08 января 2019, 08:00
846

Знаменитые звонари Петрозаводска поделились своими секретами

В рубрике «Хроника телерепортеров» мы пересматриваем видеоархивы и вспоминаем о том, каким было 8 января в 1999 году

Во время празднования Рождества Христова на всех церквях вовсю звонят в колокола. Да и вообще — ни один церковный праздник не обходится без колокольного звона. Ровно 20 лет назад журналисты отправились знакомиться со звонарями Петрозаводска. Традиция колокольных звонов пришла на Русь в 10-м веке вместе с христианством. А сами колокола появились задолго до Рождества Христова, в своих религиозных обрядах их использовали и язычники, и буддисты.

Первоначально колокольный звон по звуку и технологии отличался от появившейся позднее русской православной традиции. Звонарь епархии Игорь Архипов пояснил: «Раскачивался сам колокол, это назывался «очипный звон». Сейчас до сих пор на Западе так звонят, то есть раскачивают не язык, а колокол. Колокол выполнял несколько функций. Он собирал верующих к молитве, на службу. Ну и сам — это молитва, обращенная к Богу». Псковско-Печерская лавра была, пожалуй, единственным местом в России, где по-прежнему звонили, раскачивая сам колокол. В основном же преобладала русская традиция звонов, когда звук извлекается раскачиванием языка инструмента.

Впрочем, слово «инструмент» по отношению к колоколу употреблено не совсем удачно: звонари считают его живым одушевленным существом. При рождении каждый колокол проходит обряд освящения и получает имя. Обычно состоит из 22% олова и 78% чистой меди. До 1917-го года в этот сплав иногда добавляли серебро или золото. Звонарь Игорь Хуттер отметил: «Большие колокола отливали непосредственно у церкви. Снимали с себя золотые украшения и бросали в этот сплав. От себя как бы жертвовали колоколу». Потом стали считать, что примеси драгметаллов особенно не влияют на окраску колокольного голоса, поэтому таких добавок не делали. Хотя амулетов одного «нового русского» хватило бы, наверное, на небольшой цельно-золотой колокол.

Но количество желающих расстаться с драгоценностями ради богоугодного дела заметно поубавилось после того, как почти 900-летняя традиция колокольных звонов в России была прервана в октябре 1917-го. «Как только гонения на русскую православную церковь начались, так сразу закрывались храмы, естественно, прекращали звонить в колокола», - сказал Игорь Хуттер. Официально колокольные звоны были запрещены в 1930-м году. Как водится, причиной этого стали многочисленные просьбы трудящихся, которых они отвлекали от созидания нового общества. Звонить перестали, колокола со звонниц поснимали. Воздух над страной сотрясали только речи и марши. «Большие колокола как разбивались, так и просто выбрасывались. Не всегда это было экономической необходимостью, а скорей всего — никогда и не было. Это Петр Первый в свое время колокола сбрасывал, так хоть на пушки переливал. А большевики — ни на что. На серпы и молоты», - пошутил Игорь Архипов.

На звоннице Екатерининской церкви колокола сохранились. Даже, говорят, иногда позванивали при советской власти. Но отсчет возрождения традиции праздничных колокольных звонов в Петрозаводске можно вести с Пасхи 1987-го года. Тогда над городом впервые после десятков лет молчания снова зазвучали колокола. За годы советской власти исчезло поколение звонарей. Колокольные партитуры, которые никогда не записывали и веками передавали из уст в уста, были утеряны вместе с ними. Но нынешним карельским звонарям повезло. В начале 20-го века финские исследователи записали многих карельских кантелистов. Практически каждый из них имел собственный наигрыш, изображавший церковный перезвон. Благодаря этим нотным записям удалось восстановить традиции северного православного колокольного звона, который был распространен в Карелии, Архангельской, Петербургской, Новгородской губерниях. Его отличало использование небольших колоколов, расположенных в деревянных звонницах.

Кстати, колокольный звон имел не только церковное, но и светское применение. «Рассказывали бабушки, что танцы проводили под колокола, если не было гармониста, плясовую играли. Был случай вообще парадоксальный: группа японских туристов танцевала у меня под колокольный звон. Внизу. Я чуть с колокольни не упал», - смеялись звонари. Вопрос о профессиональных заболеваниях их тоже повеселил. По их словам, глухота к издержкам профессии точно не относится: «Со слухом нормально все. Это небольшие колокола, тут не оглохнешь. Тут дело в том, что звонарь находится на одном уровне с колоколами, а звук от колокола идет, как по раструбу вниз. То есть под колоколом находясь, глохнешь больше».

По мнению наших собеседников, атеисту хорошим звонарем не стать. Но чтобы колокольное обращение к Богу было приятно слушать даже тем, кто в него не верит, звонарям необходимо хорошее знание музыки. «Меня всегда интересовала духовная музыка. Еще с училища, с консерватории — мы много пели духовной музыки. Но звон — это ведь тоже музыка. Еще один интересный раздел, совершенно не вскрытый», - рассказал Игорь Архипов. «А я пришел через народную музыку, - вторит ему Игорь Хуттер. - И увлекся колоколами, стал звонарем. Сначала в Екатерининской церкви, потом музей-заповедник «Кижи», штатный звонарь. Ну и сейчас уже... скоро будем на кафедральном соборе Александра Невского звонить!»

За праздничные дни тысячи прихожан побывали в стенах православных храмов. Однако, конечно не все (в силу немощи или преклонного возраста) смогли себе это позволить. Впрочем, как известно, церковь не только там, где есть иконостас, но и там, где просто молятся Богу. Учитывая, что большинство обитателей городского дома-интерната для ветеранов — люди возраста преклонного, а здоровья весьма слабого, то православный центр «Журавка» уже не первый год проводил Рождественские молебны прямо в интернате. А еще точнее — в домовой церкви Серафима Саровского, которая была устроена здесь силами епархии. Так и в праздничные дни января 1999 года молебен о здравии служил протоиерей отец Владимир. Он же — местный духовник, который и крестил, и отпевал, и исповедовал. Многие одинокие люди, а таких здесь было большинство, в этих торжественных службах видели единственную возможность приобщиться к торжественным церковным таинствам. Тех, кто был совсем немощен, прикован к постели и не мог подойти к службе в местную часовню, ожидали подарки и рождественские гостинцы.

В доме-интернате 20 лет назад жили 217 человек. И это было единственным в своем роде заведением, глядя на которое не приходили на ум мысли о нищете и убожестве, в котором в конце 90-х пребывали почти все наши старики. Что же касается часовни в этих стенах, то это тоже было явление уникальное. В других домах престарелых активисты тоже хотели устроить подобные церкви с божьей помощью, тем более, что многим пожилым людям, как выяснилось, это так необходимо.

Таким было 8 января ровно 20 лет назад. Отматывайте ленту памяти, вытащите из закромов разума — а что вы делали в этот день в 1999 году? Больше новостей из жизни Карелии 20-летней давности.