31 августа 2015, 08:53

В Финляндию навсегда. Как и зачем «карелы» уезжают в Суоми

Что ищут и чего добиваются наши соотечественники в Финляндии и как переехать в соседнее государство. Корреспондент «Петрозаводск говорит» побывал в Суоми и все разузнал.

По тысяче в год

Около тысячи жителей Карелии в год запрашивают финский вид на жительство: в 2013 году консульство получило 1300 таких заявлений, в 2014-м — 800. Как считает консул Финляндии в Петрозаводске Туомас Киннунен, по итогам текущего года эта цифра, скорее всего, вновь перевалит тысячную отметку. Что интересно, большая часть заявлений удовлетворяется, а процент отказов невысок.

Жители Карелии — в первых рядах уезжающих, наряду с Москвой и Питером: близость Финляндии с ее уровнем жизни и почти сельской идиллией все-таки сказывается. Именно поэтому число карелов, пожелавших перебраться в соседнее государство, остается стабильно высоким.

 Туомас Киннунен

Причины понятны. Устав от непредсказуемой российской действительности, наши соотечественники едут туда, где платят больше, где царит порядок, жизнь спокойнее и есть уверенность в завтрашнем дне.

Переезжая в Финляндию, россияне попадают в другой мир. Однако первые яркие впечатления тускнеют, и начинается обычная жизнь в совсем другом обществе.

Не все мигрировавшие легко и быстро адаптируются. У кого-то этот процесс затягивается на годы. Кто-то так и не адаптируется и уезжает назад. А чья-то жизнь вообще, образно говоря, летит под откос.

«Была бы в России социалка — не уехал бы»

Петрозаводчанин Александр Тухкинен с конца восьмидесятых работал официантом в ресторане «Северный». Когда в 2010 году произошла смена собственника, попал под сокращение.

Не надеясь найти хорошую работу в Карелии, Александр решил перебраться в Финляндию. Как финн-ингерманландец он имел на это право, а в очереди на репатриацию стоял еще с 1995 года.

В службе труда и занятости в Хельсинки для Александра разработали индивидуальную программу по адаптации. Он прошел бесплатные языковые курсы от бюро труда и попал на стажировку вначале в ресторан, затем в общественную организацию «Инкерикескус», которая помогает русским ингерманландцам. К этому времени в Финляндию эмигрировала и супруга Александра, Наталья, которая была шеф-поваром в ресторане «Северный».

В планах супругов — открытие своего бизнеса: ведь навыков и опыта у Александра и Натальи в ресторанном деле не занимать. Правда, о трудностях интеграции в финский социум Александр говорит мало — больше отмахивается от вопросов и улыбается.

— С чем было трудно? Был языковой барьер. А так ничего. Да, менталитет другой, но это не страшно, — рассказывает Тухкинен. — Правда, общаюсь в основном с русскими: у меня здесь друзья. Но все равно скучаю по родине.

— Если бы у нас, в России, социалка работала, как здесь, то я бы сюда и не поехал. Но пришлось, когда в ресторане сменился хозяин. Куда потом в Петрозаводске пойдешь? Тем более мне уже 53 года… Сейчас я на практике в «Инкерикескус». Потом хочу устроиться на работу. А вообще жена у меня шеф-повар — вполне можем организовать свое предприятие, — говорит с оптимизмом Александр.

Бизнесвумен с финскими корнями

Ситуация, когда русские создают свой бизнес, в Финляндии не редкость. В культурном центре «Kasi» мне довелось пообщаться с двумя эмигрантками. Правда, не из Карелии, а из двух российских столиц.

Москвичка Эйлина Гусатинская переехала в Суоми в начале девяностых — заговорили финские корни: мать Эйлины — финка, оставшаяся после учебы в Москве. Как потомок гражданина Финляндии Гусатинская без особого труда получила гражданство.

Спустя несколько лет вместе с братом она основала русскоязычную газету «Спектр». Издание живет за счет рекламы — коммерческой и муниципальной — и уже заработало себе имя. Помимо газеты, фирма Гусатинских занимается переводами и издательской деятельностью.

Второй моей собеседницей в культурном центре «Kasi» была питерская журналистка Полина Копылова. В Финляндию она переехала почти 15 лет назад: вышла замуж за финна. Полина довольно быстро выучила язык, в котором не понимала ни слова, и стала переводить документы и книги для русскоязычной общественной организации.

Сегодня Полина — без пяти минут авторизованный переводчик, в следующем году она планирует открыть свой медиапроект.

Русские бабушки и трагические судьбы

В Хельсинки живет еще одна наша соотечественница с известной в Петрозаводске фамилией. Это Инна Ланкинен — дочь известного карельского актера Тойво Ланкинена и родственница скульптора Лео Ланкинена.

 Инна Ланкинен (справа)

Инна — дважды эмигрантка. Еще в советское время она уехала в Болгарию. Оттуда судьба забросила ее в Финляндию. Опыт первой эмиграции очень помог Инне. Если сравнивать, то Финляндия создала хорошие условия для адаптации, которых и близко не было в Болгарии, рассказывает она.

Последние годы Инна Ланкинен работает в консультационном центре Virka при мэрии Хельсинки и помогает русскоязычным мигрантам в поисках работы, учебы, жилья, оказывает другую помощь. По ее словам, большая часть русских эмигрантов рано или поздно, но адаптируется в Финляндии.

Процент же тех, кто возвращается, невелик. В основном это пожилые люди — главным образом, бабушки, которых привезли в Финляндию к внукам, но которые так и не смогли привыкнуть к жизни за границей, не говоря уже о языковой проблеме.

Консультационный центр в мэрии Хельсинки

Правда, знание языка и культуры еще ничего не гарантирует. Как вспоминает Инна Ланкинен, среди ее знакомых был журналист из Петрозаводска (его имя Инна просит не называть), работавший в финноязычном журнале «Punalippu» — нынешнем журнале «Carelia».

Перебравшись в Финляндию, он так и не смог найти себя в другом обществе, несмотря на блестящее знание финского. Потом не заладились семейные отношения, началась депрессия. Итог был плачевен: человека не стало.

Но такие случаи скорее исключение, их не так уж и много: в Финляндии люди самых разных национальностей чувствуют себя комфортно, уверяет Инна Ланкинен, а перебраться на ПМЖ (для начала получить вид на жительство) при желании несложно. Главное — определиться с причиной переезда, которая убедит миграционную службу.

На каком, собственно, основании?

Самые распространенные причины переезда — воссоединение семьи (муж, жена, несовершеннолетние дети), учеба или работа, а также репатриация — рассчитывать на нее могут потомки финских граждан и ингерманландцы. Правда, программа по переселению ингерманландцев закончилась в 2011 году, но для тех, кто зарегистрировался раньше, ее продлили на 5 лет — до 1 июля 2016 года.

К слову, репатриантам нужно сдать языковой экзамен по финскому или шведскому в представительстве Финляндии в России и подтвердить наличие жилья. Студентам — подтвердить свою материальную обеспеченность — это примерно 560 евро в месяц.

Тем же, кто захочет ехать именно с целью работы в Финляндию, придется считаться с ситуацией на рынке труда. Миграционная служба даст разрешение только с учетом мнения бюро по трудоустройству и лишь для определенной сферы. Поэтому сменить профессию в Финляндии будет проблематично.

Что интересно, основания для получения вида можно комбинировать. Например, ингерманландец или переезжающий родственник может заявить, что хочет работать в Суоми, и получить статус работника.

Финский вид на жительство можно оформить прямо в Карелии. Для этого надо подать заявление в отделение Генконсульства Финляндии в Петрозаводске. В исключительных случаях это можно сделать и после прибытия в страну — в местном отделении полиции.

Консульство в Петрозаводске

При подаче заявления придется уплатить 400-450 евро. Для тех, кто едет на учебу, и для несовершеннолетних родственников разрешение на пребывание стоит дешевле — 200-300 евро. На цену также влияет вид заявления: бумажное обойдется на 30-50 евро дороже, чем электронное.

Кстати, все прилагаемые к заявлению документы должны быть переведены на финский, шведский или английский.

Направо пойдешь — работу найдешь

Если для студентов и репатриантов все хлопоты на этом, можно сказать, завершаются, то тем, кто ищет работу, еще нужно запастись терпением. В Суоми им предстоит иметь дело с центрами по трудоустройству и занятости: там будущие работники проходят собеседование и сдают тесты, которые позволят выяснить уровень их знаний и навыков.

Бюро по трудоустройству

Затем, как в известной русской сказке, для трудовых мигрантов открываются три пути — выход на работу, трудоустройство с поддержкой (реабилитация для тех, кто получил психологические или реальные травмы на родине) и курсы по совершенствованию языка и профессиональных навыков.

На основе того или иного пути для мигранта разрабатывают программу по адаптации — сперва на год, при необходимости продлевают до трех лет, а если и этого было мало — до пяти.

Все это время работающий иностранец получает пособие — 750 евро, из которых 250 вычитаются в качестве налогов. Если мигранту посчастливится попасть на бесплатные языковые курсы от бюро труда (а желающих немало), он будет получать еще 180 евро сверху на проезд и питание.

Для сравнения: средний уровень зарплат в Финляндии — 2-3 тысячи евро, а 500 евро, по местным меркам, хватит лишь для «поддержки штанов». Поэтому, как все-таки надеются финны, мигрант постарается поскорее найти работу. Хотя есть и противоположные примеры, когда россияне годами сидят на пособиях и ни к чему большему не стремятся. Впрочем, это уже совсем другая история.

Сергей Мятухин's picture
Автор:

Сопротивлялся приходу в журналистику, хотя еще со школьной скамьи в нее скатывался. Не верит в судьбу, но все бóльшую роль отводит случайности. Не любит скрытых мотивов и чрезмерной навязчивости. Всегда интересовался историей и закулисной механикой, которая управляет обществом. Интроверт, склонен к эстетству и созерцательности. 

Обсудить
68907