большинство проживало в Лодейнопольском и Вытегорском уездах, что лежат сегодня за пределами Карелии. А в Петрозаводском и Повенецком уездах освободили соответственно семерых и двух человек. Тем не менее перед городской интеллигенцией и учащимися с успехом была озвучена речь учителя-словесника из духовной семинарии К.И. Орфинского «Влияние русской художественной литературы на упразднение крепостного права».

В результате запрета нищенства они обнищали

Летом корреспондент газеты написал трогательную заметку-жалобу на плачевное положение олонецких монастырей. Ранее их было много, не менее 100, а к 1911  г. осталось лишь 14. К тому ж правительство нанесло им тяжелый удар — объявило запрет на сборы в столицах. То есть монахам отныне запрещалось сбирать доброхотное подаяние. Раньше-то, вздыхает автор, «насбирывали до 1 тысячи». Хватало на починку крыш и прочие расходы. Теперь без денежной поддержки государства стало туго: «А просить по нынешним временам у него боязно».

 

 

Муяки для Карелии, как Хакамада для России, или «Японец» на русском автомобиле

11 июня газета сообщила радостное известие. В город на собственном автомобиле прибыл полковник Муяки. Его фамилия каждые пять лет упоминается в местной печати и в половине случаев перевирается, упорно превращаясь в Мяуки. Последний раз в июньском историкеском календаре «ТВР»ки она из псевдояпонской опять превратилась в кошачью. Но это ничего.

Зато при жизни мало кому известный полковник, закончивший жизнь от тифа в Новороссийске в 1920 году, обрел подлинное бессмертие в наших краях, прокатившись на авто от Петербурга на Кивач и Марциальные Воды. Причем не соло, а с шестью пассажирами. Из этого следует, что у полковника имелся не какой-нибудь малолитражный «Дион-бутон», тогдашнее подобие «Запорожца», а просторный и мощный (12, а то и 24 лошадиных силы!) «Руссо-Балт».


Доходный дом С.В. Муяки в Петербурге

Из Питера до города на Лососинке он домчался за неполных 2 суток, то есть со средней скоростью около 11 верст в час. В Петербурге той поры был лишь один подходящий полковник Муяки. Это гвардейский офицер-семеновец Сергей Васильевич Муяки, выходец из зажиточной купеческой семьи Петербурга. С конца XIX века имел пай в Верхне-Амурской золотопромышленной компании. Еще в 1903 году, будучи штабс-капитаном гвардии, стал владельцем одного из лучших доходных домов (ныне по ул. Восстания, 18). Ясно, что на эти доходы он и произвел автофурор в провинциальном Петрозаводске.
 
Синема-синема, от тебя мы без ума!


В июле — еще одна радость для горожан. Открылся первый постоянный электротеатр «Сатурн». Купец Селиверстов, прикинув возможные выгоды от предприятия, сдал под эту техническую новинку часть своего дома на Садовой. Отныне горожане с помощью электропроекторов могли насладиться зарубежными комедиями типа «Политый поливальщик», видовыми фильмами или мелодрамами из великосветской жизни. Показы сопровождались музыкой, заглушавшей непроизвольное чтение титров вслух. Дело оказалось крайне выгодным, и скоро по соседству от «Сатурна» появился еще один кинотеатр «Ренессанс» в помещении Гостиного двора. Еще через год та же участь постигла и новенькое здание общественного собрания, где организовали самый большой кинозал. И название ему подобрали соответствующее — «Триумф». Началась эра кино, длившаяся почти 100 лет.

Продам велосипед и научу по-французски

Из газетных объявлений наиболее характерными оставались предложения о продаже не только предметов первой необходимости, но и роскоши. К последним можно отнести объявление некоего жителя Зареки (полный его адрес: дом Климова, против Заводской церкви, вверху). Климов сулил зажиточному обывателю продать велосипед. Полицейское управление предлагало более прозаичные вещи — хомуты, вожжи, чересседельники с седелками и дуги. Жиличка по фамилии Шауфус из дома Андрея Павловича Галдобина по ул. Садовой предлагала желающим уроки французского. Причем аттестовала себя как ученицу парижского профессора Hugeut.


1811 год: главная статья дохода — водка

  • Годовая пропорция казенного вина (то есть водки) на пятитысячный Петрозаводск в 1811 году составляла 3314 ведер. Значит, на каждого жителя, в том числе детей, женщин и стариков, а также непьющих старообрядцев, приходилось две трети ведра, около 9 литров в год. Стоимость одного ведра вина была твердой — 1 рубль ассигнацией. Сейчас в России в среднем приходится около 18 литров чистого спирта на человека, то есть более 30 литров водки на душу населения.
  • Еще одна хорошая статья госдохода — продажа соли. В Петрозаводске в 1811 году соль велено «продавать в магазейнах (складах) не иначе как маленькими количествами». Дефицит, однако!
  • В 1811 году купцов Попова, Бармина и Ольхина решено было исключить из содержателей железоделательных заводов «яко нерадивых о казенной и общественной пользе». Заводы Киворецкий, Топорецкий, Вохтозерский, Туломозерский и Тивдийский велено взять в казну, в распоряжение казенной палаты и лесного департамента.
  • Штрих к увеличению городского населения. «Отпущенного на волю по смерти надворного советника Бриммера дворового его человека Ганца Гейдриха 13 октября 1811 года записать вечно в петрозаводские мещане».
  • В октябре 1811 года в Петрозаводск от главного правления училищ приехал ординарный профессор академик Петр Дмитриевич Лодий. Цель визита — торжественное открытие нового учебного заведения — гимназии. Лодий внушал учителям необходимость «отучать учеников от зубрения и стараться подавать детям точные понятия о том, что говорится»… После молебна 15 октября и окропления храма губернской науки академик сказал речь, а губернатор В.Ф. Мертенс угостил обедом духовенство и учителей.
Обсудить
4191