22 октября 2014, 17:43

Александр Суворов говорил по-карельски?

Питерский историк рассказал о любопытных фактах, связанных с Суворовым и Державиным

В октябре исполнилось 230 лет, как назначенный Екатериной II на  должность наместника только что образованной Олонецкой губернии государственный деятель и поэт Гавриил Державин впервые прибыл в Петрозаводск.
Поскольку деятельность его на этом посту была недолгой – всего год – в фондах Национального архива РК сохранилось немного документов о том периоде жизни Державина. Известно лишь, что при его участии в Петрозаводске появились городские больница и аптека, готовилось к открытию народное училище        
Недавно     научный сотрудник музея-усадьбы    Державина в Санкт-Петербурге Сергей Дзюбанов рассказал  мне любопытные и малоизученные факты о дальнейшей связи Державина с Карелией.


         Известному петербургскому архитектору Николаю Львову – другу и   родственнику Державина, автору проекта его дома-усадьбы на набережной  Фонтанки, 118 – как-то понадобились в качестве украшений других его зданий северной столицы чугунные львы. И вот, при посредничестве Державина, их отлили на Александровском заводе в Петрозаводске. Документ об этом, кстати, имеется в Национальном архиве РК. Впоследствии на этом же заводе были отлиты и четыре плиты для памятника на могиле отца Николая Львова. На них содержались эпитафии на его кончину, автором одной из которых был Гавриил Романович Державин. Три плиты были обнаружены совсем недавно, а вот место четвертой, «державинской», пока не известно.

 

Кстати Сергей Дзюбанов рассказал, что  Мария Петрова – жена брата  жены Державина, Екатерины,  – родилась в Олонецкой губернии. И со своим мужем Александром Бастидоном  венчалась в одной из петрозаводских церквей.
        Теща же Державина – Матрена Чеканаева, как известно, являвшаяся кормилицей  будущего императора Павла I, была лютеранкой, родом из царскосельских финнов-ингерманландцев.         Кстати, поскольку большинство царскосельских ингерманландцев  плохо, или совсем не говорили по-русски, и на вопросы отвечали одной фразой “ma ei  moista” («я не понимаю»), то их в народе называли созвучным словом «маймисты».

А вот и вовсе уникальный факт,  который мне рассказал  Сергей  Дзюбанов, связан с  большим другом Гавриила Романовича, полководцем Александром Суворовым. Державин находился у постели умирающего генералиссимуса, а затем посвятил оду его памяти и краткую эпитафию на могильной плите в Александро-Невской лавре.

Так вот, полководец занимался, и по его же выражению, «гимнастикой для тела и гимнастикой для ума». В качестве последней, он   изучал два языка. Один был татарским, а другой — … карельским.

Почему такой подбор? Не исключено, что на  это каким-то образом повлияло то, что его близкий друг, Гавриил Державин,  родился в татарской  Казани, и то, что год прожил в Карелии, где приобщался к культуре  и языку одного из коренных ее народов. А еще, возможно и то, что Суворов также побывал в Петрозаводске во время инспекторской проверки Александровского завода.

Валерий СИДОРКИН
Петрозаводск – Санкт-Петербург-Петрозаводск

Обсудить
56834