23 марта 2011, 13:38

Кижи в любое время года

Выйдя на пенсию, убежденный атеист Владимир Максимов пристрастился рисовать храмы.

Свою двухкомнатную квартиру в доме № 12 по проспекту Карла Маркса петрозаводчанин Владимир Максимов давно превратил в художественную мастерскую и выставочный зал. На стенах и полках— нарисованные им картины, в гостиной в боевой готовности разложены кисти. Коротая по вечерам с женой, Верой Ивановной, время у телевизора, Владимир Николаевич то и дело берет в руки кисть и начинает «подрисовывать» — так и рождаются его солнечные картины, написанные маслом, гуашью, акварелью на бересте, холсте, ДВП.

А из нашего окошка…

У героев Сергея Михалкова из окна «площадь Красная видна», а из окошек родительского дома Володи Максимова в деревне Ерснево Медвежьегорского района видны купола кижских храмов. Ну просто не мог деревенский парнишка не вдохновиться нерукотворной красотой Кижей и много лет назад, вернувшись в родные пенаты из армии, он попросил у мамы мешок из-под картошки. Разрезал мешок по бокам— получилось внушительных размеров полотно. Смешав зубной порошок со столярным клеем, парнишка полотно загрунтовал ис карманного календарика срисовал на него репродукцию картины Шишкина «Утро в сосновом бору».
Эта моя самая первая картина до сих пор украшает стену нашего родительского дома, — рассказывает Владимир Николаевич.

За «Утром в сосновом бору» художник-любитель написал шишкинскую «Рожь». К сожалению, на том его творчество тогда и закончилось. Вернулось же увлечение рисованием спустя много лет, когда Владимир Николаевич вышел на заслуженный отдых.

Наши руки не для скуки

Почти сорок лет безупречного труда Владимир Николаевич Максимов отдал нашему городу. После окончания архитектурно-строительного техникума отслужил в армии, вернувшись в звании младшего лейтенанта, заочное обучение продолжил в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта по специальности «инженер-строитель». Работал в научно-реставрационной мастерской по реставрации памятников деревянной архитектуры Карелии,  в том числе и памятников, находящихся в музее-заповеднике «Кижи», затем на различных руководящих должностях в петрозаводских Жилстройтресте, Карелгражданпроекте.  После этого служил в МВД начальником отдела капитального строительства, в пожарной охране, откуда в 1990 году майором в отставке и вышел на заслуженный отдых.
Вышел — и сразу грустновато как-то стало: не надо никуда спешить, да и многолетним трудом заработанная пенсия это далеко не зарплата — так, как говорится, на прожитие. Тогда и вспомнил Владимир Николаевич о своем юношеском увлечении. Купил в магазине кисти, и в 61 год пенсионер стал осваивать художественное творчество заново. Картины Владимира Николаевича «пеклись»,
как пирожки, так он соскучился по любимому делу! Спустя время стал сдавать свои работы в художественный салон, хоть небольшая, да подработка! Но основную часть
раздаривал родным и друзьям — пусть любуются красотой и автора вспоминают! Вот и сейчас, если у кого юбилей, памятное событие— с пустыми руками пенсионер на
торжество не приходит, обязательно подарит его виновнику что-то из своей художественной коллекции.


Купола и храмы

В гостиной на стене замечаю иконки.
— Это мама моя, Мария Ивановна, а это Николай Федорович, отец, — показывает мне на черно-белые фотографии над ними Владимир Николаевич, — их небесные покровители охраняют.
Сам же Владимир Николаевич верующим  себя не считает — столько лет в советские времена воспитывался атеистом. Но, оказывается, совсем не странно, что
он, неверующий, больше всего рисует на своих картинах кижские купола и храмы.
— Ширь и красоту кижского погоста яс молоком матери впитал. Закрою глаза— так и звучит в ушах колокольный звон. Вот и захотелось всю эту рукотворную красоту запечатлеть на бумаге, — просто объясняет Владимир Николаевич истоки своего творчества.
На его картинах заповедный остров на Онежском озере предстает в разное время года. Но больше всего — в морозную снежнуюзиму.
Я ведь рыбак заядлый, — объясняет самодеятельный художник. — Порой сидишь часами на зимней рыбалке возле лунки, ждешь поклева. А как поднимешь голову— вот они, храмы кижские, стоят, красота-то какая неземная. Запечатлеешь на фотоаппарат, а вернешься домой — и сразу за дело, пока не остыли чувства..

Войну не рисует

В пейзажах, выполненных Владимиром Николаевичем ис натуры, и по памяти, и по фотографии, присутствует взгляд настоящего художника, способного увидеть и розовато-бирюзовую синеву ясного кижского неба, придающую пейзажу сказочную прелесть, и нежную зелень распускающегося дерева, и такие разные оттенки снега, покрывающего часовни и храмы сказочного острова зимой. На его рисунках — церковь Воскрешения Лазаря, самая ранняя из всех памятников, построенная еще в XIV веке, и 22-главая красавица Преображенка. А вот «Встреча веков» — на фоне кижских церквей, словно соревнуясь друг с другом,  идут по Онего лодкакижанка и современная «Комета».
Увидеть красоту кижских храмов такой разной, но всегда восхитительной способен только человек, искренне любящий эту землю, привязанный к ней своими корнями. Владимир Николаевич вспоминает довоенное детство в Ерснево: четыре дома — вот и вся родная деревня. В их большом карельском доме из бревен на самом берегу
озера, который больше полувека назад построили своими руками, умещалось все немалое семейство — отец, мать и восемь детей Максимовых, 5 братьев и 3 сестры,
Володя— старший из детей.
— Летом — рыбалка, грибы, ягоды.  Собирая лесные дары, заодно присматривал для себя капы (наросты на березе и осине), а дома превращал их в вазы.
А потом эту красоту встревожила война. На самое детство пришлась она. Сегодня в 80 лет о пережитом бывший малолетний узник концлагеря вспоминать не любит:
плохие это воспоминания, сердце ранят, а оно у ветерана и так уж пошаливает. За двадцать лет ни одного рисунка войне не посвятил.
— Даже в мыслях никогда не было, — продолжает художник-самоучка. — Зачем раны бередить?! Вот купола, храмы мне уж точно никогда не наскучит рисовать: увидишь это чудо в очередной раз и сразу кисть в руки взять хочется, на холсте все это запечатлеть, добрым людям рассказать!
И, между прочим, рисование— не единственное увлечение активного горожанина. Владимир Николаевич еще и стихи пишет, женские украшения из дерева делать
умеет. Летом трудится на своем дачном участке в Янишполе, а зимой ездит на рыбалку.

Обсудить
682