17 мая 2018, 07:00
1107

«Учитель года-2018»: «На уроках мы учимся зарабатывать деньги»

Победитель республиканского этапа конкурса — о современном образовании и месте учителя в нем.
Ученики Виктории Стафейковой

В начале мая в Карелии прошел традиционный конкурс «Учитель года». Победителем республиканского этапа в этом году стала учитель начальных классов Толвуйской средней школы, 36-летняя Виктория Стафейкова. В октябре 2018 года она представит республику на всероссийском финале конкурса в Санкт-Петербурге.

Лучший учитель поделилась с порталом «Петрозаводск говорит» своим мнением об образовании в России, учительской зарплате и особенностях преподавания в сельской школе.

Виктория Стафейкова

Мы изучаем прошлое

- Виктория Сергеевна, многие ругают современную систему образования, сравнивая с той, что была в Советском Союзе. Мол, дети разучились думать, много дается ненужной информации. А что вы думаете о сегодняшней методике обучения?

- Современное образование очень много рассказывает о прошлом. Много подробностей, дат, имен, и предполагается, что все это ребенок должен запомнить. Мне кажется, это не совсем правильно, поскольку многие из этих знаний в будущем человеку могут и не пригодиться.

Сейчас такое время, что все очень стремительно меняется. Появляются новые профессии, новые навыки, которые нужно осваивать. Многие специальности, о которых раньше мечтали школьники, уходят в прошлое, становятся невостребованными. Где и как ребенку реализовать себя сегодня, - этому в школе не учат, а ведь это очень важно.

Безусловно, многое из советской системы неоспоримо ценно. У нас прекрасные традиции. Например, культ книги, трудовое воспитание, которое, к сожалению, сейчас вообще ушло из школы.

- В начальной школе тоже стоило бы что-то поменять?

- Важно, чтобы учитель был готов идти в ногу со временем. Чтобы найти общий язык с ребенком, надо говорить на его языке. И уроки строить так, чтобы ему не было скучно, стараться заинтересовать его. Нужно не только давать теоретические знания, но и уметь показать, где можно их применить.

Мои ученики — четвероклассники. Уже в этом возрасте я учу их не теряться в трудных ситуациях. Мы учимся принимать решения, в том числе на примере сказок. Например, что нужно сделать, чтобы Колобка не съели? Ребята предлагают варианты. Надеть на голову сеточку, чтобы лиса не могла съесть, еще что-то. Они учатся размышлять и действовать.

Я стараюсь, чтобы мои ученики раз и навсегда усвоили две вещи: у них всегда есть выбор и они должны быть самостоятельными. Если кто-то предлагает сделать что-то плохое, а ты соглашаешься, виноват ты. Это был твой осознанный выбор, и ты его сделал.

- С какого возраста надо начинать учить самостоятельности? К примеру, кто-то считает, что ребенка надо отдавать в первый класс уже подготовленного, умеющего читать и писать. А кто-то уверен, что не стоит до школы нагружать детей, лишая их детства. Какова ваша позиция?

- Конечно, заниматься с ребенком до школы надо. Чтобы выдержать несколько уроков по 35 минут, ему надо выработать усидчивость. Нужно, чтобы были развиты внимание, память. Иначе малышу будет очень тяжело в школе, он будет отставать от сверстников. Кстати, по уровню речи сразу видно, с кем дома родители разговаривают, а с кем — нет.

Бывает, ребенок в шесть лет приходит в школу и все умеет. И читать, и писать. А кто-то, даже придя в восемь лет, ничего не хочет делать. Важно, чтобы родители сумели настроить ребенка на учебу, а уж писать и читать мы его научим.

«Умнички» и «умники»

- А оценки вы своим ученикам ставите? Как считаете, насколько важна оценка для ребенка?

- Важно не только то, как воспринимает оценку ребенок, но и то, как на нее реагируют его родители. Если я поставила двойку, то должна осознавать, какие могут быть последствия. Кого-то будут ругать, кого-то — нет. Если ученик никак не реагирует на плохую оценку, ставить ее во второй раз нет смысла. Надо искать другие методы воздействия.

Мы на уроках время от времени меняем систему оценивания. Например, в какой-то день на уроке мы зарабатываем не оценки, а денежки, которые мы сами придумали и нарисовали. Называем их «умнички» и «умники». Потом эти денежки можно обменять на оценки. Заработал пять денежек за урок — получай пятерку. Заработал три - можешь не обменивать, оставь на следующий день. Уже сейчас дети начинают понимать, что деньги достаются трудом.

- С деньгами — ваша идея?

- Не совсем. Я изучаю много литературы, в том числе по детской педагогике и психологии, вообще люблю читать. Нахожу интересную задумку и подстраиваю под свой класс.

В частности, использую в работе методику гендерного воспитания. Суть ее в том, что у мальчиков и девочек разная психология. Например, оценивать за прочитанное наизусть стихотворение детей нужно по-разному. Девочки гораздо более эмоциональны. И если девочка за монотонное прочтение получит четверку, то мальчишке за аналогичное выступление можно ставить пять. Ему труднее выразить эмоции.

Стоит также учитывать, что девочка на уроке, когда пишет, слышит учителя. А мальчик — нет. Чтобы услышать, что говорят, ему нужно перестать писать.

Даже свое недовольство объяснить ученикам нужно по-разному. Девочке нужно это делать «долго и популярно». А мальчику долго читать нотации просто бесполезно, потому что после двух минут нравоучений он тебя просто перестает слышать. Ему надо конкретно сказать: «Этим твоим поступком я недовольна».

- А домашние задания в начальной школе задают?

- Один из учеников мне как-то сказал: «Виктория Сергеевна, я бы и летом в школу ходил, если бы не домашние задания». Нагрузка у ребят сейчас, конечно, высокая. После школьного дня мало кому хочется делать что-то дома.

У нас школа малокомплектная, в моем классе 11 учеников. И лично у меня есть возможность давать ученикам задания разного уровня. Я знаю, какой ученик более сильный, а какой послабее. И даю задания на выбор. Одно - на повторение пройденного материала, второе - более творческое. И третье задание - олимпиадного уровня, которое сможет выполнить не каждый. Ребенок волен выбрать. Хочет, сделает только одно задание, хочет — все три. За задание «олимпиадного уровня» ученик может получить в журнал пятерку.

Хочу подчеркнуть, что я работаю по принципу минимакса. Это значит, что ученик получает на моем уроке максимум информации, усвоить из которой он должен хотя бы минимум. Как много усвоит ребенок, зависит от него и от родителей. Кто-то проконтролирует, чтобы сын или дочь прочитал книгу в триста страниц, а кто-то не будет этого делать.

Без гаджетов

- Получается, в сельской школе работать легче? В городских школах учеников в два с половиной раза больше.

- Как и во всем, здесь свои плюсы и минусы. У меня есть возможность индивидуального подхода к каждому. Всех ребят я хорошо знаю. Если у ребенка начались какие-то проблемы, я могу вообще не задавать ему домашние задания. Кроме того, есть много вариантов, как сделать урок интереснее. Уроки рисования, окружающего мира или даже математики в хорошую погоду мы можем провести на улице. Одно дело считать что-то в учебнике и рисовать в классе и совсем другое — на свежем воздухе.

Вместе с тем у нас есть и свои минусы. Например, выйти в интернет на уроке я не могу, он у нас очень плохо работает. Из-за этого нет возможности показать детям какой-то интересный видеоролик. Приходится скачивать его дома часами. Ничего не можем поделать и с отдаленностью от центра. Выезды на экскурсии, выставки в город мы, к сожалению, нечасто можем себе позволить.

- Значит, у вас нет проблемы повального увлечения гаджетами, как у городских детей?

- В начальных классах точно нет. У нас неплохо обстоят дела с дополнительным образованием, в деревне есть своя спортивная школа. Ребята занимаются спортом, катаются на велосипедах. Мы ходим в походы, играем в футбол на улице.

У многих, конечно, дома есть компьютеры. Но сутками за ними никто не сидит. Телефоны брать в школу младшеклассникам мы не разрешаем — об этом мы договорились с родителями.

Уметь себя показать

- Адекватные ли деньги платят за работу в сельской школе? Правда ли, что работать с детьми идут одни энтузиасты?

- В школе есть урокодатель, который приходит и уходит со звонком. А есть учитель, который понимает, что надо провести еще внеклассные мероприятия, поговорить с детьми о том-то и о том-то, попробовать новую методику.

Нам платят только за уроки — за отведенные часы. Вся внеклассная деятельность держится на энтузиазме. Это колоссальный труд, поэтому даже в нашей школе есть проблемы с кадрами. Зарплата небольшая, да. Я не хочу называть эту цифру, поскольку не зацикливаюсь на ней. Мне предлагали работу в другом месте за гораздо большие деньги и не связанную с учительством. Но я отказалась, поскольку не представляю своей жизни без школы.

- Как вы считаете, можно научиться быть хорошим учителем или надо иметь талант, предрасположенность?

- Я считаю, что учителями не рождаются, ими становятся. Для этого нужно все время читать, искать, развиваться. «Работаем, и слава Богу» - это не про учителя. Так быть не должно.

Надо уметь себя показать, проявить инициативу. Я бы, может быть, и не попала на конкурс «Учитель года», если бы меня не заметили в прошлом году на районном конкурсе мастер-классов, где я заняла первое место.

Нужно постоянно интересоваться инновациями, не бояться экспериментов. Энергичный, творческий учитель, у которого глаз горит — это лучший пример для ученика.

Валентина Платонова's picture
Автор:

В журналистике с 2008 года. Писала для газет «Всё», «ТВР-Панорама», журнала «Ваш досуг», была редактором журнала «Телепульт». Любит искать грибы и интересные темы.