17 марта 2014, 11:07

«Возможно, нас перепутали»

«Возможно, нас перепутали»

Избитые организаторы акции «Еда вместо бомб» все-таки дали развернутое интервью

9 марта в социальных сетях быстро разлетелась такая информация: «Пропали организаторы акции «Петрозаводск против войны в Украине». По имеющейся информации, накануне на двоих было совершено нападение неизвестными в масках. Просьба сообщить знакомым и правозащитникам».

Пресса мгновенно среагировала — это сообщение было процитировано в большинстве СМИ, журналисты стали разыскивать тех, кто может дать комментарии. К вечеру выяснилось, что парни нашлись. «Живы-здоровы» — это был единственный комментарий. Больше говорить никто ничего не хотел. Однако, впоследствии стало известно, что четверых юношей, действительно, кто-то вывозил за город, бил, грозил и чего-то требовал.

2
Молодые люди некоторое время раздумывали, рассказывать ли о подробностях. И вот — собрались с духом и с мыслями. По их просьбе мы не публикуем их имена и некоторые детали произошедшего.

-Для начала, давайте определимся: что у вас за организация?
— У нас нет никакой организации. Мы занимаемся тем, что по воскресеньям в два часа дня кормим людей. Бомжей и малоимущих. Вегетарианской едой. У нас такая группа «Еда вместо бомб». Она существует не только в нашем городе, но в других городах России, в европейских странах, и в Америке.

-Вы давно у нас этим занимаетесь?

— С 2007 года.

-А откуда у вас деньги на эту еду?

— Деньги или свои — мы скидываемся, или пожертвования. Когда концерты проходят — стоит коробочка. И туда все желающие скидывают по 5, по 10 рублей. Кто-то у нас музыканты. Кто-то просто организует концерты.

-Мы были на одной из ваших акций (2 марта — прим.ред). Там выступал юноша и он как раз говорил о какой-то организации.

— Возможно, лично он представляет организацию, и он о ней упомянул.

-А к организации Вадима Штепы вы имеете отношение («Республиканское движение Карелии» — прим.ред.)?

— К регионалистам? Нет.

-Вы когда-либо стояли в пикетах, которые проводила его организация? Допустим, пикеты против войны на Украине или пикет за снесение памятника Кирову?

— Нет. Там нас не было. К его деятельности мы вообще относимся крайне негативно.

-Вы не думаете, что вас могли просто перепутать? Возможно, целью были не вы, а та организация.

— Мы и правда думали об этом. Потому что один из избивавших нас так и сказал: «вот этот стоял с плакатом про НАТО!» А потом сказал: «Да это же не он!» А на одном из пикетов (это было еще 1-2 марта — прим.ред), действительно — мы пересеклись с регионалистами. Один из них держал в руках плакат, на котором было написано про НАТО. Мы даже подумали, что это провокатор, что нас подставить хотят. Но Студенческий бульвар — это место, где любой может выражать свое мнение. Мы же не могли ему сказать — уходи. Вот и стояли рядом. Но мы не поддерживаем эти идеи.

3-Наверное, вы знаете о том, что большинство людей не верит в то, что с вами произошло, и считает эту историю выдумкой ради самопиара.

— Мы в курсе. Но у нас есть свидетели. Это парадоксально — то, что с нами произошло. Потому что в отношение нас, такой малозначительной и малолюдной акции, выступили некие силы достаточно серьезные. Мы думаем, что знаем, кто это сделал, но не хотим говорить об этом. Во всяком случае пока. И не можем пока сказать также и то, пойдем ли мы подавать заявление в прокуратуру или полицию. Но мы «сняли побои» в травмпункте: перелом двух пальцев, вывих позвонка, ушибы, ссадины. Вскоре будет готово медицинское заключение, мы сможем его предоставить.

-Свидетели? Кто они?

— Это произошло в самом городе. В людном месте. Соседи вызывали полицию, потому что видели, что нас бьют. Вызов был зафиксирован. Мы сейчас ищем людей, которые поможет нам в правовом отношении, ищем правозащитников. Мы сейчас одни, мы не защищены, запуганы — да, это так. Мы обратились в нижегородскую организацию «Агора», чтобы нам помогли.

-Нижний Новгород — это далеко. Почему вы не обратились к местным правозащитникам?

— Они, говоря проще, «соскочили с темы».

-Отказали вам в помощи?

— Нет, мы написали им, но они не вышли на связь. Не хочется, чтобы фамилии этих правозащитников прозвучали в прессе. У нас есть местное отделение российского молодежного правозащитного движения. Вот они отказали. На нас же было совершено два нападение. Мы уже после первого пытались прибегнуть к их помощи. Безрезультатно.

-А первое когда?

— Первое — 8 марта. Мы с друзьями втроем ехали в Соломенное. Вышли на конечной из автобуса. На нас набросилось сразу много людей. Человек 12-15.

-И все в масках?

— Все в масках. Просто избили. Предупредили, чтобы завтра не было никаких акций. Мол, если выйдем, то у нас возникнут проблемы.

-Хорошо, а второе нападение? Расскажите, что произошло перед тем, как в соц.сетях появилось сообщение о вашей пропаже.

— 9 марта мы хотели провести свою обычную акцию «Еда вместо бомб» в 14 часов, а спустя полчаса снова постоять с плакатами против войны. У нас мысль простая: на войну тратят очень много денег в то время, как у нас есть голодные люди. Вот и все. У одного из нас дома на улице Советской мы готовили еду для бездомных. Вышли вчетвером во двор. Из белой «газели» и из серебристого автомобиля «УАЗ-Патриот» вышли люди. В масках. Думаем, что те же самые. И сразу начали нас бить. Бросили в «газель». Повезли. В салоне тоже били. Это нападение отличалось от первого тем, что били уже всерьез, жестоко. Дубинками в том числе. В пакете у них была цепь от бензопилы с собой. Какие-то штуки, напоминающие розги. Они следили за тем, чтобы мы не теряли сознание.

-Чего от вас хотели добиться-то всеми этими действиями?

— Чтобы мы изменили свою гражданскую позицию.

-А в чем она состоит?

— В том что мы против войны.

-Насчет акции с бездомными были требования?

— Да, тоже требовали, чтобы мы больше не кормили бездомных. Все время говорили, что это нам за «Майдан», за «Крым». Говорили: «будет вам Крым». Нас везли чуть более часа. Высадили. Сказали, что мы приехали на свое кладбище. Мы, честно говоря, попрощались с жизнью. Нас всех разделили — выводили по одному, а потом ехали дальше и выводили другого через несколько метров. Тащили куда-то за деревья подальше от дороги. Руки нам связали скотчем. По пути снова избивали и унижали. Снимали на камеру. Спрашивали о разных людях, наших знакомых. Не будем говорить, о ком. Кстати, с некоторыми из них у нас разногласия. Но мы их предупредили, что ими тоже интересуются. Требовали, чтобы больше не было общественного резонанса из-за наших акций. Требовали, чтобы один из нас покинул город и республику вообще. Потом развернули каждого, сказали идти и считать до ста. А сами уехали. Мы в этом лесу постепенно нашлись друг с другом. Обнаружили, что это 42-44 километр в сторону Виллагоры. Мы ходили по населенному пункту, просили о помощи. Нам дали телефон позвонить. Мы попросили, чтобы за нами приехали.

1-У вас пропали вещи?

— Нет. Взяли только симки от телефонов.

-Позже в соц.сетях появлялись сообщения о том, что вы якобы думаете, что это — акция устрашения, организованная спецслужбами. Почему вы думаете, что это сделали они? Вы осознаете, что обвиняете государство? У нас, допустим, есть и другие организации, в том числе и неформальные, которое способны по собственной инициативе выступить против вашей акции. Вот некие крепкие молодые люди занимаются «русскими пробежками».

— Мы думаем, что узнали человека, который ходил к нам на пикеты, наблюдал за нами. Мы думаем, что он из отдела по борьбе с экстремизмом. И мы знаем его по голосу. В 2007 году теми же методами прессовали бывших активистов из национал-большевистской партии. Мы не были в этой партии, просто мы знаем об этом.

-Вы до сих пор колеблетесь — обращаться ли по этому поводу в правоохранительные органы?

— Да, потому что мы для начала хотим заручиться поддержкой правозащитников. Пока мы ее не нашли. Все это очень серьезно — серьезные обвинения. Мы это понимаем. И мы боимся за свою жизнь. После того случая мы на улицах стали на любую машину, которая сзади подъезжает, реагировать. Человек бежит по улице — мы уже напрягаемся. Отметили такое за собой. Сейчас нас некому защитить.

-Кстати, о жизни. Что родители вам советуют?

— Говорят, чтобы мы, естественно, никуда больше не совались, не подавали никаких заявлений. Советуют уехать. Кстати, есть сведущие знакомые, которые вообще посоветовали попросить политического убежища в других странах. Обещали помочь — объяснить, как это сделать.

-Вы последуете их совету?

— Нет, мы не хотим никуда уезжать, здесь хотим жить.

-Вам сказали: больше никаких акций. Вы собираетесь продолжать свою деятельность?

— Только кормить бомжей. И еще — мы четверо пока приходить туда не будем. В акции участвуют много других людей. Есть, короче, кому покормить, пока тут все уляжется.

От редакции: Мы обращались в пресс-службу ФСБ по РК с просьбой дать комментарий. Нам было отказано на основании того, что ни в одно отделение правоохранительных органов от пострадавших не поступало никаких заявлений.

Фото сделаны Валерием Поташовым 2 марта на Студенческом бульваре.

, , , , ,
Обсудить
21960