20 марта 2017, 09:36
2095

«Древнейшая профессия» в «подстоличной Сибири». История интимных услуг

Как в Петрозаводске в минувшие века регулировали деликатную сферу проституции.
Автор:  Редакция

Проституция в современной России вне закона. А в царские времена это был вполне легальный бизнес. Нет, с этим явлением боролись (например, загоняли девиц легкого поведения в определенные кварталы, заставляли их краситься особым образом и т.д.), но позже было решено проституцию легализовать, чтобы, в том числе, поиметь с этого явления денег.

И Петрозаводск в этом смысле не был исключением: были здесь и дома терпимости, и «индивидуальные предпринимательницы», и те, кто за их деятельностью строго следил. В карельских архивах сохранилось по этой теме достаточно документов.

Возьмем 18 век, документ, датированный 26 мая 1775 года. Вот что там писалось:

«…Многие здесь крестьянки – бабы и девки… подвергают себя, так и других, в рассуждении невоздержанности их, венерическим болезням (каковыми страдая, мастеровые нередко и по большому времени бывают в лазарете…), что ныне и вышло от одной самолично признавшейся в блудном житии девки… А сверх того шатается здесь впраздне девка Ксения Васильева…»

Чтобы искоренить явление, тогда предлагалось возвращать девок в их семьи, а если таковой не было, то выдавать «гулящих» женщин замуж и наказать мужу, чтобы от себя ее не отпускал «и ни до каких шалостей не допускал». При этом местная полиция должна была иметь за блудницами «наивсегда крепкое наблюдение».

В 1777 году в протоколе Канцелярии Олонецких Петровских заводов с тревогой отмечалось:

«От лекаря… усматривается страждущими оными солдат и мастеровых не малое число, а более венерическими… Следовательно, ни от чего другого оная прилипчивость происходит, как от непотребных женщин. И потому видно, что оных шатается здесь в довольном числе».

В протоколе, который подписал начальник Александровского завода Аникита Ярцов, было написано, чтобы больных этой заразой лечили «с крайним попечением».

А вот уже 19 век и документ от 9 января 1852 года: «Рапорт полицмейстера Александровского завода управителю завода об итогах осмотра мастеровых с целью выявления «любострастных» болезней». Согласно документу, после осмотра рабочих завода (от 16 до 60 лет) только трое оказались заражены «любострастною болезнею» и были отосланы в заводской госпиталь на излечение.

Как докладывал тогдашний полицмейстер Веденеев, заразились они «от неизвестных им женщин». И дальше главный полицейский Петрозаводска писал:

«Из числа же подведомственных заводу женщин, таких, которые бы могли формально распутством и чрез промысел собою снискивали себе пропитание ввиду нет, да и состоящих под явным сомнением в отношении их здоровья не находится, а посему как жены, равно и дочери… остаются без присмотра. Публичных же борделей здесь не существует».

Но это было в 50-х годах, а вот в восьмидесятых годах того же века картина совершенно изменилась. Есть любопытный документ с названием «Ведомость за майскую треть 1881 г. о публичных женщинах, находящихся в домах терпимости г. Петрозаводска». Расписано все очень подробно. Знаете, сколько легальных девиц легкого поведения было в столице губернии? Тридцать! Все они находились под строгим наблюдением полиции и врачей, при этом 10 из них почему-то на «техосмотр» не явились (за что и были наказаны и уволены со «службы»).

И знаете, сколько в маленьком городе Петрозаводске было домов терпимости? Не поверите – четыре! При этом, что удивительно, легальных «ночных бабочек» было зарегистрировано тоже всего четыре. Зато так называемых «одиночек» по данному профилю работы было еще тридцать – работали на дому.

Между прочим, нелегальный, тайный разврат в те времена преследовался по закону. В той же докладной записке 1881 года указано, что «в майскую треть задержано по подозрению в тайном разврате 5 человек». Интересно, как это вычислили, как и чем наказали и что такое вообще тайный разврат? Значит, не платили налоги, за что и были наказаны? Вроде как: ты занимайся своим делом, но легально – такая тогда была логика.

А были и другие преступления на почве «любострастности», не связанные с проституцией. В 1745 году некто Василий Фролов дважды изнасиловал обывательницу Аксинью Антонову. Та подала жалобу в Канцелярию Петровских заводов, и хотя заводские начальники были явно на стороне прелюбодея, они постановили:

«За вышеописанное блудонасильство… учинить ему… при  собраньи завоцких жителей з барабанным боем… бить плетьми нещадно, дабы на то смотря, другим так чинить было неповадно».

О как!

Кстати, в 19 веке, как уже было сказано выше, за здоровьем проституток следили достаточно строго. В 1881 году осмотрели всех, кто занимался этим промыслом, и выявили 18 зараженных женщин (чем именно – не сказано).  Хотя можно прикинуть чем – в местной больнице было специально организовано два места для «лечения сифилитиков». При этом 17 девиц были отправлены на лечение в местную больницу. А всего проверок за декаду было 345! Вот как тогда следили за женщинами легких нравов!

В 1897 году проституция якобы пошла на убыль – всего-то три штуки девиц было документально зарегистрировано в Петрозаводске. Думается, что тогдашнее начальство просто приуменьшило статистику – может, невыгодно стало об этом говорить? Но до революции 1917 года в Петрозаводске и домов терпимости хватало, и «ночных бабочек» было в избытке.

После октябрьского переворота 1917 года о проституции в официальных документах того времени ничего не указывается. Большевики пытались запретить эту деятельность, но ничего у них не получилось. Как не получилось устранить это явление, наверное, нигде в мире.

Ростислав ГЛАДКИХ