03 июня 2019, 07:00

Живите без крыши: дом, превратившийся в руины, не собираются расселять

Скандал с домами, вылетевшими из программы переселения аварийного фонда, получил неожиданный поворот.

– О том, что наш дом вот-вот развалится, мы предупреждали давно. Не дождавшись никакой помощи, просто съехали на съемное жилье, потому что боялись за свою жизнь. В этом году зимой крыша все-таки рухнула.

Многодетная мать Юлия Шкунтик показывает сообщения, которые она отправляла Артуру Парфенчикову еще два года назад: губернатор был последней надеждой после безуспешного обращения во всевозможные инстанции.

«Все дома вокруг расселили, а наш «новенький» остался. В двух семьях у нас маленькие дети, крыша висит на гнилой балке и вот-вот обрушится, в администрации разводят руками и никак на нас не реагируют, а до беды недалеко, мы боимся, что нас придавит! Помогите, страшно ложиться спать!» – писала женщина высокопоставленному чиновнику.

Дом на четыре семьи по улице Шоссейной в поселке Чална был признан непригодным для проживания в декабре 2014 года. Как и во многих тысячах случаев, документ этот ни на что не повлиял – никакого другого жилья его обитателям, в том числе из муниципальных квартир, не предоставили. Решать проблемы пришлось самостоятельно – люди разъехались кто куда, снимают жилье.

И сделали это очень вовремя. Потому что в феврале дом сложился, как если бы в него угодил метеорит. Аккурат над квартирой Юлии.

Юлия Шкунтик – многодетная мать, у ее соседки Алены Клок двое детей. Алена рассказывает: их третья соседка недавно родила двойню и прописывать детей будет именно в этот дом без крыши и электричества – больше некуда.

Постановление о признании дома непригодным для жизни появилось в 2014 году не просто так. По словам Юлии, они узнали о программе расселения аварийного фонда и захотели в нее войти. Обратились в администрацию, чтобы подготовить необходимые документы. В первую программу, которая уже завершилась, их дом, разумеется, не попал – в нее были включены лишь строения, признанные аварийными до 2012 года. Но Юлии пообещали, что во вторую программу, которая стартовала с 2019 года, они точно попадут. То есть люди целенаправленно добивались участия в программе расселения и сделали для этого все, что от них зависело.

Однако потом произошло нечто непредвиденное.

Дом № 16 по улице Шоссейной – один из десятков домов Пряжинского района, не попавших в новую программу расселения аварийного фонда. О проблеме этой мы писали совсем недавно. Строения в 2014-2015 годах массово признавались непригодными для жизни, но в 2017 году поселковые чиновники подготовили другие заключения, а прежние постановления отменили. Таким образом, дома не были включены в новую программу расселения.

Теперь – самое интересное. Жительница Чалны Любовь Зиненкова подала в суд, чтобы признать незаконным документ, отменивший постановления 2014 и 2015 годов. И, как мы уже сообщали, выиграла дело. Портал «Петрозаводск говорит» задался вопросом: означает ли это решение, что дом Зиненковой и еще 34 дома в Чалне автоматически попадают в программу расселения аварийного фонда?

За разъяснениями мы обратились в Минстрой Карелии. Ответ неприятно удивил.

Чиновники министерства вчитались в постановления, выпущенные в 2014 и 2015 годах. И увидели, что дома были названы не аварийными, а всего лишь (!) непригодными для проживания. А это, как говорится, две большие разницы.

«В соответствии с жилищным законодательством признание всех жилых помещений многоквартирного дома непригодными для проживания не является основанием считать многоквартирный дом аварийным. На основании вышеизложенного включение в Программу многоквартирных домов, указанных в постановлениях, противоречит требованиям действующего законодательства».

Давайте еще раз полюбуемся на этот великолепный дом, из которого не собираются переселять людей в ближайшие пять лет. И то правда: зачем переселять, если здесь и так никто не живет?

Получается, что суд был напрасным и шансов на скорое (относительно скорое) переселение у жителей Чалны нет? Портал «Петрозаводск говорит» полагает, что это не так, а чиновники Минстроя несколько ошибаются. Однако, чтобы понять масштаб абсурда, придется покопаться в документах и разобраться с формулировками.

В 2017 году Алена Клок, еще живя в квартире с падающей крышей, решила уточнить судьбу своего дома. Она обратилась в Минстрой, откуда в апреле – еще до свистопляски с отменой постановлений – пришло письмо вот с таким пассажем.

«Заключением межведомственной комиссии от 23 декабря 2014 года вышеуказанный дом признан аварийным и включен в реестр аварийных домов… Министерством будет сформирована и утверждена региональная программа по переселению граждан из многоквартирных домов… в которую будет включен данный дом».

Письмо подписано первым замминистра Александром Ломако – сейчас он возглавляет ведомство. Теперь Минстрой утверждает, что расселение этому дому не светило с самого начала. Каким образом позиция государственной структуры, от решений которой зависит качество жизни тысяч людей, могла развернуться на 180 градусов, непонятно. Такой вот плюрализм в голове господина Ломако. 

Впрочем, письмо гражданину, пусть и от органа власти, – документ не такой силы, как судебное решение. Когда мы писали наш первый материал, на руках у Любови Зиненковой еще не было судебного решения – но теперь мы смогли с ним ознакомиться. И  там написаны очень важные вещи, опровергающие позицию Минстроя, изложенную в официальном ответе на наш запрос.

Вчитываемся.

«Положение о признании помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу… утверждено постановлением правительства России. Положением не предусмотрена возможность признания всех жилых помещений в многоквартирном доме непригодными для проживания без признания дома аварийным и подлежащим сносу и реконструкции… Таким образом, непригодность всех жилых помещений в многоквартирном доме является следствием признания такого дома аварийным».

Теперь само решение:

«Постановление Администрации Чалнинского поселения от 22 марта 2018 года… признать незаконным. Считать жилой дом № 49 по улице Школьной аварийным и подлежащим сносу на основании постановления Администрации Чалнинского поселения от 25 декабря 2015 года».

Иными словами, Пряжинский суд полагает, что чалнинские дома по факту являются аварийными – именно аварийными! – с 2014-2015 года. А Минстрой считает иначе.

Подобная неразбериха встречается не во всех населенных пунктах. Например, один из домов Святозера в 2014 году был признан именно аварийным. Живущие в нем люди уже подали иск в суд, чтобы в перспективе войти в программу расселения. Надо полагать, суд этот – далеко не последний.

Прискорбно наблюдать, как неразбериха в документах, устроенная чиновниками всех уровней, выходит боком простым жителям. Алена Клок, стоя возле разрушенного дома, с сарказмом рассказывает, как его бывшим обитателям приходят счета за коммунальные услуги – за воду и вывоз мусора. За электричество вроде бы не приходят: когда рухнула крыша, повредился кабель и здание просто обесточили. И в программу расселения этот дом, признанный непригодным для жизни пять (!) лет назад, не включен!

Дом 16 по улице Шоссейной в Чалне – памятник не только чиновничьему бесстыдству. Это наглядное подтверждение того, что аварийные дома – вот ведь сюрприз! – могут разваливаться. В новой программе расселения значатся 636 аварийных строения. На самом деле их в Карелии гораздо больше. И почти во всех живут люди! Живут, невзирая на постоянный риск смерти. В прошлом году в Лоухском районе точно так же сложился аварийный нерасселенный барак. Жертв удалось избежать только потому, что обитатели его в момент обрушения были на работе...

Георгий Чентемиров's picture
Автор:

Журналистикой занимаюсь с 2007 года. Работал в "Молодежной газете", журнале "Ваш досуг", газете "Губернiя", на ГТРК "Карелия", в информационном агентстве "Республика".