13 июля 2017, 09:00
1627

«Бонус» похоронному монополисту. За чьи интересы бьется мэрия?

Как выяснилось в суде, Петрозаводская администрация пыталась «зачистить» рынок ритуальных услуг.

12 июля в Арбитражном суде Республики Карелия продолжилось рассмотрение скандальной истории, связанной с попыткой петрозаводской администрации передать все семь городских кладбищ в одни руки. Причем в руки частные. Во время судебного заседания всплыли подробности того, как готовился этот, с позволения сказать, конкурс. Участники процесса откровенно говорили о том, к каким ужасающим последствиям могла бы привести «задумка» городской власти, если бы ей дали воплотиться в жизнь.

Под занавес 2016 года петрозаводская мэрия затеяла конкурс на содержание городских кладбищ и оказание ритуальных услуг. Согласно конкурсной документации все городские кладбища планировалось передать компании-победителю, которая бы занималась не только их содержанием, но и оказывала весь спектр ритуальных услуг — от погребения и установки оградки до гравировки надписей и доставки цветников.

Каким-то чудом о конкурсе, который, мягко говоря, старались не афишировать, узнали в карельском УФАС и аннулировали его. Петрозаводской администрации пришлось на время отступить. Городская власть пошла в суд, чтобы оспорить решение антимонопольного органа, который увидел в конкурсе попытку ограничить конкуренцию на рынке ритуальных услуг.

Странности сопровождали этот конкурс с самого начала. Почему-то информацию о конкурсе разместили в разделе пресс-центра в ленте новостей, а не в специально разработанном для размещения конкурсной документации разделе сайта администрации. Недолго повисев в новостной ленте, сообщение о конкурсе оказалось надежно погребено в архиве. Многие предприниматели так и не смогли найти эту информацию.

Представитель администрации города Юлия Ульянова пыталась убедить суд, что все это было сделано, чтобы повысить «открытость и доступность» информации. Ульянова так и не смогла объяснить, почему, если уж администрация так стремилась к открытости и доступности, сообщение о конкурсе не продублировали в специально отведенных для этого разделах, которые обычно смотрят предприниматели.

Закон не содержит такого требования, где конкретно, в каком разделе должна быть опубликована информация,

- сказала Ульянова.

Выходит, у администрации возможности что-либо скрыть ограничены только количеством существующих разделов и подразделов сайта.

Анастасия Зиновьева

- Если кто-то ищет какую-то закупку, то, понятно, он не будет искать ее в новостной ленте, не зная тем более, какого числа опубликована эта информация, а будет искать ее в официальном разделе, где размещена информация обо всех торгах. Мы смогли найти документацию только потому, что  знали, в какую дату размещено это извещение, - пояснила представитель карельского УФАС Анастасия Зиновьева.

В Петрозаводске на содержании кладбищ работают два муниципальных предприятия - «Ритуал» и «Мемориал». На содержание кладбищ ежегодно выделяются бюджетные деньги — от 3 до 5 миллионов рублей. Судья Любовь Васильева пыталась понять, зачем вообще администрации потребовалось проводить конкурс, да к тому же объединять в один лот содержание кладбищ и оказание ритуальных услуг, которыми в Петрозаводске занимаются десятки фирм.

«Особенность» конкурса заключалась в том, что победитель вместе с обязанностью содержать кладбища получал практически неограниченную власть над сферой ритуальных услуг. Конечно, предприниматели могли бы изготавливать памятники, кресты и оградки. Да вот только на само кладбище с этими товарами их вряд ли кто-то пустил бы. Во всяком случае, именно победитель, то есть частная структура, должен был решать, пропускать ли предпринимателя за ворота кладбища, чтобы он мог установить памятник, или нет.

Понятно, что люди перестали бы обращаться к индивидуальным предпринимателям, не имеющим доступа на кладбище. Для победителя был определен «минимальный перечень», содержащий 250 (!) видов услуг, которые компания, выигравшая конкурс, имела право предоставлять на кладбищах. Устранив, таким образом, конкурентов, компания-победитель фактически стала бы монополистом на рынке ритуальных услуг. Перед ней открылись бы нереальные перспективы обогащения. Ведь когда только одна компания имеет власть над «миром мертвых», то выкачивать деньги из родственников усопших можно без зазрения совести. Сегодня, по самым скромным подсчетам, городской рынок ритуальных услуг оценивается в полмиллиарда рублей в год. Затратив на содержание кладбищ в лучшем случае пару-тройку миллионов рублей, можно озолотиться.                   

Галина Грущакова

- Мы считаем, что вы совершили действия, направленные на ограничение конкуренции. Вы для потенциального потребителя хотели определить одну организацию, - сказала руководитель отдела УФАС Галина Грущакова, обращаясь к Ульяновой.

Предприниматель Борис Калабин заявил в суде, что если бы конкурс удалось провести, то десятки предпринимателей лишились бы работы.

- Это же нонсенс. Кто придет ко мне? Я что должен сказать бабушке? Довези памятник на кладбище, договорись, чтобы тебя пустили на кладбище, найти победителя конкурса, договорись с ним о деньгах… Почему восстали все предприниматели? Вы в минимальный перечень включили не предание земле, вы включили установку надгробных сооружений, что это одна фирма будет делать. В прошлом году было выдано 5 тысяч 508 пропусков на установку памятников, которые мы делали, - возмущался Калабин.

Он рассказал, что на совещании в петрозаводской администрации предпринимателям прямо сказали, что проводить какие-то работы непосредственно на кладбище сможет только победитель конкурса.

Юлия Ульянова уверена, что в случае возникновения сложностей предприниматели могли бы обжаловать действия администрации кладбища. Этот пассаж вызвал улыбку даже у судьи, которая напомнила, сколько месяцев тянется процесс, связанный с жалобой петрозаводской администрации на действия УФАС. Очевидно, что если малому бизнесу предлагают идти путем жалоб, то дело пора сворачивать.

- Организация похоронного дела — эта такая сфера, где нельзя допускать особого полета фантазии, - пыталась объяснить Ульянова логику действий администрации.

Видимо, список, содержащий 250 видов ритуальных услуг, которые планировалось отдать на откуп победителю, должен был ограничить фантазии родственников и друзей усопших. В УФАС убеждены, что администрация вообще не имела права проводить конкурс на виды ритуальных услуг, которые оплачиваются из кармана самих граждан.

Ульянова в результате все же признала, что предоставление победителю конкурса права самостоятельно без конкурентов заниматься предоставлением ритуальных услуг является своеобразным «бонусом» за то, что компания будет содержать кладбище. Этот «бонус» грозил вылиться для горожан в беспрецедентный рост цен на ритуальные услуги.

В конкурсной документации, утверждают представители УФАС, было немало расплывчатых формулировок, позволяющих отсечь от конкурса нежелательные компании. Существовали требования представить подтверждение достаточного количества финансовых ресурсов, техники, специалистов. Правда, что для мэрии является «достаточным», нигде не пояснялось. Даже устройство надмогильных сооружений, судя по документам, возможно только по согласованию с победителем конкурса. 

Заявки на конкурс подали четыре организации. Кто же они? Этот вопрос является одним из центральных. На прошлом судебном заседании представитель администрации билась до последнего, чтобы не допустить вскрытия конвертов. Судья настояла на том, чтобы все заявки были представлены в суд. Администрация выполнила это распоряжение, и на столе у судьи появилось четыре запечатанных пакета разных размеров.

- Мы их не видели, мы их не знаем. Может быть, там всего одна от победителя, а остальные для численности, как это часто бывает, либо они все будут не допущены, - гадала Зиновьева над содержимым пакетов.

Она предложила их вскрыть, чтобы посмотреть, кто же они — главные интересанты? Но этот вопрос будет разрешен на следующем заседании - в сентябре.

А пока будет не лишним задаться простым вопросом: в чьих интересах трудится сегодня городская администрация? Почему запускается конкурс, который может окончательно «раздеть» граждан и лишить работы десятки индивидуальных предпринимателей? Ради чего или ради кого запускается вся эта безумная процедура по монополизации «царства мертвых»?

Один из "королей" похоронного бизнеса,
депутат горсовета Дмитрий Кузнецов

У меня есть собственная версия. В Петрозаводске несколько лет назад сформировалась мощная группа предпринимателей, почти полностью подмявших под себя рынок похоронных услуг. Явно выделяются совладельцы траурного зала на ул. Вольной, 4 – предприниматель Алексей Губин и депутат Петросовета Дмитрий Кузнецов. Им принадлежит не только здание на Вольной – единственный полноценный траурный зал в Петрозаводске. Кузнецов и Губин являются учредителями ряда компаний, которые делают «погоду» на рынке ритуальных услуг. Это ООО «Стелла», ООО «Меком», ООО «Некрополь», ООО «Петрозаводская ритуальная компания». Алексей Губин является президентом созданной совместно с Кузнецовым Ассоциации предприятий похоронной отрасли Республики Карелия.

За время руководства городом Ирины Мирошник только слепой не заметил, как щедро осыпаются должностями депутаты Петросовета. Наблюдатели сходятся во мнении, что Мирошник находится под влиянием спикера горсовета Геннадия Боднарчука. Почему бы не предположить, что далеко не всем депутатам нужна должность в каком-нибудь захудалом МУПе. Административный ресурс в нашей стране научились неплохо использовать для продвижения собственного бизнеса. Если мои предположения верны и Мирошник пошла на то, чтобы ради обогащения кучки бизнесменов окончательно ободрать горожан, то мне кажется, что пора задуматься над тем, нужен ли нам такой сити-менеджер.

Антонина Кябелева's picture
Автор:

В прошлом веке защитила кандидатскую диссертацию по философии. Правда, не может философски смотреть на вранье, продажность и  «распил» денежных средств. Эмоциональна, слишком часто говорит то, что думает. Очень любит путешествовать, особенно за границу. После поездок добреет и не столь остро реагирует на язвы общества. Но очень недолго. Мечтает уйти с головой в туризм и обрести душевное равновесие.