12 октября 2017, 10:11
651

Нужна ли цензура стрит-арту Петрозаводска?

Мэрия хочет отрегулировать творческий процесс на улице. Спросили у художников, что они об этом думают, а у вас спросим какая скульптура больше нравится.

Этим летом улицы Петрозаводска обогатились четырьмя новыми арт-объектами. В разных частях города появились фигура солнечного лося, «железного человека», «мускулистый» камень и скульптурная композиция «Кто раньше?». В связи с этим главный архитектор Петрозаводска Евгений Фролов пообещал, что городская администрация разработает процедуру согласования новых уличных проектов. Делается это ради того, чтобы избавить улицы от низкопробных примеров стрит-арта, хотя пока главному архитектору города нравятся инициативы художников и скульпторов.

— К сожалению, процедура установки арт-объектов в настоящее время никак не регламентируется. Чтобы на улицах города не возникало непрофессионально выполненных образцов стрит-арта, мы в ближайшее время начнем процедуру внесения изменений в городские Правила благоустройства. Должно появиться положение о необходимости согласования при установке на территории города не только памятных досок, монументов и скульптур, но и современных арт-объектов. Не хочется, чтобы в Петрозаводске появлялись арт-объекты низкого художественного качества, ведь уличное искусство, как и любое другое, формирует художественный вкус,

— передает слова главного архитектора Петрозаводска Laikka Media.

 

Вопрос о понятной схеме, по которой художники смогут сделать город лучше, непраздный. Часто желающие выставить свое творчество на народное обозрение просто не знают, к кому им обращаться. Как предположил автор «Камня, который никуда не взлетит», а за пределами мастерской - работник городской кофейни Сергей, не исключено, что и сами чиновники не совсем понимают, кто из них несет ответственность за визы на стрит-арт.

 

Если правильно посчитал, то объём этого камня равен 57 Лонгам и одной пачке сигарет. В общем, на неопределенное время решил отложить всю мелкую работу и слегка вдарить по хардкору. Скорей всего, этот камень окажется на английском газоне кофейни #CremCaffe (Ленина, 17), скорей всего, меня накажут, т.к. место установки согласовывать не планирую (из печального опыта трёхлетней давности понял, что это невозможно), скорей всего, администрация моего любимого города заставит убрать его и, скорей всего, уберу, НО какое-то время хоть что-то будет украшать наш газон. #мастерскаяCremaCaffe #Петрозаводск #Карелия #Лонга #гранит #stone #stonecarving P.S. @guydeen можно поснимать, буду работать на открытом воздухе

Публикация от Общество Кофейных Задротов (@crema_caffe) Июл 5 2017 в 2:16 PDT

 

Три года назад Сергей собирался вырезать несколько фигур из камней, «разбросав» их по парковым зонам Петрозаводска. Для города это ничего бы не стоило, а с точки зрения туристической привлекательности Петрозаводск мог бы выиграть: небольшие скульптуры зачастую становятся точками притяжения для гостей города куда более привлекательными, чем грандиозные монументы. Вспомним хотя бы крохотную скульптуру ангела в Измайловском саду Санкт-Петербурга – must see наравне с «Медным всадником».

Фото: puteshestviaporossii.ru

Предложение Сергея чиновникам понравилось, но вместо того, чтобы его одобрить и просто разрешить поставить пять украшенных резьбой камней, его начали посылать. Посылать из одного кабинета в другой. На четвертом кабинете Сергей решил, что делать подарок городу он не будет.

– Я хотел сделать все это бесплатно, хотя одна такая работа по российским ценам обойдется от 200-300 тысяч рублей. После бестолковой суеты, потери времени и бессмысленных разговоров в этих кабинетах я пришел к выводу, что лучше вообще не общаться, а просто делать то, что я делаю, – подытожил наш собеседник.

Фото: Алексей Гайдин

С установкой «Камня, который никогда не взлетит» получилось проще: территория, на которой появился арт-объект, принадлежит ТСЖ дома, так что коридоры власти на этот раз удалось миновать. А резные камни теперь можно найти где-то в карельских лесах. Сергей специально выезжал в глухие места, где обрабатывал камни, делал им лица, но конкретные места, где лежат артефакты, не раскрыл: должен создаваться эффект неожиданности от встречи.

– Думаю, что меня три года назад начали гонять по кабинетам, потому что произошла история, когда какая-то деревянная скульптура упала на ребенка.

Будь я на месте чиновника, то для начала провел бы анализ тех, кто готов что-то делать. Выбрал бы ту молодежь, которая готова шевелить и двигать, а далее начал бы этим пользоваться. Большинство ребят не знают, как эта система работает. А в самой системе люди не знают, кто за что отвечает. Многие боятся брать на себя ответственность.

Кликните на ту скульптуру, которая нравится больше.

 

Поставленный мэрией вопрос о регулировании городского арт-пространства можно отнести к более широкой проблеме о необходимости цензуры в искусстве. Новые формы не всегда находят положительный отзыв у зрителя. И если экспонаты в стенах музея проходят отбор галеристами  и искусствоведами, то на улицах Петрозаводска на данный момент царит свобода самовыражения. Можно вспомнить историю создания 3D граффити пермяка Александра Жунева, которое уже не первый год украшает фасад кинотеатра «Калевала». Организаторам арт-события тогда не просто не дали разрешения. Главный архитектор Петрозаводска тогда заявил на встрече, что рисунок «испортит архитектуру здания» и «разобьёт это монументальное здание пополам». Тем не менее Илмаринен и невеста Похъелы спокойно появились на постройке.

– На мой взгляд, это [регламентировать появление арт-объектов на улицах] невозможно отрегулировать, потому что арт-объекты на улицах появлялись, появляются и будут появляться. Граффитисты как рисовали, так и будут рисовать. Сейчас их могут поймать и оштрафовать по одной статье, а потом просто указы поменяются, – считает искусствовед Мила Бузова. – На мой взгляд, это возврат к вопросу, а должен ли кому-то что-то художник? Если у нас художник должен выполнять определенный заказ, то хорошо, пусть этот процесс будет регулироваться нормами, каким-то союзами, председателями или советами.

Если же у нас свобода творчества и творческого самовыражения, то я не очень понимаю смысла этой регуляции. Развитие происходит в свободной атмосфере. В городе не так много художников, специалистов, которые могут оценить: 150 человек в Союзе художников, еще 50 в альтернативном Союзе, и на них пять искусствоведов, а оценивать могут и должны профессионалы. Все остальное это будет уже оценкой из разряда «нравится – не нравится».

– Велика вероятность, что это может уйти в какие-то группы, которые будут создавать объекты и одобрять их, и группы, которые будут это делать незаконно, если такой закон принимается.

Петрозаводчане на новый стрит-арт обычно реагируют спокойно. Все-таки главной достопримечательностью карельской столицы уже более 20 лет является набережная, где многие скульптуры имеют символистский характер, поэтому глаз привык. Люди сожалеют, когда из городского ландшафта исчезают фигуры, вызывавшие в свое время недоумение. Так произошло со двором на улице «Правды», где несколько лет стояли самодельные чудики из мусора, отлично вписавшиеся в декорации не самых опрятных дворов района. 

–У нас не так много авторов в Петрозаводске, в Карелии, которые могут работать с арт-объектами, паблик-артом, стрит-артом. Те, кто есть, они делают то, что сегодня умеют, могут, понимают, – отметила искусствовед Мила Бузова. – За лето у нас появились всего четыре новых объекта в городе: курочка с яичком и человечком, лосик, который, на мой взгляд,  совершенно не попадет в область паблик-арта, камень и робот.

Очевидно, что нам есть куда расти. Возможно, надо авторам уходить от сюжетности, повествовательности и назидательности в степень этических и эстетических изысканий. Пока лично я не наблюдаю у нас какого-то сложного визуального кода.

Два года подряд Петрозаводск принимал фестиваль средового искусства «Карелфест». Художники из Петрозаводска, Санкт-Петербурга и городов Финляндии приезжали, чтобы создать в  пойме реки Лососинки арт-парк. Увидеть результаты работы двух фестивалей не удастся уже никому: многие лэнд-арт-объекты не выстояли даже полугода и погибли от рук вандалов. Увидеть стеклянный лес, гигантские карандаши или деревянный шар, символизирующий солнце, теперь можно только в фоторепортажах, которые делали журналисты во время открытия «Карелфестов» в 2014 и 2015 годах. Не выдержала испытания общественным поведением даже идея художницы Алены Голубевой, которая дважды оформляла  разноцветными палочками обод моста через Лососинку.  

На два года проект взял вынужденную паузу по финансовым причинам, но, как нас заверил организатор «Карелфеста» художник Владимир Зорин, о будущем сезоне еще ведутся переговоры.

– Город и Министерство культуры больше не проявляют интереса к нашему проекту. На сегодняшний день я веду переговоры, но пока не могу точно сказать, получится или не получится [провести фестиваль]. Не хочется оставлять эту идею, потому что городу нужны такие интересные места.

Я бы хотел создать такое место, куда люди бы могли приходить и видеть современное средовое  искусство. Если бы еще два года там поработать, то появилась бы новая достопримечательность,

– рассказал Владимир Зорин.

На вопрос о качестве арт-объектов на улицах города карельский художник заметил, что это для него «больной вопрос». С его точки зрения, Петрозаводску не хватает фильтра, который бы смог отобрать стоящие работы, отделить явный плагиат от уникальных произведений стрит-арта. Как и в Европе, этот вопрос нуждается в регулировании со стороны профессионального сообщества.

 – Есть Прага, где все насыщеннее, где произведения искусства на улицах появляются и появляются. Но там человек не может просто что-то сделать, вынести на улицу и поставить. Это был бы абсурд – необходимо согласовывать с главным архитектором. Город – это живой организм, в который не может внедряться кто угодно. Никто не допустит вмешательства непрофессионалов в свой организм, но мы легко допускаем вмешательство  кого угодно в организм города.

– Я абсолютно согласен с главным архитектором. Есть же простые вещи, как место, среда, сомасштабность… Вот лось стоит на проспекте Ленина странно, как лошадка деревянная детская. Что он из себя представляет? То ли это рекламный объект, то ли претензия на арт-объект или скульптуру? Это непонятно.

– У вас нет опасения, что регулирование этих процессов приведет к цензуре?

– Цензура в искусстве обязательно нужна в смысле отбора уровня. Это происходит во всем мире. Если есть место, которое неплохо было бы украсить арт-объектом, то формируется жюри из профессионалов и на основании отбора выявляется победитель. Если это называть цензурой, то пусть это будет так. Но чем это плохо? Нужно доверять профессионалам, слышать и слушать их. 

Для того, чтобы получить более полное представление об арт-объектах города, мы разместили их на карте и добавили в них даты, имена авторов и немного фактов из их истории. Мы поместили на карту только скульптурные арт-объекты, без учета граффити, которые есть в Петрозаводске, и скульптур на набережной. Если вы обнаружите, что мы забыли что-то еще, то присылайте нам на почту ptzgovorit.interesno@yandex.ru - добавим!

Ася Кошелева's picture
Автор:

Выпускница филологического факультета ПетрГУ. Любит писать о людях в культуре и культуре в людях. Мечтает дочитать все начатые книги (а их постоянно скапливается до десятка штук одновременно), побывать в Риме, научиться не принимать все близко к сердцу и создать что-нибудь стоящее в профессиональном плане. Не любит бестактных людей.