05 марта 2014, 14:01

Джон Леннон и очки в форме «рондо»

Джон Леннон и очки в форме «рондо»

— У отца был такой большой магнитофон с бобинами, назывался «Яуза-6». Он и до сих пор лежит на даче, пленка крутится, но звука уже нет. А тогда у нас много было музыки, какой-то приятель записывал отцу всё, что могло быть интересным. Я помню, как звучала польская музыка, польский рок… Это была середина 70-х. И вместе с этим роком было записано несколько песен The Beatles. Мне было, наверное, лет 10, может, чуть больше, когда я их услышал впервые. Прошло с тех пор несколько десятков лет, но я все еще их слушаю и мне не надоедает.

1

— Вокруг меня никакой битломании не было. Я про это явление, честно говоря, потом прочитал. Были друзья, конечно, которые тоже такую музыку слушали. Мы черпали ее везде, где было возможно, потом я еще учился в 17-й школе в таком классе, где почти у всех были родственники в Финляндии. Моей бабушке, например, регулярно присылали оттуда светские журналы, в которых, как правило, был разворот про музыку. Если попадались тексты про Beatles, я был счастлив.

2

А вообще первые заметки о Beatles я прочитал в журнале «Ровесник» в 80-е годы. Со временем перешел к изучению творчества каждого из них. В школе и в студенчестве мне, конечно, больше всех нравился Джон Леннон. Очень хотелось внешне на него походить. В старших классах я ходил длинноволосый и в круглых очках, которые купил в петрозаводской оптике на улице Гоголя. Как сейчас помню – эта форма очков называлась «рондо».

3

К сегодняшнему времени я прочитал о Beatles уже довольно много. Из последнего мне понравилась книга, которую написал Питер Браун, человек, который был много лет администратором музыкантов и знал всю их жизнь изнутри. The Love You Make (subtitled «An Insider's story of the Beatles»). Без утаек обо всем написано. Имидж-то у них был «хороших парней», которых противопоставляли «плохим» – The Rolling Stones. На самом деле, конечно, они не были такими уж хорошими, но все равно интересно. Каким бы не был человек, главное то, что он оставит после себя. А они оставили замечательную музыку. Вечную. Всегда ее будут слушать и перепевать. И Джон Леннон бывал резким, даже грубым, но главное – музыка.

4

Я собирал все, что имело отношение к группе и к Джону Леннону. У моей хорошей знакомой дома стояли портреты The Beatles – отличная фотоссесия с обложки «Белого альбома». Я приходил к ней и завидовал. Потом мне те самые фотографии подарили мне самому, и мой родственник, который работал на мебельной фабрике, положил их на щит и залил лаком — сделал мне в подарок панно такое. Щит был тяжелым, и я не рискнул повесить его на стену, поэтому он стоял просто в углу комнаты. А сейчас мой друг детства художник Олег Растатурин – он тоже битломан – сделал мне эксклюзивные портреты каждого участника группы. Этот коллаж висит дома на хорошем месте.

5

— В 10 лет я вообще не знал английский. Язык начался с текстов Beatles. У них тексты несложные и хорошо воспринимаются на слух. Записывал слова так, как их слышал. Песни Beatles я, конечно, пел для себя и для друзей. Мне всегда нравилась гармония у Beatles , мелодия. Их музыка — это, в принципе, хороший поп. Хотя многие называют это роком. Одна из любимых песен – «Don’t Let Me Down». Возможно, влияние The Beatles есть в моей колыбельной, которую я недавно написал для группы Sattuma. Думаю, что без Джона Леннона там не обошлось.

Эта любовь во мне до сих пор живет. Самое сильное впечатление последнего времени – концерт Пола Маккартни, на котором я побывал года два назад в Хельсинки. Честно признаюсь – слезы лились из глаз: я услышал живьем музыку, которую уже и не думал никогда услышать. Так вот получилось хорошо. Встретил там много друзей, даже из Петрозаводска.

6

Фото: Михаил Никитин

Благодарим за помощь Музыкальный театр Карелии и студию «ФотоФиш»

Обсудить
23277