30 ноября 2015, 10:50
3353

Нераскрытые тайны Зимней войны

Так ли неизбежна была советско-финляндская война?

30 ноября   1939 года   началась  советско-финляндская война, короткая, длившаяся 105 дней и  принесшая огромные людские потери.  Почему  Советский Союз  начал ее?  Какие военные  тайны  спустя 76 лет  еще не раскрыты и можно ли было предотвратить военный конфликт? Об этом мы беседуем с профессором Петрозаводского  государственного университета, заведующим научно-исследовательским и образовательным центром по проблемам Второй мировой войны на Севере Европы,  доктором  исторических наук  Юрием  КИЛИНЫМ.

Военных секретов нет
— Юрий Михайлович, мы знаем несколько определений  советско-финляндской  войны, среди них и такое: «самая   неизвестная»...  Почему?
— Ее принято было  так называть в конце советской эпохи. С конца 1980-х годов до сегодняшнего дня вышло колоссальное количество публикаций разного достоинства о Зимней войне. По запросу «советско-финляндская война» "Гугл" выдает 360 тысяч ссылок.


Сегодня все, кто касается боевых действий, собственно войны - планов, сосредоточения войск, направлений и  частей, соединений, армий, хода военных действий, результатов  —  достаточно хорошо известно и описано многими авторами. 

В 2005 году в Финляндии вышла книга   «Сражения  Зимней войны», написанная мною в соавторстве  с финским военным историком  Ари  Раунио. В 2014 году она  была опубликована на  русском языке   в моем переводе. В ней достаточно подробно освещены  ключевые сражения войны, от района Кемиярви в финской Лапландии до Карельского перешейка.

Дипломатические  аспекты
Военная сторона Зимней войны изучена достаточно хорошо. Но вот что действительно малоизвестно  или вовсе не известно читателям-неспециалистам, так это все, что касается ее дипломатических аспектов.  

Российский читатель  мало знает о дипломатии войны, об отношении к ней таких государств, как США, Великобритания,  Германия, скандинавских стран.

Есть и темы, которые вроде бы широко известны, но неверно интерпретируются и в наше время.

— Например?
—  Давайте обратимся к предшествующим  войне событиям, к осени 1939 года.  Финны вели переговоры в Москве до 9 ноября. В общей сложности переговоры велись почти месяц. О чем говорили – известно, есть протоколы. Но в многочисленных интерпретациях  перипетий переговоров  большинство авторов почему-то не анализирует существо советских предложений и  то,  почему финская делегация  отказалась  от них.

Приезд Юхо Хусти Паасикиви с переговоров в Москве 16 октября 1939 года

А причина проста. Достаточно посмотреть на карту Карельского перешейка.  Советская делегация требовала, чтобы граница была отодвинута  к городу Койвисто (сейчас Приморск Ленинградской области) таким образом, что западная  часть линии Маннергейма, защищавшая Выборг и упиравшаяся флангом в Выборгский залив, оказывалась на советской территории. 

То есть финны должны были добровольно отказаться от  своих укреплений,  открывая путь на Выборг на самом кратчайшем направлении.  Советская делегация чуть-чуть уступила, но не настолько, чтобы сохранить  за финнами эту часть оборонительных сооружений. Такие условия парламент не одобрил бы,   и финская делегация вернулась на родину.
— Говорят, в истории нет сослагательного наклонения, и все же  мог ли быть какой -то дипломатический выход из создавшейся ситуации?
—  Давайте порассуждаем. Финляндия – небольшая страна, численность населения в 1939 году около 3 млн 800 тысяч человек.   Ленинград – второй по численности город СССР —  более 3 млн человек. Выборг – второй по численности город Финлянди - 75 тысяч жителей, но он для своей страны – то же, что и Ленинград  для СССР. Получается, что  безопасность Ленинграда должна была обеспечиваться  за счет  безопасности Выборга.  Естественно,  финнов это не устраивало.

Обычно еще малосведущие люди говорят: «Но ведь,  отодвигая свою границу от Ленинграда,   Советский Союз отдавал Финляндии вдвое большую  территорию   в  Ребольском и Поросозерсом районах». При этом  забывается очевидное:  земля на Карельском перешейке  — пахотная и в разы дороже северных таежных  территорий в бывших Ребольской и Поросозерской волостях. То есть  и по военно-стратегическим, и по  экономическим  причинам перенос границы не устраивал финнов.

Захватнические планы
Есть еще одна «тайна» Зимней войны, либо неизвестная, либо малоизвестная для широкой публики. Это захватнические планы Финляндии осенью 1939 года. В Финляндии после 1944 года об этом не принято было говорить. 

Все финские войска на случай войны  с РСФСР/СССР с начала 1920-х годов   имели два плана. Первый – оборонительный, который в итоге и был реализован в Зимней войне,  и второй – наступательный. Он предполагал овладение советской территорией вблизи границы практически на всех  ее участках.

Официальное объяснение – финская армия, реализуя преимущество в скорости мобилизации, займет выгодные для обороны позиции на советской территории, на всем протяжении границы.  В Реболах, например, предполагалось захватить саму деревню, которая находилась  в 25 км от границы. В начале войны финны и действовали по этому плану.  В начале декабря 1939 года бригада подполковника Акселя Вуокко была переброшена сюда для овладения Реболами и прилегающей местности.  После овладения этой территорией группы войск «Северная Финляндия» и «Северная Карелия» должны были выслать диверсионные отряды к Кировской железной дороге. Предусматривалось и уничтожение лыжного завода, который находился в Петрозаводске. 

План финского Генштаба предполагал, что на Ребольском  направлении будет действовать до батальона, в крайнем случае, полка РККА. План наступления был отменен, когда выяснилось, что Красная армия выставила на Ребольском направлении целую дивизию, 54-ю стрелковую, примерно 15 тысяч человек.

В  начале  декабря 1939 года была высказана идея создания на территориях, которые будут захвачены финской армией при поддержке западных союзников (Финляндия – бастион Запада против варварского Востока),  административного ядра из карелов, которые бежали в Финляндию в 1917-1921  годах. При  главной ставке было сначала создано «бюро К» - по фамилии его руководителя Рейно Кастрена, одного из финских активистов, апологетов создания Великой Финляндии за счет аннексии Советской Карелии и Кольского полуострова.

На курсы специальной пропаганды из 350 претендентов зачислили 27 слушателей. 23 февраля верховный главнокомандующий финских войск Карл Густав Маннергейм одобрил формирование из карельских беженцев Восточно-Карельского освободительного комитета, учрежденного в Хельсинки 27 февраля. Создавалось что-то  вроде правительства в изгнании. Финляндия рассчитывала, что, после того как она  в союзе с Великобританией и Францией  нанесет поражение Советскому Союзу, эти обученные люди  займутся управлением  освобожденных территорий. Это  малоизвестная страница Зимней войны.

«Мы хотим создать Великую Финляндию»
—  Вообще-то странно: неужели  маленькая страна, чье  население по численности равно населению   одного  Ленинграда,  всерьез хотела воевать с  огромным Советским Союзом и  строила захватнические планы?
— Финляндия себя не мыслила как государство маленькое, ущербное в военно- стратегическом и  политическом  отношении.  Она  воспринимала  себя как форпост европейской цивилизации.  Еще в последней трети XVIII века Шведская  империя хотела  «округлить» свои владения за счет выхода к Белому морю, присоединения Кольского полуострова и всей территории Приладожья. Не будем забывать, что Финляндия дважды пыталась реализовать эти планы с помощью военной силы  после Октябрьской революции,  пользуясь неразберихой и хаосом стране в 1918 и  1919 годах. 21-22 июня  1919 года  финские добровольческие части подошли к Сулажгоре,   пытаясь захватить Петрозаводск...


Кроме того,  в стране  поддерживались русофобские настроения. Особенно они были сильны в среде офицерства и студенчества. Почти все люди, которые в 1920-х годах заняли высшие посты в финской армии, прошли подготовку в Германии в 27-м   королевском прусском егерском батальоне. Это 1895 человек, которые составили костяк финской армии. Последний егерь Вяйнё Валве умер в 1995 г. в возрасте 99 лет.  Не нужно объяснять, как они относились  к советской России, к русским.

Политическая и, частично, культурная  элиты тоже были сильно поражены русофобией, до того, что  породили    организацию, которая называлась «Братья по ненависти».

Ее члены  давали клятву ненависти  к русским, уподобляя их дьяволу, сатане: «именем Бога, Родины и Дома» они клялись вечно ненавидеть «рюсся», поставив задачу принявшим клятву активно распространять  ненависть к русским  «среди нашего народа».

Вторая русофобская организация была гораздо более массовой  —   «Карельское академическое общество» (КАО, Akateeminen Karjala-Seura).

Гимн этого общества, автором слов которого был Р. В. Палмрут (1906–1992), ясно выражал националистический и экспансионистский характер общества:

Мы хотим создать Великую Финляндию,
Мы победим противника,
И от Белого моря до Ладожского озера
Мы очертим  границу мечом.
Это наша обязанность как братьев,
И вот, парни,  пароль:
Вновь забрезжило утро для Великой Финляндии,
Ярче, чем сон.

Общество отметило в феврале 1942 года свою 20-ю годовщину в захваченном Петрозаводске.  К концу 1930-х годов большинство студентов-мужчин немногочисленных вузов Финляндии были членами КАО. Из их среды рекрутировалась политическая и деловая элита страны.

Минус экономика
— А когда Советский Союз  почувствовал, что война неизбежна, ведь не из-за распространения   русофобских настроений?
— Нет, конечно. Неспециалистам малоизвестны попытки советского правительства найти точки соприкосновения с финской политической элитой в 1935-1937 годах. Советское правительство пыталось  вести политический диалог, сотрудничать в разных сферах, включая военную. В начале 1937 года в СССР приезжал министр иностранных дел Рудольф Холсти.

Он  был  сторонником сближения с Россией, но, едва вернувшись домой, вынужден был уйти со своего поста вместе со всем правительством во главе с премьер-министром Каллио.

Холсти не устраивал в качестве министра иностранных дел ни маршала Маннергейма, ни президента Свинхувуда. Известно, что Холсти  плохо относился к Гитлеру,  а это тогда было не модно.  Посол Германии потребовал его отставки. 

В Москве отставку  Холсти восприняли как сигнал,  что никакого сближения не будет. Как я понимаю, к концу 1937 – началу 1938 года политико-дипломатические инструменты были исчерпаны, оставались только военные.   Об этом у нас не пишут, хотя эта попытка сближения сама по себе очень интересна.

О линии Маннергейма, численности войск, вооружении, боях мы знаем все, о дипломатии войны - очень мало.

Думаю, что аншлюс Австрии в апреле 1938 года поставил окончательную точку в попытках решить проблему гарантий военной безопасности со стороны Финляндии политическими методами. Не надо забывать, что в Кремле хорошо знали о направленном против СССР тайном военном сотрудничестве Финляндии и Эстонии, которое реализовывалось с 1930 по 1939 год. Цель – блокировать выход Краснознаменного Балтийского флота из восточной части Финского залива в открытое море. Известно было и о захватнических планах Финляндии в отношении СССР, то есть об оперативных планах финской армии. Советская разведка очень эффективно работала в Финляндии.

— Говорят, кто торгует, тот не хочет воевать. Может быть, «воинственное настроение» у стран было от недостатка торговых, экономических связей?  
 — У  Зимней войны есть экономическая составляющая.   

Если посмотрим на карту, то увидим, что  на западной границе, на северо-западном участке,  наиболее важными для СССР было южное — эстонское и латвийское —  направление. Германия  могла нанести удар здесь по прямой на Ленинград. Недалеко здесь и до Москвы.  А раз так,  то  СССР создавал на  этих территориях лояльное мнение о себе, успешно конкурируя с Германией еще с 1925 года. 

Элита, население здесь раскололись на две части, прогерманскую и русофильскую, что  хорошо заметно по тому, что  примерно  половина латышей и эстонцев служили в Красной армии, половина  — в вермахте. То есть примерно половина населения прибалтийских государств симпатизировала СССР,  другая —  Германии.  
Что касается Финляндии, то СССР таких усилий здесь не предпринимал,  торговля была незначительной, элита откровенно враждебной.

Общий вывод: к 1939  году других способов нейтрализовать угрозу, которая исходила бы от третьей державы, пожелавшей  использовать  финскую территорию для прохода своих войск и нанесения удара по Ленинграду, Мурманску и Кировской железной дороге, кроме военного, по мнению советского руководства, не было.

Да, существовал  Договор о ненападении и о мирном урегулировании конфликтов между Финляндией и Советским Союзом от 1932 года, но он не гарантировал, что противник  не может  напасть на СССР со стороны Финляндии, особенно если вспомнить ситуацию апреля 1918 года, когда немецкие войска высадились в Ханко, выбили финских красногвардейцев из Хельсинки   и прошли как нож сквозь масло по южной Финляндии до Лахти.  Если бы не это, вполне  вероятно, что   гражданская война в Финляндии завершилась бы  в пользу красных финнов.

Через 20 лет ситуация могла повториться. Прогерманские настроения в политической и, особенно, военной элите Финляндии были хорошо известны в Москве. Война была неизбежной.

Обсудить
73753