05 ноября 2013, 15:20

Сказочник

Сказочник

Что чувствует одуванчик, когда ветер сдувает его шевелюру? Он в гневе дрожит на ветру и думает: «Почему парашютики покинули меня? Им было плохо со мной?»
И от тяжелых дум поникает головой. А это скорая смерть для цветка. Не заглядывая в голубые глаза неба и не улыбаясь солнцу, он вянет.

Но один лысый одуванчик не завял, потому что кто-то шепнул ему:

— Какой ты красивый! Как тебя зовут?

Одуванчик увидел, что один парашютик не улетел, а остался с ним. Он поднял голову и как будто чуть-чуть подрос, а его зеленый стебель стал красивого изумрудного цвета.
Смущенно улыбаясь, он ответил:

— Одуванчик.
— Ты такой большой… Тебе больше подходит имя Одуван! — Сказал крохотный Парашютик.

С трудом скрывая волнение, Одуван спросил:
— Почему ты не улетел путешествовать с ветром, как другие парашютики?
— Мне захотелось узнать, что повидал ты, когда был парашютиком и летал…
— Судьба одуванчика зависит от дуновения ветра. Я сразу упал в землю и поэтому мне нечего рассказывать… — вздохнул Одуван.

Он с досадой подумал: “Парашютику будет скучно со мной, и он улетит!” и заговорил быстро и отрывисто:
— Сегодня ветреный день. Ну, давай лети! Мне и без тебя хорошо. Я ни от кого не завишу…
— Я не могу бросить тебя. Одуванчик жив, пока на нем есть хотя бы один парашютик.
— Но придет зима, и мы вместе замерзнем под снегом. Тебе лучше посмотреть мир, чем провести всю жизнь рядом с лысым одуванчиком!

Парашютик только загадочно улыбнулся. Подул нежный ветерок, и они закачались в танце… Но неожиданно ветер захлестал ледяными порывами и оторвал Парашютик. От страха он потерял сознание, а когда очнулся, его ласково покачивали волны. Подплывали рыбки и игриво подталкивали носами. Парашютик не понимал, что с ним происходит. Но ему понравился соленый запах моря и новое ощущение невесомости… Вдруг что-то тяжелое упало на него и потащило ко дну. Это была птица, охотившаяся на рыбу. Парашютик запутался в ее перьях. Птица взмывала ввысь и снова кидалась камнем в воду. Ничего не поймав, она полетела подбирать крохи к людям…

По берегу шли девочка с мальчиком. Они ели французский батон, отрывали от него крупные белые куски и бросали вверх. Чайки пытались поймать их на лету, смешно сталкиваясь в воздухе. Девочка весело хохотала. Мальчик робко шел в метре от нее, и кончики пальцев его руки еле-еле доставали до ее талии. Он нежно смотрел на ее загорелые, обласканные солнцем плечи. На щечки, обрызганные золотистыми веснушками, похожими на капельки меда. На блестящие волосы, словно сотканные из солнечных лучей. Парашютик тоже залюбовался девочкой… Но птица, ловко подхватив большой ломоть хлеба, полетела дальше.

Они летели над морем. Вечер тянулся неспешно, как лениво сползает капля мёда по стенке банки. Солнце погружалось в воду медленно, осторожно, как в горячую ванну. Алые блики покачивались на волнах, как лепестки роз. Парашютик ощущал приятный холодок внутри, словно освежился росой на жаре — так растения чувствуют счастье. Но вдруг всё его маленькое существо охватила жгучая боль.
«Как жаль, что мой друг не видит этой красоты! — грустно подумал он. — Одуван засохнет от одиночества…»

Птица села на дерево у небольшого домика. Его белые стены румянились в лучах заходящего солнца. Вскоре небо потемнело, и лишь светлые облака напоминали, что еще не ночь. Когда сахарные облака растворились в чайном небе, птица заснула. Парашютику было тепло и уютно в ее мягких перьях. Утомленный новыми впечатлениями, он тоже быстро заснул. А когда проснулся, было еще темно. Небо было затянуто темно-серыми облаками. Но вдруг в маленькой, как звезда, дырочке в небе показался кусочек розового солнца… Солнце долго не показывалось, но сквозь просветы в небе Парашютик видел, как оно примеряло то малиновое, то красное, то оранжевое платья — и, наконец, выбрало свое лучшее, желтое.

Игривые волны бежали к берегу наперегонки. Коснувшись песка, они превращались в морскую пену, и каждый пузырёк переливался радугой. Все вокруг радовалось новому дню — а Парашютик думал об Одуване и плакал; но казалось, что на его пушистых белых ресницах блестели капельки росы.

Парашютик выбрался из перьев птицы и устроился поглубже в гнезде, чтобы его не унесло ветром. Ему никуда не хотелось лететь… А птица улетела куда-то и вернулась, держа в клюве цветы. Она стала вплетать их в солому, заботливо обустраивая свой дом. И вдруг среди сладко пахнущих цветов Парашютик увидел засохшего, сморщенного Одувана!

— Это ты! Это ты! — обрадовался Парашютик.

Одуван не отвечал.

«Он засох! Он умер!» — с ужасом подумал Парашютик.

На лице Одувана промелькнула улыбка… Он почувствовал, что Парашютик любит его. Но эта любовь казалась ему прекрасной и неуловимой бабочкой, которая присела ненадолго на сухую травинку, и вот-вот улетит к ярким, достойным ее цветам… Одуван грустно посмотрел вниз на розы, растущие на клумбе под деревом. Их только что полила девочка. Она сидела на траве, любуясь цветами, и ветер играл ее золотистыми волосами.

— Я уже видел ее, когда путешествовал с птицей… Она просто солнышко! — заворожено прошептал Парашютик.

У растений солнышко — лучшее, что можно сказать о человеке. Они называют так того, кто с любовью заботится о них.

Одуван раздраженно пробурчал:

— Она как ядовитый цветок: ее внешность обманчива. Красивая, но злая! Противно смотреть, как она трясется над своими розами. Разговаривает с ними, целует каждый лепесток. А простые одуванчики срывает ради забавы. Я видел, как она сплела из них венок и бросила гнить у дороги.

Парашик молчал, не зная, что ответить. Он подумал:

«Если одуванчик живет, пока на нем есть хотя бы один парашютик, то почему не умер Одуван? Наверное, он жив, пока я люблю его… Ветер оторвал меня от Одувана, но душой я всегда был с ним».

— Ну и что ты собираешься делать? — спросил Одуван. — Снова улетишь путешествовать с птицей? Или спрыгнешь вниз, к розам, и пустишь корни?
— Всем парашютикам суждено упасть на землю, расцвести цветком и завянуть. А мне повезло — я могу повидать мир… Давай запутаемся в перьях птицы и будем вместе путешествовать?
— Нет, я могу упасть! — испугался Одуван.

Парашютик задумался. Он молчал весь день. Вдруг он сказал Одувану:

— Хочешь, расскажу одну историю? …Жил-был у дороги одуванчик. Он с завистью смотрел на пышные цветы на клумбе. Их заботливо поливала улыбчивая девочка, и бабочки обнимали крылышками… Их не позволялось срывать. Их аккуратно срезали к празднику и ставили в вазу. Одуванчик давно смирился, что так любить его никто не будет. Его жизнь ничего не стоила — в любой момент его могли растоптать или сорвать и выкинуть. Но солнце любило все цветы одинаково — и роскошные и простые. Солнце дарило одуванчику свое тепло. И тогда его золотые лепестки-лучики задорно светились, и сам он напоминал маленькое солнышко… Когда Солнце скрывалось, одуванчик болезненно переживал разлуку. От пасмурного уныния и серой тоски он быстро старел. Желтые лепестки-лучики превращались в невесомые белые парашютики. Седой одуванчик в терпеливом ожидании смотрел на белесое небо. Он обещал своим парашутикам, что выглянет Солнце, и они снова станут золотистыми лепестками. А парашутикам хотелось самостоятельности — они спешили покинуть его, с нетерпением ожидая ветра. Один за другим они отправлялись в свободный полет, оставляя его в полном одиночестве и отчаянии. Но однажды он услышал: «Какой ты красивый! Как тебя зовут?»

— Я понял, почему ты тогда не улетел! — перебил его Одуван. — Я, наверное, был очень жалкий. Ты меня пожалел!
— Можешь считать это жалостью, но я думаю, это… любовь.

«Не верю я ему! Все парашютики ветреные. Все равно он когда-нибудь бросит меня…» — подумал Одуван и нахмурился.

Словно не замечая этого, Парашютик начал рассказывать Одувану другую историю:

— Смотри, какая огромная гора! Она смотрит на свое отражение в зеркальной воде и думает:

«Этой горе повезло: она купается в море. А меня тысячи лет обжигает солнце. Но если я брошусь в волны, чтобы освежиться, погибнут люди, которые живут на мне…»

— Видишь огоньки? Там деревня, — кивнул в сторону горы Парашютик.
— Море пожалело раскаленную гору. Оно дало воды тучам и попросило их полить ее. Освежившись после дождя, гора улыбнулась радугой. Но не морю. Она посчитала своим благодетелем небо. Гора потянулась к облакам, и они обняли ее вершины туманом… А море ласково смотрело на счастливую гору, не ожидая благодарности…

Вдруг Парашютик увидел ту девочку, которую они с Одуваном видели утром в саду. Она стояла у раскрытого окна и смотрела на цветущее дерево. Девочка потянулась к ветке, чтобы сорвать белый цветок и… выпала из окна! Высота была большая, и Парашютик закрыл глаза, чтобы не видеть, как она разобьется о камни. Словно сквозь сон он слышал тревожные голоса: «Марилена! Как ты?»

Потом примчалась машина, визжащая противным голосом. От ее звука Парашютик встрепенулся, как ошпаренный.

— Бедняжка! — заплакал он.
— Так ей и надо, — пробормотал Одуван. — Сколько одуванчиков загубила!
— Да ты просто злобный ворчун! — воскликнул Парашютик и бросился вниз, на носилки, где лежала Марилена. Упав на ее волосы он запутался в них, чтобы его не унесло ветром. Девочку отвезли в больницу. Парашютик успокоился, услышав, как мужчина в белом халате сказал родителям: «Вашей дочери невероятно повезло — она упала с такой высоты и сломала только ногу! Но в больнице ей придется задержаться».

…Днем Марилена улыбалась и шутила — и только Парашютик видел, как по ночам она тихонько плакала в подушку.

«Почему мое солнышко плачет? — думал он. — Жаль, что я не могу ее утешить».
Ее лучистые глаза и золотистые волосы снились Парашютику каждую ночь; он постоянно думал о Марилене — а Одувана вспоминать не хотелось…

Девочка читала много увесистых книжек без картинок. Парашютик смотрел, смотрел на них, да так и выучился читать. Ему было интересно узнавать о жизни с точки зрения людей — из книг и разговоров. «Они видят мир совсем по-другому!» — каждый раз удивлялся Парашютик.

Но вскоре Марилене надоели книги. Парашютик видел, как она дни напролет водила ручкой по бумаге. Если ручка скользила плавно, она улыбалась. Но иногда ручка начинала быстро чиркать, перекрашивая белую бумагу в синий цвет. Тогда девочка сердито вырывала и комкала лист. Парашютик понял, что Марилена пишет сказку. Она была творцом в бумажном мире — вершила судьбы героев, придумывала новые законы природы. Под натиском ее фантазии радуга закручивалась в спиральку, похожую на леденец…

Девочка не подозревала, что за ней наблюдает Парашютик. Однажды она расчесывала волосы, и зубья расчески зацепили его.

— Что за пух у меня в голове? — улыбнулась Марилена и стала играть с Парашютиком. Она подбросила его и сильно подула. Парашютик закружился и запрыгал в воздухе. Он испугался, что упадет на пол и его вымоет уборщица, протирая пыль. Но Парашютик смотрел на сияющую улыбку девочки, и в голове у него промелькнуло: «Счастье в том, чтобы дарить его кому-нибудь!»

Наигравшись, Марилена положила Парашютик на ладонь и прошептала:

— Эта пушинка напоминает крыло ангела… Напишу сказку про ангелов!
— Напиши лучше про эльфов, — предложил Парашютик. — Однажды я был в маленькой цветочной стране, где живут эльфы эви. Вместо крыльев у них два лепестка белой розы. Все эви рождаются с белыми крыльями-лепестками. Но если эви сделает зло, его лепестки завянут и почернеют. На белоснежном лепестке появляется пятнышко даже от дурной мысли. Чем чернее душа, тем темнее крылья…

Однажды злой эльф полюбил белокрылую эви. Он страдал и думал:

«Я черный, как бездна, а она настолько чиста, что светится изнутри».
Эльф знал, что в мире людей растут белые розы. Он решил слетать туда и добыть два лепестка, чтобы поменять себе крылья. Он думал, что у него получится обмануть прекрасную эви и добиться ее любви… У эльфов был закон: никогда не летать в мир людей. Но он так хотел получить белые крылья, что не побоялся нарушить многовековой запрет! Оказавшись в мире людей, эльф увидел мальчика. Тот лакомился шоколадным мороженым. Глаза и волосы мальчика были кофейного цвета. Одет он был во что-то цвета корицы. Мальчик сладко улыбался, и от него веяло теплом.

«Наверное, это и есть люди!» — подумал эльф, — «И почему нам запрещено к ним летать? Они совсем не страшные».

Он подлетел к мальчику, чтобы спросить, где найти белые розы. Но ребенок подумал

— какая-то мошка летит на его мороженое — и прихлопнул злого эльфа…
— Хорошо, что я тебя нашла! — улыбнулась Марилена — Мне будет не так скучно лежать в больнице…
— Я буду помогать тебе писать сказки! Я путешествовал, когда запутался в перьях птицы, и мне есть, о чем рассказать…
— Ты видел море? Я никогда там не была.
— Да… Море — это страна, в которой живет много волн. Волна рождается на горизонте и умирает на берегу. Ради того, чтобы нарисовать улыбку на лице песка, она растворяется в нем. Теряет себя, теряет жизнь — зная, что после нее песок будут ласкать другие волны…

Парашютик замолчал. Он вспомнил Одувана: «Я так же растворялся в нем! И не замечал красоты вокруг, не радовался жизни…»
А Марилена решила, что Парашютик скучает по морю. Чтобы развеселить его, она предложила:

— Давай смотреть в окно и находить облака, похожие на что-нибудь! Смотри, вон то — как шляпа! А рядом с ним — кошка…
Но Парашютику в каждом облаке мерещился одуванчик.
— Почему облака принимают причудливые формы? — спросила Марилена.
— Они смотрят на землю и показывают друг другу то, что им понравилось…
Однажды облако залетело в окно мастерской скульптора и попросило его:
— Слепи из меня человека! Я хочу ходить по земле.

Скульптор слепил из облака девушку. Летящей походкой она вышла на улицу. Ветер подхватил ее и унес в жаркую страну, где жизнь людей была далеко не безоблачна… На городской площади сидел чумазый мальчик. Он умирал от жажды. Девушка сжалилась над ним и вытерла ему лицо своей влажной рукой. С обликом девушки облаку досталась и материнская любовь… Потрескавшиеся губы ребенка растянулись в улыбке. Но взгляд продолжал гипнотизировать пустой стакан. Вдруг девушка-облако поняла, что сможет спасти мальчика от жажды — но для этого ей придется умереть самой. Не раздумывая, она бросилась в раскаленный стакан и превратилась в воду.

Марилена спросила:

— Почему твои сказки такие короткие?
— Я сам маленький, и мои сказки маленькие! А ты можешь придумывать их продолжение.
Девочка рассмеялась и погладила Парашютик:
— Я буду всегда носить тебя с собой в кулоне, и ты будешь рассказывать мне сказки.

…Когда Марилену выписали, она пошла посмотреть на то дерево, из-за которого упала. Парашютик долго смотрел на лохматое заброшенное гнездо, скрытое в его ветвях. Наконец он не выдержал и попросил:

— Положи меня в гнездо! Оно прямо над твоим окном.
— Ты хочешь, чтобы я опять упала? — засмеялась Марилена.
— Послушай, в гнезде живет Одуван, который… — и Парашютик рассказал девочке свою историю. Но она решила, что это очередная сказка. Тогда Парашютик сказал:
— Я бы забыл Одувана, если бы знал, что о нем заботится другой парашютик. Но кому нужен сухой стебель без лепестков?.. Пожалуйста, помоги мне вернуться!
— Хорошо… Я попробую…
Марилена открыла окно и осторожно дотянулась до гнезда. Парашютик ласково пощекотал ее пальчик на прощание и спрыгнул в гнездо.
Одуван не заметил гостя. Он смотрел, не отрываясь, в одну точку.
— Привет! Я вернулся! — воскликнул Парашютик и прильнул к Одувану. Ему захотелось согреть друга своим нежным пухом. Обниматься с засохшим, сморщенным стеблем было неприятно. Но Парашютик только сильнее прижался. Одуван дрожал от волнения, как на ветру. Первый раз в жизни он почувствовал себя счастливым.

Ветер оторвал с дерева последний лист, и он закружился в хороводе со снежинками. В гнездо плавно опустился холодный колючий парашютик и растаял.

Одуван виновато сказал:

— Я предупреждал, что придёт зима, и мы замерзнем под снегом… А я так хотел, чтобы ты превратился в цветок следующей весной!

Снегопад не прекращался весь день, и к вечеру на дереве уже была белая пушистая шапка. Дерево стало похоже на огромный одуванчик.

Алиссия Хорошавина: учусь в информатико-математическом классе Университетского лицея на отлично. Среднюю школу закончила с аттестатом особого образца. Но я творческая личность — в параболе вижу улыбку, и в тетрадке рисую лучики у окружности. И даже моя подпись в паспорте — со смайликом.
Мое хобби — заставлять людей улыбаться. Поэтому я пишу жизнерадостные сказки и рисую к ним забавные картинки. Чтение уносит нас в волшебный мир, где мы забываем обо всем грустном…

Чем бы я хотела заниматься в будущем, я еще точно не определилась. Хотелось бы, что бы в моей жизни нашлось время для творчества. Творчество позволяет сделать мир красивее, а красота спасет мир.

Обсудить
20978