14 августа 2014, 11:34

«За книжками». Женщины на «кострах» общественного мнения

«За книжками». Женщины на «кострах» общественного мнения

Этот Шмитт пишется с двумя «т» на конце. А то мой компьютер упорно пытался сделать из француза Шмитта немца Шмидта.

Эрик-Эмманюэль Шмитт действительно один из самых читаемых французских авторов. Переведен на 50 языков мира … дальше хвалить не буду, иначе возможна обратная реакция. Я сама с подозрением отношусь к рекламным надписям на обложке типа «интеллектуальный бестселлер». Однако Шмитт меня зацепил. Наконец-то тот случай, когда спешишь домой не потому, что там голодные коты, собаки и люди, а потому, что там лежит недочитанная книжка! Новый роман Шмитта «Женщина в зеркале».

Роман сшит из трех параллельных и вроде бы никак не связанных историй из трех различных эпох: Брюгге XVII века, Вена начала ХХ века и Лос-Анджелес, наши дни. Три дамы – Анна, Ханна, Энни – все потрясающе красивы, и у каждой есть тайное призвание, которое только предстоит осознать. Осуществление своего предназначения может стоить им жизни, поскольку общество и собственные семьи требуют них чего-то совершенно им чуждого.

Как пишет рекламная статья, «их объединяет только одно: ощущение, что в зеркале они видят не себя». По-моему, такого ощущения у героинь как раз нет. А есть внутреннее недовольство, каковое переживает, наверное, каждое женщина перед зеркалом, желание что-то переделать в себе. Но это только начало. Женщина в зеркале – это скорее женщина в кривом зеркале общественного мнения. Ханжеского – в XVII и начале ХХ веков, в наше время — пропитанного цинизмом и пофигизмом, однако по-прежнему не принимающего «неадекватного» поведения женщины. Проще говоря, общественное мнение во все века осуждало женщину, пытающуюся выпрыгнуть из своей роли, покончить наконец с притворством. Даже если женщина по доброй воле решила уйти в монахини, как это случилось в Брюгге в XVII веке, все равно уход ее «неправильный», поскольку в миру для этого вроде бы нет никаких причин – ее собираются выдать замуж и жених ей не противен. Никто не верит, что любовь к Богу может пересилить желание стать женой и матерью…

Может показаться, что роман феминистский. Авторам рекламной статьи именно так и показалось. И все-таки это скорее религиозный роман, несмотря на сравнительное вольное поведение второй и третьей героинь. Но – соприкосновение с историей праведницы, погибшей на костре 350 лет назад, способно изменить жизнь женщины, которая и думать забыла о Боге и о том, что в мире существует еще что-то иное, кроме денег, наркоты, траханья без любви и т.д.

В связи с этим напрашивается вопрос, а так ли уж необходимо адекватно вписываться в социум? (Эту формулировку я взяла из рекламы центра психологического тренинга.) Вроде бы адаптироваться надо, поскольку мы в этом социуме и живем, однако существует опасность потерять индивидуальность и превратиться в обывателя, которому по большому счету ничего не требуется, кроме горячей воды, парового отопления и качественных продуктов. Тем более если речь о женщине.

Наверное, многие женщины, сумевшие обрести самоидентичность, могут вспомнить, как в ранней юности их жаркое стремление самовыразиться встречало резкое неодобрение родственников: «Тебе чего недостает-то?», в смысле – будь как все, и жизнь пойдет по накатанной. Честно говоря, не переношу формулировку, оправдывающую туповатое потребительское существование: «Все так живут». Не все, к счастью. Однако, праведницы по-прежнему отправляются на костер – пусть теперь и в гипотетическом смысле, и в ответ на их тихое: «Я же только хотела помочь…» звучит в лучшем случае: «Ой, вот только не надо ля-ля про эту бескорыстную помощь…» Люди вообще зеркалят. То есть приписывают окружающим собственные недостатки, а своим врагам – вообще самые страшные собственные пороки.

Чувственный сентиментальный роман поднимает не только вопросы женской психологии – но и проблемы общечеловеческого стремления к обретению самого себя, что можно интерпретировать и как раскрытие замысла божьего. Еще и поэтому «Женщина в зеркале» – роман религиозный, при этом очищенный от ханжеской шелухи, поскольку мы все же живем в миру, а он далеко не идеален.

На сайте того же психологического центра я прочла, что мир в сущности справедлив и что все неприятности, которые мы переживаем, даются не просто так. Мы же не удосуживаемся проанализировать собственные поступки, чтобы понять, за что нам такое наказание… Ой ли. Настолько ли справедлив мир, что праведницы во все века отправлялись на костер, а для толпы их предсмертные муки были чем-то вроде развлечения? Зачем же так-то? Неужели только затем, чтобы через 350 лет кто-то одумался и прошел к Богу?

В общем, тяжело нам, женщинам, само-иден-ти-фи-ци-ро-ваться.

Но Шмитт все равно хороший писатель.  Книга есть в абонементном отделе Национальной библиотеки.

Обсудить
19677