30 декабря 2013, 12:40

Щелкунчики Анатолия Титова

Щелкунчики Анатолия Титова

Щелкунчик – казалось бы, приспособление для колки орехов, а стал важным элементом рождественского украшения дома, их продают на рождественских базарах, дарят детям, а по прямому назначению никто не использует. Рождественско-новогоднее настроение создано, конечно же, благодаря гофмановскому Кукольному королевству с Рождественским лесом, Апельсиновой рекой, Марципановым замком и балету великого П.И.Чайковского с его завораживающим Вальсом цветов. Да и красивый мультфильм 1973 года, снятый по мотивам сказки и балета, сыграл огромную роль в распространении подобного образа. Но, оказывается, есть и без романтического ореола щелкунчики, что совершенно не умаляет их уникальности. Да еще и живут они в нашем городе. Делает замечательные деревянные игрушки художник Анатолий Титов. Его серия щелкунчиков напоминает коллекцию солдатиков, только с одним очень оригинальным отличием, не считая зубастости, конечно, – в них вы можете узнать исторических и литературных персонажей. Уникальность этой коллекции в том, что подобных кукол никто никогда не делал и не делает.

— Анатолий, как Вам пришла идея создать таких замечательных щелкунчиков?

— Идея создания щелкунчиков пришла, как и все у меня, случайно. Основное направление моего творчества совсем другое, которое уже и останется основным навсегда, – это создание воздухоплавательных аппаратов. Уже не успею сменить.

— Но сменили ведь?

— Это как бы коротенький «поход налево» получился. Всегда существует проблема – что подарить. Вот и я как-то два года назад думал о подарке жене. И вдруг что-то вот так блеснуло – сделать щелкунчика. Изначально совершенно не было никакой идеи, был просто подарок, который в итоге жене очень понравился. А потом захотелось довести начатое до ума. И вследствие этого родилась мысль сделать шаржи на исторических деятелей. И уже следующего щелкунчика я перевел на язык дизайна и столярных технологий. Но передо мной стояла очень сложная творческая задача – в рамках такого жесткого жанра, где крайне важны форма и функция, сделать что-то новое. Тем более что в Германии, на родине щелкунчиков, все отработано давно: есть некая схема, из которой нельзя выпрыгивать, иначе он перестанет быть щелкунчиком, получится просто кукла. Я решил усложнить задачу и сделать исторически-литературные образы, не выскакивая из жанра.

— У вас тут есть, кроме классических щелкунчиков, Наполеон, Петр Первый, Тарас Бульба, казачий атаман Платов, Андрей Болконский… А классический, ваш первый щелкунчик, – это образ именно из всем известного советского мультфильма?

— Да, из него. Он мне больше всего запомнился и понравился. Честно говоря, я и сюжета-то не помню, а образ врезался сильно в память.

— Как бы вы сами оценили эту коллекцию?

— Сейчас пока в процессе творчества я лично сам не могу дать точную оценку, что это – искусство, или не искусство, или китч все-таки. Нужно время, чтобы я сам это понял.

— Кто-нибудь в России делает подобное?

— Делают, но это единичные случаи. И, как правило, все в классических рамках – просто солдатик. В таком историческом ракурсе не встречал.

— Они появились в Германии именно как игрушки или все-таки как приспособление для колки орехов?

— Насколько я знаю из истории, щелкунчики родились в немецком городе Зайфен, где и сейчас есть фабрика по производству деревянных игрушек, и в том числе щелкунчиков. Раньше в этом самом городке жили и работали шахтеры, которые и начали резать функциональных щелкунчиков. Только точно неизвестно, что сначала резали: просто игрушки, а потом их сделали орехоколами, или наоборот.

— Интересно, что есть только мужские образы, а женских нет… Будут не очень симпатичные дамочки. Значит, в основном, щелкунчиками изображали представителей власти: либо офицера, либо жандарма…

— Ну да. Базовый, классический, щелкунчик – это военный. Есть определенная схема. В моем случае сказалось еще то, что я очень люблю и интересуюсь историей. И у меня получилась, обратите внимание, выставка шапок. Главный элемент – головной убор, который можно всегда обыграть дизайнерски. Второй важный момент – это пасть. То, что делает щелкунчика именно щелкунчиком. Пасть – это одновременно еще и живот. Наиболее удачно в этом плане, я считаю, у меня получился Наполеон. В этом жанре существуют ограничения в связи с их конструкцией. Например, хотел я сделать Ивана Грозного – но нельзя, так как его главный элемент узнаваемости – борода. Борода ниже пасти… представьте, в каком месте она окажется?! Ужас какой-то получится!

— Можно сделать узнаваемого богатыря… хотя он с бородой опять-таки…

— Да, богатырь в задумках есть. Но следующий заказ у меня от воздухоплавателей – они просят сделать двойную куклу – братьев Монгольфье, изобретателей воздушного шара. Это уже будут гражданские люди конца 18-го века, но тем не менее.

— То есть вам делают заказы и ваши произведения можно приобрести?

— Честно говоря, стоит большая проблема продажи. Пока это практически недоступно для покупателей, потому что очень дорого. А дорого по причине того, что это чисто ручная работа. И покупают только страстные любители этого жанра.

— Сколько времени уходит на изготовление одного щелкунчика?

— Если считать задумку, проект, чертежи, то очень долго. Сделать-то ерунда – 3-4 дня. Здесь главное – найти, придумать, нарисовать образ, причем узнаваемый. Если не узнаваем, то теряется смысл исторической пародии. Потом уже перевод на язык дизайна и столярных технологий. Затем «продумка» цветовой гаммы. Ведь каждая модель делается 3-4 раза, пока не сделаешь – не увидишь: правильно или неправильно.

— Какой материал используется при изготовлении?

— Сосна, береза. Для тонких деталей – бук.

— Как вы думаете, почему щелкунчик стал таким популярным?

— Думаю, это случайность. Как Дед Мороз, например. Но сыграл большую роль, конечно, балет Чайковского. Благодаря ему этот образ обрел популярность. Но в моем видении рождественско-романтическая сторона не столь важна. Я использую жанр для своих целей. Это не для того, чтобы Рождество отпраздновать. Хотя щелкунчик – уже сложившийся образ. И хоть как его не сделай, он будет все равно ассоциироваться с Рождеством. Герою-то уже прилично – более 200 лет.

— Возможно ли продолжение вашей серии щелкунчиков?

— Сейчас у этой моей темы два развития. Первая – я могу вообще забыть об этом увлечении, заинтересовавшись чем-то новым, что в принципе я не исключаю. Но может появиться и развитие. Например, фабричное производство с кем-то открою по изготовлению таких кукол, где я могу выступить как технолог. Ниша в этом деле свободна. Но для этого нужны разумные цены. Я бы с удовольствием этим делом занялся, ведь пока я был 5 лет на службе в качестве председателя Союза художников Карелии, у меня накопилось много творческих идей. Не успеваю следить сам за творческими мыслями. Но что касается этой серии щелкунчиков, то, честно говоря, она экспериментальная. Следующий год я хочу посвятить калевальской теме. Никогда раньше эту тему не трогал вообще. Сейчас вроде созрел. Тема будет «Калевала летающая» – в эпосе дается описание трех летающих аппаратов. Но кроме этого еще есть задумка сделать героев «Калевалы» щелкунчиками. И вот там уже появится толпа женщин. Все будут зубастые. Вот это, я думаю, будет уже интересно. Конечно, сложнее будет с узнаваемостью. Вяйнемейнен по популярности уступает Петру Первому, например. И материалы будут уже немного другие – более природные, того же стиля, что и мои воздушные аппараты.

Обсудить
20950