09 февраля 2011, 16:08

«Пока работаю — живу»

13 февраля Почетному гражданину Петрозаводска, народному врачу Республики Карелия, профессору Анатолию Петровичу Зильберу исполняется 80 лет.

Пусть белый стих звенит, как медь.
Пускай летят без крыльев птицы.
Стираться лучше, чем ржаветь.
Пылать почетней, чем дымиться.

Анатолий Зильбер

13 февраля Почетному гражданину Петрозаводска, народному врачу Республики Карелия, профессору Анатолию Петровичу Зильберу исполняется 80 лет. В это трудно поверить, но это так. Как и десятки лет назад, Анатолий Петрович в четвертом часу утра по-прежнему появляется в своем кабинете, расположенном на четвертом этаже Республиканской больницы. И в восемьдесят лет он верен принципам, которые он обозначил в своих стихах, взятых в качестве эпиграфа к этой статье. Все тот же, что и десятки лет назад, накал страстей и мыслей в его лекциях, читаемых для врачей и студентов.


С именем А. П. Зильбера связано рождение и развитие когда-то новой специальности — анестезиологии-реаниматологии, причем не только в Карелии, но во всем бывшем Советском Союзе. Сам он стал в 1957 г. одним из первых «анэстезиологов» страны — именно так написано в документе, выданном доктору после окончания им курса специализации, длившейся «целый» месяц. Это была первая группа врачей, официально подготовленная по новой специальности (это их и их современников потом стали называть мастодонтами анестезиологии-реаниматологии).


Понимание растущей роли этой специальности в системе здравоохранения вообще (а не только в хирургии, как это считали многие), умение создать и организовать работу службы позволили молодому тогда врачу Зильберу сделать очень многое не только для Карелии. Создавая службу интенсивной терапии, анестезии и реанимации (ИТАР) в Карелии, Анатолий Петрович шел на шаг впереди всех. Карелия стала своего рода полигоном для проверки жизнеспособности предложенных организационных форм работы ИТАР. Первый пленум правления Всесоюзного общества анестезиологов и реаниматологов по инициативе А. П. Зильбера состоялся в Петрозаводске. Это было признанием молодого, активного специалиста столичными коллегами, по своему географическому положению привыкшими к роли лидеров. Это было и своего рода признанием роли карельской школы анестезиологии-реаниматологии, причем не только врачами, но и пациентами – в Петрозаводск под самыми разными предлогами приезжают лечиться  жители не самых мелких городов СССР – из Москвы, Киева, Еревана.


Вся эта работа требовала максимального напряжения сил и у руководителя службы ИТАР, и у рядовых исполнителей. Но благодаря этому напряжению была создана такая система подготовки анестезиологов-реаниматологов, которая позволила организовать в 1989 г. курс последипломного образования этих врачей. Учиться в Петрозаводск, к Зильберу приезжают врачи всего бывшего Советского Союза – от Магадана до Калининграда и от Мурманска до среднеазиатских и кавказских республик.


В том же 1989 году по инициативе и под руководством А. П. Зильбера создается отделение интенсивной респираторной терапии Республиканской больницы, в 2001 преобразованное в Республиканский респираторный центр — первое в России подразделение здравоохранения такого типа. На базе этого центра и курса респираторной медицины Петрозаводского университета в 2006 открыт Петрозаводский филиал Института пульмонологии РАМН — Федерального центра респираторной медицины и пульмонологии России. Научная и организационная продукция Респираторного центра Карелии только в последние годы 6 раз представлялась на зарубежных конгрессах и в России, где выдвигаемые идеи получили высокое признание.

 


В настоящее время в Карелии создана разветвленная служба интенсивной терапии, анестезии и реанимации с отделениями во всех республиканских, районных и городских лечебных учреждениях. В Республиканской больнице Карелии им. В. А. Баранова служба ИТАР сейчас представлена четырьмя подразделениями: 2 отделения анестезиологии и реанимации, блок интенсивной терапии при отделении острых нарушений мозгового кровообращения и блок интенсивного наблюдения и реанимации при кардиологическом отделении.


На кафедре и в отделениях, руководимых А. П. Зильбером, разрабатываются и внедряются в повседневную практику новые программы общего обезболивания, новые методы лечения больных, находящихся в крайне тяжелом состоянии. Благодаря этим программам и методам появилась возможность спасти и вылечить больных, судьба которых раньше была весьма сомнительной, если не безнадежной.


Многое из того, что делал А. П. Зильбер, отмечено числительным «первый»: первое в стране отделение ИТАР, предназначенное для лечения не только хирургических больных, первый в СССР курс анестезиологии и реаниматологии в медвузе, первая, оригинальная учебная программа для студентов, первые учебники и руководства по клинической физиологии и по медицине критических состояний. Это А. П. Зильбер ввел в русскую научную литературу термин медицинский труэнтизм. Его коллекция врачей-труэнтов, то есть врачей, прославившихся не только в медицине, содержит более 2.000 досье. В нее входят и личности, причисленные к лику святых (например, В. Ф. Войно-Ясенецкий — архиепископ Лука), и многогранные таланты (И. К.Ф. Шиллер, Сунь Ят Сен), и отъявленные негодяи, на которых клейма ставить негде (мерзавцы типа М. Петю и Ф. Дювалье).


Книги, написанные А.П. Зильбером (а их, не считая отдельных глав в крупных руководствах и энциклопедиях, 34, три переведены на иностранные языки) это с одной стороны – учебники и руководства для врачей и не только анестезиологов-реаниматологов, а с другой – плоды поисков, раздумий, споров с самим собой.
У многих людей, знающих профессора Зильбера, возникает вопрос: «Как может человек успевать так много сделать?» Стандартный ответ — кто рано встает, тому Бог дает — и подходит, и не подходит. А. П. Зильбер действительно встает рано — об этом знают все, кто общался с ним. Сам профессор объясняет свое раннее появление в рабочем кабинете больницы привычкой, благоприобретенной в первые годы работы анестезиологом, когда нужно было знать о состоянии тяжелых больных в самые опасные часы суток — ранние утренние. Возможно, что так оно и есть. Однако есть и другое объяснение, не менее «научное»: просто профессор относится к той редкой породе жаворонков, которые привыкли смотреть из заоблачных высот на мир в первых лучах восходящего солнца, когда тени только начинают появляться, и можно успеть рассмотреть, кто их откидывает и почему.


Работа для профессора — естественное состояние и души, и тела. Понимая необходимость отдыха он, тем не менее, отдыхать не любит. Отдых для него — это перемена занятия. Он даже на съезды и конференции ездить не любит — выбивают из привычного рабочего графика. За пятьдесят с лишнем лет работы он всего не больше десятка раз был в отпуске. Но даже в отпуске он находит какое-то занятие «для мозгов». Будет ли это чтение лекций или участие в дискуссии, работа над новой книгой или статьей — все зависит от конкретных обстоятельств.


Перечислять все титулы, звания и награды А. П. Зильбера не имеет смысла — для человека, не страдающего болезненным честолюбием (а именно к этой категории людей относится профессор), все это — словесная шелуха, лишь мешающая спокойно работать. Главным признанием он считает признание коллег, а главным достижением — авторитет службы медицины критических состояний у населения.
Сейчас профессор работает над книгой о своей любимой группе врачей – о врачах-труэнтах. Но кроме этого он готовит и читает лекции студентам и врачам и не только петрозаводским. Благодаря развитию телекоммуникационной связи лекции А.П.Зильбера слушают одновременно врачи сразу нескольких городов – от Мурманска до Ташкента (все-таки любимый город…).


Работа продолжается... Эти слова, пожалуй, справедливы для всей жизни профессора. И хотя одна из публикаций об Анатолии Петровиче называлась «Пока есть идеи — живу», главный лозунг его жизни: «Пока работаю — живу».


Вся неисчислимая армия учеников Анатолия Петровича Зильбера поздравляет своего Учителя со славным юбилеем и желает делать это неоднократно каждые 5 лет.

Виктор МАЛЬЦЕВ, доцент Петрозаводского государственного университета



 

Обсудить
43798