31 марта 2016, 09:04
3715

Председатель ЦИК Карелии: «Полевые структуры в Петрозаводске сломлены»

Грозит ли республике подкуп избирателей, какие нарушения в предстоящей выборной кампании прогнозирует Центризбирком и почему не всех журналистов пустят на избирательные участки.

18 сентября в республике пройдут большие выборы — в Госдуму, Законодательное собрание и Петросовет. Городской совет будут выбирать и в Костомукше, а в некоторых районах изберут глав поселений и местные советы. Одно из опасений накануне столь масштабного голосования вызывают возможные нарушения законности. О том, что же нас ждет на сентябрьских выборах, рассказал председатель Центральной избирательной комиссии Карелии Алексей Бахилин.

Больше никто не отважится

— Алексей Евгеньевич, не появятся ли в условиях такой сложной выборной кампании желающие поймать рыбку в мутной воде — прибегнуть к сомнительным методам для победы? Через те же «полевые структуры», когда за деньги находят агитаторов, чтобы они «рекрутировали» избирателей. Ведь это подмена реального голосования, когда человек не сам делает выбор, а ему навязывают его. Подобные прецеденты в Карелии уже, кстати, были на выборах мэра Петрозаводска в 2013-м и на довыборах в Петросовет в 2014 году.

— Такая опасность действительно раньше была. И мы представляли, сколько людей на выборы могут привести определенные силы. Но могу сказать, что на сегодняшний день «полевые структуры» в Петрозаводске сломлены. Их фактически уже нет. Даже если они остались, то совсем не в том объеме, что раньше. Потому что люди, которые были вовлечены в них, сейчас вряд ли отважатся этим заниматься.

Уроком для всех стали как раз довыборы в Петросовет в 2014 году, где такая технология активно применялась. После выборов было возбуждено уголовное дело. Сейчас оно в Петрозаводском городском суде.

Более того, не только у нас в республике ведется борьба с незаконными технологиями. В стране уже есть судебная практика, когда такие формы агитации были признаны подкупом избирателей. Есть даже прецеденты отмены выборов, когда результаты голосования были признаны недействительными.

Но хочу обратить внимание, что никто не говорит, что партии и кандидаты не могут мобилизовывать свой электорат. Только делать это нужно в рамках закона. Ведь у всех партий есть программы по мобилизации. Однако некоторые политические силы почему-то решили, что это можно делать с применением финансового ресурса.

— А есть ли в Карелии факты прямого подкупа избирателей и как вы этому противостоите?

Мы не всегда, к сожалению, можем этому воспрепятствовать. Подкупают же не на территории избирательных участков, а где-то за их пределами.

Но правоохранительные органы такие прецеденты все-таки пресекают. Последний показательный случай был в Олонце. Там на подкупе поймали целую группу, которая свою вину в итоге признала. Некоторые уже осуждены в особом порядке. Поэтому с такими вещами играть не стоит.

Нарушения уйдут в Сеть

— Каких нарушений вы больше всего опасаетесь? Не только в день голосования, но и во время предвыборной кампании.

Есть опасения, что основные нарушения будут как раз во время агитации, но переместятся они в Интернет. Это размещение незаконных роликов, создание страниц в социальных сетях, которые дискредитируют кандидатов или работу избирательных комиссий, и тому подобное.

Такие нарушения надо быстро пресекать. Однако механизмов, которые бы позволяли это оперативно делать, у нас нет. Пока суд рассмотрит нарушение и примет решение, уходит до пяти дней. Это приводит к тому, что запрещенные материалы удаляются постфактум, когда они уже сыграли свою роль. Правда, теперь за такие нарушения существенно повышены штрафы — до ста тысяч рублей.

Мы предлагали более действенный механизм для борьбы с незаконной агитацией в Интернете — по аналогии с пресечением экстремистской деятельности. Чтобы избирательные комиссии могли обращаться в прокуратуру для проверки законности того или иного материала, а надзорное ведомство обращалось в Роскомнадзор для блокировки или удаления информации с сайта. Но наше предложение пока не поддержали в федеральном центре.

Вместо «досрочки» — открепительные

— А какие еще нововведения нас ждут на этих выборах?

В этот раз не будет досрочного голосования — это основное нововведение. Законодатели приняли ожидаемое решение, что при совмещении выборов разного уровня (федеральных с региональными или муниципальными) оно не используется. Поскольку для выборов в Госдуму предусмотрено голосование по открепительным удостоверениям.

В Карелии с думскими выборами как раз совпадают выборы в региональные и муниципальные органы власти, поэтому у нас не будет досрочного голосования, а будут использоваться открепительные удостоверения. В начале августа каждый избиратель сможет его получить в территориальной избирательной комиссии по месту жительства.

С открепительным удостоверением 18 сентября можно будет проголосовать на любом избирательном участке страны за список той или иной политической партии по выборам в Государственную думу. Однако это касается только партийных списков. Проголосовать за пределами республики за кандидата, который будет представлять наш одномандатный округ (в него входит вся Карелия), будет нельзя.

То же самое — с выборами в Законодательное собрание Карелии. За партийный список можно будет проголосовать на любом избирательном участке республики. Но за одномандатника можно будет отдать голос только на территории округа, где зарегистрирован (прописан) сам избиратель.

Еще одно существенное изменение коснется работы наблюдателей. Теперь на избирательном участке может быть не больше двух наблюдателей от партии или кандидата. Сделано это было для устранения еще одной лазейки для подкупа, когда с избирателями массово заключались договоры как с наблюдателями. За деньги, разумеется. Человек получал, скажем, 500 рублей, приходил на участок на несколько минут, чтобы проголосовать, и уходил. Функций наблюдателя он не выполнял. По факту это было подкупом.

«Врагов никто не ищет»

— Опасения вызывает последнее нововведение — специальная аккредитация для журналистов. Аккредитованы и допущены на избирательные участки будут только те, кто работают в штате СМИ или по договору, причем не меньше двух месяцев. То есть свободные журналисты (фрилансеры) окажутся не у дел. Не приведет ли это в конечном счете к ограничению свободы слова?

Когда законодатель принимал такое решение, то делал это не для того, чтобы ограничить возможности журналистов. Наоборот, за этим стояло желание, чтобы выборы освещали профессионалы.

Потому что иногда к нам приезжают псевдожурналисты, которые освещением выборов не занимаются и вообще ничего не пишут. Зато они очень любят конфликты или ситуации на грани конфликта — вроде той, что была в Шелтозере, где в сентябре прошлого года выборы главы поселения были признаны несостоявшимися.

У таких «журналистов» есть определенный заказчик, который пытается формировать общественное мнение и дискредитировать деятельность органов государственной власти или избирательных комиссий. Они работают на сомнительные коммерческие структуры, а по факту — на иностранные гранты. Задача у них ясная, четкая и понятная.

Но мы не ищем врагов и  скрывать нам нечего. Мы хотим, чтобы граждане получали качественную информацию о работе избирательной системы. Ведь наша основная задача — это честное голосование. На это нацелена работа всех двадцати территориальных и 463 участковых избирательных комиссий в республике. Для этого все ТИК еще в декабре были укомплектованы в полном объеме, а в УИК все вакансии скоро будут закрыты.

Алексей Бахилин

Для этого же мы занимаемся обучением членов комиссий и планируем провести Форум организаторов выборов. Там мы еще раз расскажем членам участковых комиссий, которые непосредственно работают с избирателями, о всех нововведениях. Мы ведем работу и с кандидатами, особенно с молодыми, и с наблюдателями. Им мы тоже хотим помочь, обучить, как нужно теперь работать с учетом последних изменений в законодательстве.

Поэтому, какими бы сложными ни были эти выборы, мы сделаем все, чтобы сбоев и нарушений было как можно меньше. Уверен, мы с этим справимся.

Сергей Мятухин's picture
Автор:

Сопротивлялся приходу в журналистику, хотя еще со школьной скамьи в нее скатывался. Не верит в судьбу, но все бóльшую роль отводит случайности. Не любит скрытых мотивов и чрезмерной навязчивости. Всегда интересовался историей и закулисной механикой, которая управляет обществом. Интроверт, склонен к эстетству и созерцательности.