26 сентября 2011, 16:19

Украл, выпил, но не в тюрьму!

То, что подростков в карельской столице частенько ловят в магазинах с украденными чипсами, шоколадками и конфетами, — дело в наше время привычное. Однако в начале года несовершеннолетних застали за кражей товара, далеко не столь безобидного.

То, что подростков в карельской столице частенько ловят в магазинах с украденными чипсами, шоколадками и конфетами, — дело в наше время привычное. Однако в начале года  несовершеннолетних застали за кражей товара, далеко не столь безобидного.

«Из детдома, вчера сбежал»


Ночь с 9 на 10 февраля 2011 года. Улица Чапаева. Кругом тихо и спокойно. К одному из ларьков подходят трое ребят и одна девочка. Только одному из них — Громцеву (фамилия изменена) — исполнилось 16 лет. Остальным нет и четырнадцати. Без особой спешки девочка с одним парнем встают по разные стороны ларька, что- бы наблюдать за прохожими и продавцом. Двое других направляются к уличным холодильникам, которые, к слову, расположены очень для них удобно, совсем рядом с лесным массивом. Расшатывая дверь, они пробуют открыть первый агрегат. Не выходит. Переключаются на второй. Безуспешно. С третьим холодильником везет: после совместных усилий дверь поддается. Вся компания бросается к пластиковым бутылкам с пивом. Каждый из них берет в руки по несколько упаковок (сколько может унести) и убегает. Добычу бросают в сугробы неподалеку. Затем дети возвращаются к холодильнику и повторяют операцию. Потом еще раз. И еще... ...

В это время двое полицейских, Чащин и Яблонев (фамилии изменены) патрулируют микрорайон Перевалка. К ним поступает сиг- нал о том, что в детском саду на улице Чкалова сработала «тревожная» кнопка. На место стражи по- рядка едут как раз через улицу Чапаева, где у одного из ларьков им на глаза попадается подозрительная компания подростков. Ребята,  увидев машину, бросаются наутек. Однако вызов есть вызов, поэтому только после проверки сигнала на территории садика полицейские возвращаются к ларьку. Удивительно, но подростки все еще там. Более того, в руках у них — бутылки с пивом. Патрульные выходят из автомобиля, и ребята снова разбегаются в стороны. Чащин бросается в погоню за самым на вид взрослым (это как раз Громцев. — Прим. авт.), а Яблонев стучится в ларек. Стучится долго, потому как продавщица... безмятежно спит. Только спустя 10 минут она открывает павильон и узнает о том, что ее грабят. Яблонев оставляет продавщицу следить за добром, а сам бежит помогать напарнику.

Громцев оказывается не столь хорошим бегуном, поэтому полицейским не составило большого труда его догнать. С задержанным они возвращаются к ларьку.

— Как твоя фамилия?

— Громцев!

— Ты откуда?

— Из детдома, вчера сбежал.

— А зачем тебе пиво?

— Продать хотел.

— Покажешь, где остальные бутылки?

— Сейчас...

Все украденное пиво (между прочим, на общую сумму в 1700 рублей) благополучно ставится обратно в холодильник. Громцев на месте дает первые показания: девочку находят в ее собственной квартире, а двух остальных ребят — в подвале ее же дома. 

Один — за всех, как старший самый

На следующий день выяснились детали происшествия. Как уже было сказано, кроме Громцева, никому из ребят не исполнилось даже 14 лет. Трое мальчиков живут в детском доме. Девочка — их хорошая знакомая, живет с родителями. За несколько часов до преступления они встретились, погуляли по городу и купили несколько баночек краски, которую использовали как заправские токсикоманы, то есть надышались ею для «удовольствия». После этого им на глаза и попался пивной ларек. Что происходило далее, вы знаете.

Очень интересно дальнейшее развитие событий. Уголовное дело было возбуждено только в отношении Громцева (достиг «подходящего» возраста). Он еще на стадии до- судебного производства дал признательные показания и в суде ни от чего не отказывался. А остальные ребята по делу пошли всего лишь в качестве свидетелей. Говоря юридическим языком, в отношении них было «вынесено постановление о прекращении уголовного преследования в связи с недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности». Помощники Громцева отделались легким испугом, поэтому о них подробно мы говорить не будем. А вот личность подсудимого более чем показательна.

Воспитанником детдома Громцев стал из-за того, что маму с папой лишили родительских прав. По словам сотрудников детского дома, парнишка вел себя агрессивно, матерился, часто сбегал и даже с ножом бросался на охранника. Врачи, наблюдавшие за ним, поставили подростку неутешительный диагноз: зависимость от летучих токсических веществ и злоупотребление алкоголем. Из-за этого многие годы Громцев был вынужден лечиться у подросткового психиатра. Но это, видимо, помогало мало, так как до истории с пивными бутылками он уже был судим и приговорен к 80 часам обязательных работ. Кстати, как выяснилось во время судебного заседания, парнишка неоднократно пытался обворовать торговые точки этой же сети. Об этом заявила директор предприятия, которой принадлежит ограбленный ларек.

Суд, учитывая смягчающие и отягчающие обстоятельства дела, вынес такой вердикт: за покушение на кражу 100 часов обязательных работ. Однако фактически наказания Громцев смог избежать, потому как в эти часы ему зачли время нахождения в психиатрическом стационаре. Один день лечения — за восемь часов работ.

Нищета или взрослые?

В вышеупомянутом случае все вроде бы ясно. Почти все ребята не совсем обеспечены, у них нет настоящей полноценной семьи. Все это, разумеется, накладывает свой отпечаток на их поступки и поведение. Но дело только ли в неблагополучности?

— Вы знаете, часто к нам попадают подростки из абсолютно нормальных семей, с положительными характеристиками, — делится опытом старший инспектор Отделения по делам несовершеннолетних МУ МВД России «Петрозаводское» Марина ПОЗДНЯКОВА. — Правда, основной вид преступлений у этой категории — мелкое хищение. В магазинах они уносят с собой конфеты, чипсы, сухарики. В гипермаркетах берут продукты «на развес», не задумываясь и часто даже не зная, что рядом есть весы. Но в отличие от детей из неблагополучных семей, которым чаще необходимо что-либо украсть, чтобы элементарно поесть, «благополучные» подростки идут на это целенаправленно. Часто у них с собой  даже есть деньги. Дело в том, что они берут пример со взрослых. Иногда попавшийся мальчишка прямо заявляет у нас в отделе: «Ну ведь мужчина перед нами у кассы так сделал!» Во многих случаях они идут на преступление именно с подачи взрослых. Подсаживается какой-нибудь незнакомец на улице и начинает по- учать: «Ты же малолетка, тебе ничего не сделают...» Подростки с их еще формирующейся психикой очень доверчивы и вкупе с юношеским максимализмом достаточно легко провоцируются на преступление. Замечу, что большинство из них либо единожды попадают к нам и (или) встают на учет, либо не совсем осознают собственные мотивы. Во всем городе не наберется и десятка подростков, намеренно совершающих очередное правонарушение и при этом уверенных в своей безнаказанности. Такие заканчивают плохо: либо отправляются в спецшколу, либо, достигнув совершеннолетия и в очередной раз нарушив закон, попадают за решетку (в этом году подобных случаев два). Если незнакомые взрослые провоцируют ребенка, то родители элементарно за ним не следят. Например, есть несколько опасных тенденций в последнее время. Одна из них касается девочек: все больше становится представительниц прекрасного пола, которые попадают к нам в отдел за нахождение в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения. Вторая — подростки, находящиеся в ночное время в общественных местах без присмотра законного представителя. Таких с 1 января этого года — 309 человек, а это достаточно много. Все их родители привлечены к административной ответственности (по решению комиссии по делам несовершеннолетних им за первичное нарушение назначается вы- говор, за вторичное, как правило, — штраф). Мы ведем большую и сложную работу со всеми несовершеннолетними нарушителями, подключаем психологов, разъясняем нормы поведения, беседуем, предлагаем посещать кружки и дополнительные занятия. И, к сожалению, далеко не все ребята начинают вести более-менее спокойный образ жизни. Почему родители никак не хотят понять, что их ребенок не станет вести себя лучше, если они не будут относиться к нему с должным вниманием и заботой?

Благодарим за предоставленный материал старшего помощника прокурора Петрозаводска, гособвинителя по уголовному делу Валентину Игнатьеву



В ЦИФРАХ

С начала этого года на учете в городском отделении по делам несовершеннолетних состоят 360 подростков (105 были замечены в употреблении алкоголя) и 136 родителей, не выполняющих свои обязанности (из них всего 18 семей — полные). 17 родителей были лишены родительских прав. 

ОТ РЕДАКЦИИ 

Безусловно, в преступлениях подростков виноваты родители (или законные представители). Об этом говорится постоянно и много. Но нас по-прежнему удивляет не столько безнаказанность несовершеннолетних, сколько безнаказанность ответственных. Ну вызвали на комиссию вместе с ребенком, ну по- грозили пальцем... И все? Вполне возможно, папа с мамой (или бабушка с дедушкой, или тот же детдом, в конце концов) не станут лучше присматривать за своим отпрыском, если им сделают очередной вы- говор. Мол, повезло сейчас, повезет и позже... В результате бдительность в ответственном взрослом не просыпается. Откуда тогда правосознание появится у ребенка?



 

Обсудить
3179