30 декабря 2013, 11:32

Карабас повержен почти навсегда-навсегда

Карабас повержен почти навсегда-навсегда

Я убедился нынче сам,
Что надо верить чудесам.
Понять все это мне помог
Один веселый паренёк.
Ребята, не сочтя за труд,
Скажите, как его зовут ?

Сколько себя помню, на ночь мне папа всегда читал книжки. Толстые, с продолжением. Самой любимой был «Золотой Ключик». А потом еще и фильм вышел, я их там всех обожала без разбору — и кота с лисой, и Карабаса с Дуремаром, и черепаху с трактирщиком… И всю эту кукольную мелюзгу.

Сказка была совсем не новогодняя, но такая хорошая, что ее — как особый подарок — показывали под праздник. И вот как-то так сложилось, что у меня образовался свой выводок кукол, в которые можно было играть в «Буратино» целыми днями. Смешной пластмассовый длинноносый герой в облупившемся колпаке (еще с послевоенных времен!), кукла с голубыми волосами, у которой открывались и закрывались глаза, мягкая собачка неопределенной породы, выполнявшая функцию пуделя Артемона.

Я играла в бесконечные приключения, целью которых было — победить Карабаса. Сделать это было достаточно сложно, потому что Карабасом была я сама — больше-то некому. Во-первых, среди игрушек я была самой рослой. Во-вторых, когда переживаешь за добрых друзей, на себя всегда взваливаешь самую трудную работу. Было бы невеликодушно с моей стороны доверить отрицательную роль любимому гному или мишке. Они бы такого не пережили. А я ради них была готова пережить все. Впрочем, еще с тех «карабасных» времен, видимо, во мне поселилось стремление третировать окружающих, но я с ним борюсь с переменным успехом.

И только одно обстоятельство омрачало мой бесконечный и чудесный квест — отсутствие Пьеро. Я искала его в Детском мире. Безрезультатно. Мальвины были. Буратины попадались. Собрать букет друзей было невозможно. Советской промышленности не приходило в голову, что друзей должно быть четверо. Поодиночке они и не нужны…

Тогда еще не было бога, и подарить мне Пьеро я умоляла Дедушку Мороза. Родители были в курсе моих чаяний. И вот однажды под елкой очутилась большая коробка. Я хорошо помню этот момент: мне даже не нужно было ее открывать, потому что я знала, что внутри. Как любая женщина знает, что произойдет с ней через пять минут — станет она счастлива раз и навсегда или нет. И я была счастлива. В коробке лежала кукла Пьеро — черные кудри, грустные бровки домиком, белый костюм с помпонами.

Как?!! Где ее взяли, если она не продается в нашем единственном на весь город игрушечном магазине, детском раю? Это было настоящим чудом. Итак, был собран полный боекомплект, Карабас постыдно бежал, детство завершилось полной победой добра над злом. И лишь когда я сама стала шить кукол для маленьких сестер своих одноклассников, то обратила внимание — какие «незаводские» швы у костюмчика Пьеро, и как подозрительно быстро стерлись его чудесные бровки домиком. И выудила постепенно у родителей страшную правду. Они сделали куклу сами, найдя в магазине подходящую чернявенькую «болванку». Многое, многое я готова им простить, когда вспоминаю свою игрушечные битвы за добро и справедливость…

Был период, когда я думала, что чудеса можно делать только для детей. Потому что они в них верят. И ждут их. Я так думала, пока не произошло самое настоящее чудо — когда мне довелось изменить свое мнение. И понять простую вещь — чудес ждут все. И все в них верят. И сделать их очень несложно. Наверное, просто нужно слышать, что происходит вокруг.

Дело было так. Однажды папа рассказывает: посмотрел репортаж по НТВ про художника из Питера, который увлекается оловянными солдатиками и даже написал о них книгу. Знаете, есть такие специалисты? Даже движение такое создано, в Петрозаводске знаю ценителей. И узнал папа в этом человеке своего друга детства. Представляете себе? Они дружили еще до войны. А потом судьба их раскидала — и они не знали, как найти друг друга. И папа был счастлив, что узнал о нем хоть что-то.

И вдруг у меня открылись глаза. Как мало нужно для того, чтобы сотворить чудо для пожилого человека! При наших-то возможностях, о которых папа в силу возраста даже не догадывается. У него уже плохое зрение, поэтому он не хочет иметь компьютер и учиться им пользоваться. Зато у него есть мы. Мы, которые могут найти в интернете этот репортаж в два счета. Узнать название книжки, которое папа, естественно, мгновенно позабыл. Найти людей, которые ее продают и знакомы с автором. И в конце концов найти автора, который тоже в силу возраста не пользуется компьютером. В общем на Новый год папу ждал подарок — книжка, а внутри адрес.

Теперь эти старики, которые уже очень плохо двигаются и не могут съездить друг к другу в гости, переписываются и перезваниваются. Они вспоминают детство и игрушечные битвы за добро и справедливость, а также битвы всамделишные и всю свою замечательную длинную жизнь, в которой было так много потерь и так много приобретений. В которой было место для меня, для рукодельного Пьеро, для рукотворных чудес, для верных друзей.

Обсудить
19698