12 февраля 2015, 09:45

Фонд капитального надувательства

<p>Заказчик и подрядчик не хотят рассказывать, как за 3 дня истратить 3,5 миллиона бюджетных рублей.</p>

Создание в России Фонда капитального ремонта с обязательной ежемесячной «мздой», которую новая структура будет собирать с граждан, вызвало немало критики. Слишком уж печальный опыт расходования денег различными фондами накопился в современной России. Вопреки мнению экспертов, не предвещающих ничего хорошего от появления очередного новообразования, по всей стране были созданы региональные фонды капитального строительства. Подобная структура весной 2014 года появилась и в Карелии. Возглавил ее Анатолий Пеккерман.

В распоряжении нашей редакции попали документы, свидетельствующие о первых шагах новорожденной организации.

3 февраля 2015 года заместитель главы РК Олег Тельнов, рассказывая журналистам о планах Фонда капитального ремонта РК, заметил, что пока никаких расходов на какие-либо работы фондом не производились. Видимо, чиновник, курирующий в том числе и работу фонда, знает далеко не все.

Судя по имеющимся у нас документам, 23 декабря 2014 года Анатолий Пеккерман заключил с директором ЗАО «Проектный институт «Карелпроект» Василием Самохваловым договор на проведение проектно-сметных работ «по определению стоимости работ по капитальному ремонту общего имущества в многоквартирных жилых домах типовых серий массового строительства в Республике Карелия на один метр квадратный общей площади помещений». Стоимость работ определена в размере 3,493 миллиона рублей.

Не исключено, что этот документ и не вызвал бы особых вопросов, если бы не сроки выполнения работ. По договору, заключенному 23 декабря, выполнить все необходимые расчеты подрядчик должен был до 25 декабря (!), то есть фактически за 2-3 дня. Парадоксально, но даже на выплату аванса в размере 1 миллиона рублей заказчику отводилось 5 банковских дней. К тому времени, если верить документу, все должно быть уже «на мази» – работы сданы, акт подписан и все довольны.

Столкнувшись со столь странными условиями договора, мы решили выяснить, что же это были за работы, на которые отводилось максимум трое суток.
С Василием Самохваловым мы два дня общались через секретаря, которая сразу же сказала, что с журналистами директор Карелпроекта принципиально не общается. Тогда мы подробно рассказали, по какому конкретно договору хотели бы получить комментарий.

– Пусть обращаются к заказчику, – еще через день передала нам секретарь слова Самохвалова.

К заказчику, так к заказчику. Мы позвонили Анатолию Пеккерману, чтобы договориться о встрече.

– Вопрос-то у вас какой? – настороженно спросил Анатолий Моисеевич.

– Хотелось бы, чтобы вы пояснили по договору с Карелпроектом. Там достаточно короткие сроки, большая сумма. С чем это было связано?

– А вы каким боком имеете отношение к этому договору?

– Я никаким боком, просто рассказываем о вашем фонде. Ведь речь идет о бюджетных деньгах.

– Информация у вас откуда, что мы заключили договор с Карелпроектом?

– У нас есть документы.

– Что, у вас есть копия договора?

– Да.

– Откуда у вас копия договора?

– Я, к сожалению, не могу сказать...

– Я комментировать ничего не собираюсь по этому договору, – сказал Пеккерман.

Коллеги рассказывали, что директор фонда — человек максимально закрытый от прессы, который крайне неохотно общается с журналистами. Боюсь, что и гражданам получить информацию о расходах фонда, в перспективе будет крайне непросто. Тем временем именно фонд будет аккумулировать деньги граждан, которые государство планирует с 2015 года собирать по статье «капремонт».

Добавить красок в работу карельского фонда капремонта способен еще один договор, заключенный 1 июня 2014 года Пеккерманом с самим собой. Нет, ничего противозаконного в нем нет. Просто Анатолий Пеккерман сдал свою серебристую Suzuki Grand Vitara себе же в аренду. Согласно подписанному директором-Пеккерманом договору, фонд будет ежемесячно платить за аренду автомобиля гражданину-Пеккерману 11,5 тысяч рублей. Естественно, если с иномаркой что-то случиться, то возмещать расходы придется фонду. Как говорится, мелочь, а приятно. Действительно, почему директору музея-заповедника «Кижи» можно сдавать оформленный на супругу дебаркадер в аренду музею, а Пеккерману нельзя? 30 декабря 2014 года договор аренды автомобиля был продлен до 31 марта 2015 года включительно.

Обсудить
40572