×

Сообщение об ошибке

Warning: array_key_exists() expects parameter 2 to be array, null given в функции theme_image_formatter() (строка 605 в файле /home/admin/sites/ptz/modules/image/image.field.inc).
09 февраля 2014, 12:26
7

Нападающий «ВМФ-Карелия»: приезжаю в Кондопогу, как домой

Хоккеист Сергей Коростин рассказал, как живет клуб "ВМФ-Карелия".

2 дня назад стартовала Олимпиада в Сочи. Спустя 34 года Россия снова стала столицей Олимпийских игр. И «ТВР-Панорама» не могла обойти это событие стороной. Хотя от нашей республики никто из спортсменов выступать в Сочи не будет, талантов в Карелии хватает. Кого можно назвать спортивными надеждами республики, пыталась узнать наша газета.
Больше года прошло с тех пор, как хоккейный клуб «ВМФ» переехал в Кондопогу. Для многих любителей хоккея в Карелии это стало знаковым событием. А как восприняли это сами хоккеисты? О себе, о клубе и о спортивных буднях нам рассказал нападающий «ВМФ-Карелия» Сергей Коростин.

Про США
–  Сережа, как ты попал в хоккей? Всегда знал, что это станет делом на всю жизнь?
–  Тут все было очевидно: мой отец играл в хоккей, и я встал на коньки, когда мне было года три. Я родом из Прокопьевска Кемеровской области, там я и занимался хоккеем до 15 лет, а потом поехал в Москву. Играл там около 5 лет, после этого несколько лет жил в Канаде и США, играл там. А потом вернулся и через какое-то время попал в ВМФ.
– А что  заставило  тебя, подроста, поехать в Москву?
– В столице  уровень хоккея самый высокий в стране. Чтобы расти, надо было уезжать. Вот и я закончил 9 классов, собрал вещи и переехал. Это не было спонтанным решением: я к этому шел и знал, что там будет. В Москве я начал играть в ЦСКА, через несколько месяцев перешел в «Динамо», и с ними подписал свой первый контракт – на 5 лет.
–  Насколько сложно было уехать из родного города в мегаполис?
–  Первое время было нелегко. Я считал дни до того, как смогу поехать домой. И хотя со мной была мама, все равно не хватало друзей, общения, банальных посиделок дома. Привыкнуть к отсутствию всего этого я смог только года через четыре, когда повзрослел. Сейчас я вижу родных два месяца в году — в перерыве между сезонами. Но, к счастью, есть скайп и другие средства связи. Это, конечно, не заменяет живого общения, но делает жизнь проще. Раньше всего этого не было. Помню, папа рассказывал, что в их молодости они с мамой писали друг другу письма, когда он уезжал.
–  в Канаде ты как оказался?
–  В 18 лет я попал на драфт – своего рода «смотрины», когда НХЛ ищет себе спортсменов со всего мира. Меня там выбрала команда Dallas stars. Я сначала поехал играть в Канаду. Это было очень веселое время – новый мир, новые люди, новый язык, которого я первое время вообще не знал. В Канаде я играл год, а потом уехал в Штаты.
–  Что  же случилось спустя 2 года?
–  Мне хотелось домой. Перспектив попасть в НХЛ на тот момент не было, и я решил вернуться. Я приехал сюда, а здесь еще действовал мой контракт с «Динамо». Они меня отправили в высшую лигу, где я сейчас и играю.
–  Многие только и мечтают, что остаться в США...
–  Тут все индивидуально. Ты ведь приезжаешь в другой мир, ты абсолютно один. Там, конечно, есть команда, есть другие хоккеисты, которые понимают, что у тебя тут никого нет и пытаются тебя поддержать. Но русского общения не хватает все равно. Некоторые быстро перестраиваются, остаются там. Но мне постоянно хотелось домой. Как только случалась небольшая пауза, я сразу летел в Россию. Например, на Рождество нам всегда давали 5 дней отдыха, и я тут же покупал билеты: несмотря на небольшое количество свободного от тренировок времени и долгий перелет, мне хотелось быть дома.
–  Отношение к спорту там и здесь сильно отличается?
–  Хоккей там не очень популярен, там любят американский футбол и бейсбол. Но  несмотря на то, что он далеко не на первом месте, на каждый матч приходят 10-15 тысяч человек. Здесь такого не бывает. Да и финансово все по-другому: государство вкладывает больше средств в детский спорт, а спорт «взрослый» - это бизнес, на котором зарабатывают, продавая билеты. Но у нас это пока невозможно: уровень достатка населения другой. В России на билетах много не заработаешь: если они будут стоить дорого, на хоккей никто ходить не будет. Или будут, но редко.

Про Карелию
–  Вся твоя биография – это сплошные переезды. Никогда не было желания остаться в одном месте?
–  Конечно, хочется где-то обосноваться, купить жилье. Хочется приходить домой, спать в своей кровати. Но хоккей – такая игра, когда твои переезды часто от тебя не зависят.
– Сейчас тебя занесло в нашу республику. Каково тебе в Карелии?
–  Нормально. Конечно, после Питера и Москвы здесь все иначе. Но мы сюда приехали в хоккей  играть, и в этом плане здесь условия очень хорошие. Для нас постоянно открыт тренажерный зал, мы тренируемся в Ледовом дворце. Да и быстрее все: в Петербурге по пробкам на тренировку можно было добираться больше часа, а в Кондопоге можно дойти от дома до Дворца за 5 минут.
–  Как вообще команда отнеслась к переезду из Петербурга в далекую карельскую Кондопогу?
–  Первое время все были крайне недовольны: у многих был устроенный быт, у некоторых – жены и дети.  Слухи о возможном переезде ходили задолго до него самого, но всерьез в это мало кто верил. Но после одной из поездок нам рассказали, что клуб переезжает в Кондопогу. У многих была какая-то  паника. Но сейчас прошел уже год, как мы здесь, и у меня есть чувство, что после поездок я приезжаю домой.
–  Живете в съемных квартирах или есть общежитие для спортсменов?
–  Клуб выделяет деньги на то, чтобы мы снимали себе квартиры. Кто-то поселился в Петрозаводске, кто-то – в Кондопоге, все – отдельно друг от друга. Мы слишком много времени проводим вместе на выездах, и, когда возвращаешься домой, хочется побыть одному. Некоторые девушки и жены бросили все и приехали сюда вместе со спортсменами.

Про команду и тренировки
– Действительно, спортсмены много времени проводят вместе. Как выстраиваются отношения внутри команды?
–  Это обычный мужской коллектив. Мы – как одна семья, ведь 10 месяцев в году мы постоянно находимся вместе. Если идем в кафе посидеть или еще куда – обычно командой.
– Сколько раз в неделю вы тренируетесь?
–  Каждый день. По регламенту у нас в месяц четыре выходных. Но часто так не получается, потому что Кондопога находится довольно далеко от всего. Если игры проходят не в Карелии, то эти выходные как раз приходятся на дни переездов, когда мы не можем тренироваться. Но когда матчи совсем далеко, как сейчас – на Урале, клуб нанимает для команды отдельный самолет, которые летит из Петрозаводска в нужный город. Тогда все немного проще.
Про перспективы
– До какого возраста длится активный хоккейный возраст?
– Есть разные случаи и примеры, но обычно где-то до 35 лет.
– Ты уже знаешь, что будешь делать дальше?
– Боюсь думать об этом. Сложный вопрос. Мой отец, когда закончил играть, стал детским тренером. У меня пока таких планов нет. Видимо, буду принимать решения, когда время придет. Понимаю, что надо думать. Но, на крайний случай, стану тренировать детей, как папа.
Почему на крайний случай?
– Не представляю себя в роли тренера. И я видел, как работает отец. Нынешние родители думают, что они разбираются в хоккее лучше всех. Это тяжело.
–  А вообще детский хоккей имеет какие-то перспективы?
–  Я вижу, что много внимания и денег достается «взрослым» командам. А на детский хоккей расходы невелики. И чем дальше ты уезжаешь от Москвы, тем ситуация печальнее. Под каждый год рождения должна быть своя подростковая команда, свой тренер. А в Кондопоге, например, собрали парней нескольких годов рождения, они выходят вместе на лед и тренируются. Но это неправильно. Получается, тем, кто хочет заниматься хоккеем профессионально, нужно уезжать. А на это не все могут решиться, особенно в 10-12 лет. В этом возрасте сложно думать о серьезных перспективах — ты просто играешь в хоккей.

Про цели и трудности
–   А как понять, что это твой путь? Что, кроме физических данных, нужно, чтобы играть в хоккей?
– Нужна удача и любовь к этому виду спорта. Если ты любишь хоккей и тебя кто-то заметил, ты своего добьешься. И надо  быть упертым: если ты поставил цель, не  смотри ни на какие обстоятельства, идти к ней.
– Часто говорят, что из-за этой большой цели спортсмены не успевают учиться, заводить друзей, строить семью.
–  В плане учебы — однозначно. Есть, конечно, те, которые и учиться успевают, и в хоккей играть, но их по пальцам можно пересчитать. Я заканчивал институт заочно. Что касается друзей, -  мне кажется, это те, кто с тобой с самого детства, до того, как хоккей занял все время. Потом найти друзей уже сложно. Это приятели, товарищи, с которыми ты делаешь одно дело. А по поводу семьи мне трудно судить — у меня ее пока нет. Наверное, сложно, когда у тебя есть жена, а ты постоянно на выездах. Но хоккей заставляет многим жертвовать, но  он для нас  работа, за которую платят деньги. Можно было не идти в спорт и каждый день работать в офисе. Но мы знали, что выбирали.

Обсудить
50309