06 мая 2011, 14:22

Один день и вся жизнь

Есть один день, который изменил мою судьбу. И не только мою, но и многих людей, всей страны и мира.

Есть один день, который изменил мою судьбу. И не только мою, но и многих людей, всей страны и мира. Это 22 июня 1941 года.


Неоконченный сеанс

В начале июня 1941 года я окончил шестой класс Шуньгской средней школы. Мы с бабушкой собрались съездить в гости к отцу в Киев, где отец, капитан-лейтенант, военно-морского флота, служил в штабе. Неожиданно от него пришла телеграмма: «Воздержитесь поездки две недели». Прошло две недели, и началась долгая, страшная война. Не предупреди нас отец, капитан-лейтенант военно-морского флота, который служил в штабе, и мы оказались бы под немецкими бомбежками.


День начала войны я хорошо запомнил. Было воскресное солнечное утро. Бабушка дала мне десять копеек на билет в кино, и я счастливый побежал в Дом культуры имени С. М. Кирова на десятичасовой детский киносеанс. Зал был заполнен детьми и взрослыми. Мы следили за историей героев, вдруг экран погас, вспыхнул свет. Кто-то из зрителей даже закричал: «Сапожники!» и затопал ногами. Но тут на сцену вышел мужчина с серьезным лицом и взволнованно объявил:


— Товарищи, только что по радио выступил председатель Совета народных комиссаров Вячеслав Михайлович Молотов и сообщил, что фашистская Германия вероломно напала на нашу Родину и началась война...


Зрители все как один вскочили со своих мест и бросились к выходу. Мужчина со сцены пытался было успокоить людей, но уговоры уже не помогали...
Лавина людей вырвалась на улицу, и, перегоняя друг друга, мы побежали по домам в разные стороны. Слышались рыдания, даже маленькие дети что-то почувствовали. Некоторые плакали на руках у матерей.


Я прибежал домой. Влетел в избу и раскрыл было рот, чтобы сообщить новость. Но замолчал. Дедушка и бабушка встретили меня с такими лицами, что я понял: они уже узнали, что началась война через черную радиотарелку, висевшую на стене.


Идет война народная

Во второй половине дня у Дома культуры состоялся массовый митинг жителей Шуньги и близлежащих деревень. Лица у людей были спокойны и суровы. Они поняли, что пришла беда и надо с ней справиться. Выступающие — и взрослые, и молодежь–  заявляли, что отдадут все свои силы, а если потребуется–  и жизнь, на разгром врага.


Нарастал поток добровольцев, изъявивших желание идти на фронт. Потом, изучая историю своей родной земли, я узнал, что в первый день войны обратились с просьбой в Заонежский райвоенкомат направить в действующую армию девушки: А. Гришина, Т. Кольцова, Ф. Царева, А. Банкер, П. Русакова, Ф. Панфилова. Их просьба была удовлетворена.


Была объявлена мобилизация. Сбор проходил на спортивной площадке у новой средней школы на Погосте.
Мы провожали родственников: Петра Качалова, раненного на советской-финляндской войне (был смертельно ранен под Сталинградом), и Павла Лазарева (погиб на подступах к Берлину) из деревни Хашезеро, Павла Фокина из Ергачева и Александра Санукова из Тельпозера, им обоим уже было по 48 лет. Это был последний мобилизационный возраст. Вернулись они с войны инвалидами.


Отца — Ивана Павловича Мошина (погиб в 1943 г. на Украине)–  и его брата — Василия Павловича Мошина (был четырежды ранен, в том числе дважды тяжело)–  провожать не пришлось. Они находились далеко от нас, как командиры Красной армии уже были на фронте.


С песнями, со слезами, выкриками: «Мы скоро вернемся. Ждите нас с победой!» уходили будущие солдаты на защиту Родины.


22 июня 1941 г. был создан штаб МПВО по Заонежскому району. Начальником был назначен Николай Иванович Кукелев (вскоре ставший прославленным командиром партизанского отряда имени Тойво Антикайнена).

 

«Все для фронта, все для Победы!»
Взрослые и дети работали от зари до зари на полях колхозов. Вечерами молодежь занималась в «оборонных» кружках ПВХО. Около государственных учреждений и школ рыли противовоздушные щели, окна заклеивали бумажными крестами.


Потянулись тревожные дни ожидания вестей с фронта.
В первые дни войны погибли служившие в кадровых войсках мои двоюродные братья: пехотинец Михаил Комаров, моряк Григорий Фокин, танкист Федор Качалов.


Из госпиталя приехал сосед Петр Иванович Баранов. Он служил в кадровых войсках на Украине. В бой с фашистами вступил в первые дни войны. Был тяжело ранен, лежал в госпитале. На короткое время отпустили домой на поправку здоровья.


С затаенным дыханием слушали рассказ фронтовика взрослые и дети. Он рассказал о том, какая страшная фашистская машина обрушилась на них. Но они не дрогнули. Он верил, что Красная армия, народ разгромят фашистов. У Петра Ивановича спросили: «Страшно ли снова идти на фронт?» Он задумался: «Страшно, но Родину от врага спасти надо». Солдат Баранов прошел всю войну и вернулся домой победителем.


Осень сорок первого
1 сентября я пошел в 7-й класс Шуньгской средней школы.  Из трех довоенных седьмых классов остался один, и он состоял из 15 учеников.
Где-то невдалеке ухало. Мы прижимались грудью к партам. Это, видимо, в семи километрах от нас вражеские самолеты пытались взорвать мост-плавник через губу Святуху. Каждое утро в школу кто-то из учеников приходил с заплаканным лицом. Мы понимали: у них на фронте погибли родные.


После школы шли на колхозные поля, убирали овощи, картофель. Вечером бежали в школу, где занимались в кружке ПВХО. После изучения программы в военкомате райвоенком прикрепил к нашей груди значки ПВХО. Мы этим очень гордились.


Но враг приближался и к территории Заонежского района. Власти объявили эвакуацию населения. У людей появилось чувство какой-то безнадежности.
Морозы сковали льдом Онежское озеро. Мы не могли предположить, что через несколько дней 20-тысячное население Заонежского района окажется на 2,5 года на территории, оккупированной финскими захватчиками.

 

А всему советскому народу понадобится четыре года тяжелейших битв и непосильного труда, чтобы дожить до Победы. Но это уже другой рассказ...


Александр МОШИН
 

Обсудить
44221