26 декабря 2013, 11:48

Вперед — и с песней!

Вперед — и с песней!

Мы с папой любили гулять. И только одного момента я очень стеснялась: когда он начинал петь. Вслух. Просто так. Он мог петь романсы, песни из фильмов или арии из оперетт. Некоторые прохожие оборачивались. Я пыталась делать вид, что иду не с ним. Делать вид было сложно, потому что папа держал меня за руку. «Когда хорошее настроение, хочется петь», — оправдывался папа и приводил в пример строчку «нам песня строить и жить помогает».

Повзрослев, я заметила, что существует и обратная связь. Если настроение плохое — нужно запеть — и оно улучшится. Можно, конечно, сидеть и жалеть себя, а можно встать и пойти что-нибудь делать. Допустим, стирать. И петь при этом во все горло — никто ж не мешает. Когда дома совсем не было денег, тепла, стиральной машинки и перспектив, у меня всегда была куча чистого белья и хорошее настроение. Спасибо папе.

Когда речь не идет о чем-то глобальном, о чем-то экономическом, о чем-то гуманном — то наши российские чиновники или законодатели неожиданно высказывают здравые идеи. Во всяком случае, такие идеи, с которыми я соглашаюсь.

Правда, не всегда они бывают доведены до конца. Вот и в данном случае, я, например, не уверена, что инициативы, о которых пойдет речь, будут поддержаны. Но мне кажется, что они важны. Итак.

Речь зашла о том, чтобы ввести в школе пение хором. И запретить детские конкурсы красоты. И в том, и в другом случае — я за. Со мной сейчас многие не согласятся и даже обсмеют. Ну уж по первому пункту точно. Припомнят и булгаковское: «если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня начнется разруха». Припомнят и антиутопии, где все, как один, встают и поют какую-нибудь славу… И действительно — в инициативе Ольги Голодец говорится: дескать, школьники должны петь Гимн России и патриотические песни, типа «С чего начинается Родина». А что, если посмотреть на это по-другому? Что если упростить и «удружелюбить» это начинание? Может, все будет не так уж и плохо?

Мой дедушка из тех самых американских финнов, которые приехали строить в Карелию коммунизм. Когда я была маленькая, мы проводили с ним все выходные. Он слушал мои школьные жалобы и рассказывал о системе образования в Америке, показывал свой табель, в которых стояли странные оценки — 92, 84… красным отмечено было 65. Это значило что-то вроде нашей тройки с минусом. Так вот он говорил, что у них в школе всегда день начинался с песни. Вся школа пела. И он вспоминал, что это было здорово. Все дети дальше учились в хорошем настроении. Потому что и у них песня «строить и жить помогала», а времена были непростые тогда. Впрочем, когда времена просты?

Дедушка не ленился писать на телевидение и радио, а также в советские министерства письма с рац.предложениями. Он считал, что нужно вместо ежедневной зарядки, которую все равно никто в школе не делает, завести «спевки». Но его никто не слушал, на письма не отвечал. И вот, похоже, пожелтевшие от времени листки нашли своего адресата — Ольга Голодец выкопала в архиве дедушкино письмо. Я рада за него. Главное, чтобы это не превратилось в формальность. Гимн, наверное, знать нужно, а вот петь его каждый день — это лишнее. Но есть же у нас много веселых детских песен, с которыми приятно проснуться утром и заняться делами!

Мы в школе немного пели. Был такой урок, назывался «Музыка». И, конечно, подбирали нам песни в соответствии с политикой партии и правительства. Попадались, причем, очень душевные. Веселая «Папа может, папа может все, что угодно», например. Или грустная «Там, вдали за рекой». И не нужно думать, что патриотические песни как-то повлияли нам на мозги, зомбировали, и превратили в ура-патриотов, которые не умеют мыслить самостоятельно. Не в песне дело. Трогательная и выверенная идеологией «Гренада» в школе не мешала нам по вечерам собираться во дворе и терзать гитару, коверкая полуразрешенных Окуджаву и Цоя, Высоцкого и Вертинского. И те, и другие слова я помню и сейчас. И вникла в смысл. Думаю, и те, и другие песни были мне нужны.

А насчет конкурса красоты… тут и говорить нечего. Еще в 90-е годы, когда только начались все эти «маленькие мисс», у меня это вызывало ужас и отторжение. Зачем у детей отбирать детство? Заставлять их быть взрослыми, расчетливыми, воинственными? Сейчас скажут, что это просто конкурс талантов. Как бы ни так! Налаченные прически и ногти, намакияженные лица… все это у них будет потом. А пока смотришь на сцену, и испытываешь чувство стыда. Стыдно за родителей, которые вот так предлагают своих детей — выбирайте, мол, которая краше. Стыдно за себя, потому что ощущение возникает недвусмысленное: они все похожи на героиню Джоди Фостер Талулу из гангстерского мюзикла «Багси Мелоун», где роли гангстеров играли дети. Талула там — певичка легкого поведения.

Черт, неужели во мне есть что-то от Милонова, который первым об этом заговорил? Или я постарела и смотрю на это с ханжеских позиций? Но мне эти детские конкурсы были неприятны и тогда, когда я была относительно юной особой. Так что, наверное, дело в другом.

А как они ревут, когда им не дают первое место? Вы видели это? Кто залечит психологическую травму ребенку, которого не признали самым лучшим? Пытка, короче говоря, для детей и сплошной разврат для некоторых взрослых.

Я что хочу сказать? Давайте в будущем году все наши дети станут счастливее. Нужно постараться. Я, например, — пою. Мне песня строить и жить помогает.

Обсудить
19699