24 июня 2014, 13:12

Кумиры юности: От готической музыки до социальной ответственности бизнеса (видео)

Кумиры юности: От готической музыки до социальной ответственности бизнеса (видео)

Арсений Морозов — аспирант института экономики, пишет диссертацию на тему социальной ответственности бизнеса. Между тем, ему хочется иметь свой бизнес, художественный. Он считает, что Петрозаводску совсем не помешала бы собственная частная арт галерея. Возможно, мечта молодого человека связана с тем, что он – сын самого известного в Карелии художника Аркадия Морозова. Кумиром юности Арсения, между тем, был вовсе не Марат Гельман, а лидер швейцарской группы Lacrimosa Тило Вольфф. Вжиться в его образ Арсению помог проект «Кумиры юности».

— Я до сих пор не знаю, кем хочу быть. Постоянно нахожусь в плавающем состоянии. Одно время у меня был интерес к менеджменту, к искусству управления. Сейчас я занимаюсь актуальной темой, связанной с социальной ответственностью бизнеса. Россия вступила в ВТО, поэтому бизнес должен придерживаться определенных общих правил игры. В Карелии о том, чтобы работники получали жилье, премии, обеспечивали сохранность своего здоровья, представители малого и среднего бизнеса не говорят вовсе – общая экономическая ситуация им не позволяет развернуться. Какие-то преференции могут быть у работников крупных предприятий вроде завода «Петрозаводскмаш», но и тут уж, как получится. Что будет после защиты диссертации, каким делом я буду заниматься потом? Точно не хочу ничего продавать. В идеале хотел бы открыть частную арт галерею. Она бы Петрозаводску, мне кажется, не помешала.

1-1

— Рок-музыкой я начал интересоваться лет с четырнадцати. Начиналось все с русской музыки. «Короля и шута» до сих пор люблю, их старые альбомы. Потом я нашел в интернете список различных металл-течений. Как выбрать? Пошел в магазин и купил диски каждого из них, сидел потом слушал. Lacrimosa сразу заняла какое-то важное место в моей тогдашней жизни. Еще была фолк-рок группа In Extremo, тоже немецкая. Хорошая качественная музыка с атмосферой. Атмосфера вообще много значит для меня. Сложно объяснить, что это такое – всё на уровне ощущений. Lacrimosa поразила еще интересным экспериментом, связанным с синтезом симфонической музыки и тяжелого металла. Родители меня часто водили на концерты джазовой и классической музыки. Инструментальная музыка – это мое любимое с раннего детства.

1-11

— Группа Lacrimosa была основана в 1990 году вокалистом Тило Вольффом. В основном, он сам пишет музыку. Ему помогает Анне Нурми, она, кстати, из Финляндии. Это два основных персонажа группы. В 15 лет он сам научился играть на фортепиано, чтобы записывать свои песни, потом создал лейбл. Он – представитель готического направления, от дарквейва в начальных альбомах до симфонического металла в последних. Тексты его песен для меня не так важны, голос вокалиста я воспринимаю просто как дополнительный инструмент. Lacrimosa, в основном, — это лирика: в Германии с 1980-х годов была тенденция ухода лирических поэтов в музыку. Тило до сих пор популярен, но я уже его не слушаю. Сейчас мне интереснее более жесткие альбомы.

3

— В 15 лет я слушал готическую музыку, но никогда не относил себя к обычным готам. Да, я ходил в черном, но при этом никогда не был тихим и печальным. Кожаный френч у меня был, кожаные штаны, еще что-то. Класса с 11-го красил волосы в черный цвет. У меня даже была высветленная прядь, как у Тило Вольффа – я экспериментировал. Я заказывал футболки с обложками альбомов любимой группы, сейчас еще есть одна – вся рваная, ношу ее в деревне. В свое время носил анх – коптский крест. Потом обнаружил у себя аллергию на металл. Года три все это продолжалось, потом я остыл.

2 (1)

А черный цвет мне нравится до сих пор. Весь наш мир, на самом деле, черно-белый. Красит его только наше воображение. Черный — благородный цвет, ни в коей степени не связанный с тьмой и негативом, как мне кажется.

— В художественную школу не ходил – как-то не связало с этим. Конечно, папа повлиял на мои вкусы, но мама влияла больше. Она, кстати, всегда нормально относилась ко всем моим увлечениям. Зато я учился в музыкальной школе – пять лет фортепиано и четыре – гитара, но все это уже забылось. Жалею, что пошел на гитару, лучше бы фортепиано развивал. Потом вообще заленился и не пошел учиться музыке дальше. Сейчас есть мечта научиться играть на бас-гитаре и на саксофоне. В детстве и юности мне, как и прочим, хотелось выделяться. Сейчас это ушло. Если и выделяться, то в творчестве. Мне, например, нравится фотография. Нравится снимать не картину целиком, а выхватывать какие-то элементы, замечать их геометрию. Людей не снимаю принципиально – слишком для меня трудно.

Смотреть галерею:

Обсудить
19503