30 января 2015, 09:00

Умные вещи: о русских богатырях мир узнал благодаря Карелии

<p>&nbsp;Илья Муромец похоронен на Украине, а о его подвигах память сохранили только на русском Севере</p>

Те, кто видел знаменитых «Богатырей» Виктора Васнецова в Третьяковской галерее, всегда поражаются не только величию изображенных персонажей, но и размеру полотна – 3 х 4,5 метра. По замыслу художника монументальность произведения отображала и смысл сюжета. Герои былин, русских эпических песен – Илья Муромец, Алеша Попович, Добрыня Никитич и многие другие – за прошедшие полтора столетия стали персонажами множества произведений. Им посвящены картины, оперы, фильмы художественные и мультипликационные, компьютерные игры.

Виктор Михайлович Васнецов «Богатыри», 1898 г

Отечественные аниматоры уже создали целую эпопею о приключениях богатырей, и сейчас знакомство подрастающего поколения с ними начинается не с книги, а с экрана, на котором лихо отплясывают прославленные герои.

Мультфильм «Три богатыря и Шамаханская царица». 2010 г. Студия «Мельница»

Многие ли знают, что Илья Муромец – вполне реальный человек, чьи мощи 8 столетий хранятся в Киево-Печерской лавре. Они успешно исследованы учеными, подтвердившими биографию героя: был парализован, совершал ратные подвиги, умер от ран. Сам же преподобный Илья Муромец, перед кончиной успевший принять постриг, считается покровителем Российских ракетных войск стратегического назначения и погранслужбы России.

Илья Муромец. Скульптурная реконструкция по черепу С.А. Никитина, 1989 г.

Как видите, богатырская история полна удивительных фактов, как и история тех, кто донес ее до нас. О карельском фольклоре мы уже говорили, сегодня речь пойдет о русском фольклоре Карелии, а точнее, о былинах. О том, как Россия в позапрошлом веке заново обрела утраченную былинную традицию. И почти утратила ее снова, но это уже другая история…
Какая же связь между былинами и Карелией? Самая прямая, как ни странно.

Мы знакомы с былинами со школы. Эти песни о днях величия Новгорода и Киева, объединяют подвиги героев, которые на самом деле жили в разное время – Добрыня Никитич в 10 веке, Илья Муромец в 12, а Алеша Попович в 13 веке. Их персонажи, будь то поднявшийся с печи в 30 лет Илья Муромец или невыносимый Соловей Разбойник, настолько привычны, что сейчас трудно представить, что они не так давно стали широко известны публике. Всего-то прошло чуть больше 150 лет, но, кажется, что они всегда были в нашей культуре и памяти народа. Между тем, в начале 19 века эти песни-сказания были редкостью, известной по большей части лишь специалистам, интересующимся русским фольклором. О русском эпосе можно было судить по сборнику некоего уральского казака Кирши Данилова, записанному в середине 18 веке.

В деле знакомства общества с былинами большую работу проделал Петр Васильевич Киреевский, собиравший фольклор с 1830-х годов в Симбирской, Нижегородской губерниях. Образованнейший человек, он сумел привлечь к сбору песен многих русских писателей, включая Пушкина и Гоголя. Киреевский публиковал свои находки в журналах, привлекая внимание к сказаниям о подвигах богатырей.

Портрет П.В.Киреевского. Автор Э.А.Дмитриев-Мамонов. 1840-е годы

Интересно, что такое привычное нам слово «былина» появилось лишь в 1839 году – его ввели как термин, позаимствовав из «Слова о полку Игореве». А в народе эти редкие сказания были известны под названием «старúны», «старúнушки». Помнили их мало, найти исполнителей было сложно. Но именно в середине 19 века на русскую читающую и слушающую публику буквально обрушилась лавина былин – живых, колоритных, напевных. И лавина эта пошла с Севера, из дремучих карельских лесов, с берегов Онежского озера.

О пользе глуши «медвежьего угла», отлично сохраняющей фольклор, наглядно говорит статистика. Сравните: в Московской губернии было собрано 3 былины из киевского цикла, в Нижегородской – 6, в Симбирской – 22, в Сибири – 29, в Архангельской – 34, в Олонецкой – до 300.

Причиной выявления таких неожиданных цифр стало появление в Петрозаводске молодого и деятельного ссыльного. Это был 27-летний Павел Николаевич Рыбников. Молодой студент филфака МГУ постоянно ходил в «русском» платье, был славянофилом, изучал старообрядчество и фольклор. За свои интересы и студенческую страсть к свободомыслию Рыбникова сослали в Олонецкую губернию. А так как в России сложно было найти места, более насыщенного старообрядцами и исполнителями фольклора, то такая ссылка оказалась для Павла Николаевича настоящим «терновым кустом», о котором он и мечтать, наверное, не смел.

Павел Николаевич Рыбников (1832-1885)

Читатели местной газеты - «Олонецких губернских ведомостей» и до появления Рыбникова в Петрозаводске время от времени читали статьи о былинах. Павел Николаевич, получив в свое распоряжение собрание былин начальника Олонецких заводов Бутенева, стал печатать их в газете. К нему понесли свои записи местные любители старины, и сам Рыбников, занявшись губернской службой, стал ездить по губернии, совмещая командировки с личными научными интересами. За 6-7 лет ссылки он совершил около 20 поездок, разыскивая сказителей, записывая за ними и перепроверяя записанное.

В Петрозаводске Рыбников сделал хорошую чиновную карьеру, а главное, собрал столько былин, что издал 4 тома, «взорвавшие» литературные круги России. Когда вышел первый том в 1861 году, ученый мир даже поначалу отказывался верить, что в 400 верстах от Петербурга древние былины каждый вечер поются за вязанием сетей десятками сказителей.

Недоверчивые академики помнили мистификацию английского поэта Джеймса Макферсона, в 18 веке успешно выдававшего свои произведения за творения кельтского барда Оссиана. В условиях такой настороженности академических кругов стоит только удивляться, как Элиасу Леннроту удалось миновать скептицизма публики по поводу эпоса «Калевалы» - наверное, финны были слишком рады поэме.

Лишь экспедиция Александра Федоровича Гильфердинга в 1871 году в Олонецкий край окончательно доказала, что для недоверия не было оснований. Если Рыбников собрал более 160 былин, то проверявший его Гильфердинг записал 318 песен, не только убедившись в существовании сказителей, но и обнаружив новых.

Александр Федорович Гильфердинг (1831-1872)

Былины стали доступны самой широкой публике – любой мог открыть газету или книгу, окунуться в мир подвигов, оживив русский язык многовековой давности. Это можем сделать и мы сегодня. Одного не можем – услышать настоящую былину из уст сказителя, сидя в комфортном кресле на его концерте, как это делалось 150 лет назад. Но об этом в следующий раз.

Национальный музей Карелии

Обсудить
39832