18 мая 2017, 16:00
3527

Карельская деревня: как проект-мечта превращается в «горячую точку»

Владелец гипермаркета ЦСК Михеев устанавливает собственные порядки в элитном поселке. 

В конце апреля в элитном коттеджном поселке Карельская деревня состоялись публичные слушания по проекту планировки и застройки территории Шуйского поселения. Слушания проходили на свежем воздухе. Владельцы коттеджей собрались возле автомашины, доставившей в Карельскую деревню сотрудницу Прионежской администрации. 

Несмотря на погожий весенний день, участники мероприятия не могли скрыть взаимного раздражения. Насупившаяся чиновница Прионежской администрации излучала холодное презрение, огрызаясь на сыпавшиеся с разных сторон вопросы. Граждане тоже были на взводе. Диалога явно не получалось. 

- А что с детской площадкой? - поинтересовался мужчина.
- Рекреация у воды, - представительница местной власти сказала как отрезала и опять замолчала.
- Я считаю, что человек должен приехать из администрации, всех собрать, рассказать, объяснить, - возмутился житель Карельской деревни.
- Чтобы там ничего нельзя было строить. Учли ваши пожелания, - устало заметила чиновница.

Нервозность давно прописалась в Карельской деревне. Поселок-мечта, который задумывался как "карельская Рублевка" для очень состоятельных людей, превратился в территорию незатихающего конфликта.

Идея создания Карельской деревни принадлежит известному карельскому предпринимателю, бывшему владельцу СТК Олегу Зобину. Здесь все должно было быть по высшему разряду. Живописный берег Кончезера, сосны, относительная близость к Петрозаводску — место под строительство было выбрано идеальное. В элитную недвижимость вложились многие известные в республике предприниматели, надеясь построить свою небольшую идиллию на берегу одного из самых красивых карельских озер. 

Но идиллии не получилось. Поначалу, вспоминают старожилы, люди с энтузиазмом взялись за строительство поселка. Красивые дома, хорошая дорога, спортивная площадка, игровая - Карельская деревня обретала свою индивидуальность. Первые поселенцы были уверены,  что с Зобиным их свела счастливая звезда. 

Постепенно воодушевление первых лет стало рассеиваться как утренний туман, проявляя контуры человеческой жадности. Во всяком случае, многие из обитателей Карельской деревни именно так восприняли все увеличивающиеся счета за жилищно-коммунальные услуги. Далеко не бедных людей возмутили даже не фантастические для обычных граждан цифры в платежных документах, сколько отсутствие разумной аргументации, подтверждающей, что эти суммы — не бред воспаленного сознания. Трещинки подозрения, что на собственниках коттеджей элементарно хотят нажиться, постепенно разъедали внешне прочный фундамент Карельской деревни. У Олега Зобина, в чьих руках находился жилищно-коммунальный сектор, начались серьезные трения с жителями поселка. 

Шаг за шагом конфликт перерос в открытую вражду. Зобин отгородился от соседей высоким забором, который прошел прямо по асфальтированной дороге. Формально, наверное, он имел на это право, но прежние добрососедские отношения оказались окончательно похоронены. 

Евгений Михеев приобрел участок в Карельской деревне, когда поселок пережил «золотое время» ничем не омраченного энтузиазма.

В 2014 году Зобин и Михеев стали участниками потасовки, прогремевшей на всю республику. В отношении Олега Зобина было возбуждено уголовное дело. Долгое судебное разбирательство только распалило страсти «деревенских будней». 

Новый виток «агрессии» накатил на Карельскую деревню после того, как Зобин был признан банкротом. Сбербанк пустил с молотка земельные участки, расположенные на территории элитного поселка. Счастливым покупателем стал Евгений Михеев, к которому отошли и, как говорится, системы жизнеобеспечения поселка. Будущее заволокло грозовыми тучами.  

Недалеко от дома Михеева находилась игровая площадка — любимое место отдыха детворы. После того как она перешла в руки нового собственника, ей был вынесен "смертный приговор". По-другому сложно объяснить то, что произошло с площадкой для детей, погребенной под ветками срубленных сосен. Сиротливо выпирающие из-под брошенных ветвей остатки скамейки да одинокая стилизованная под телегу деревянная конструкция, видимо, служившая украшением площадки, — все, что осталось после варварской «зачистки» территории. 

Но истинные масштабы бедствия открываются чуть дальше. Раскуроченный и словно побритый наголо берег озера вызывает оцепенение.

Уродливая бетонная громада то ли будущего дома, то ли какого-то иного чудовищного детища конструкторской мысли спускается от михеевского дома прямо в воду, не ведая о существовании водоохранного законодательства.

Кажется, что хозяин строительного гипермаркета чувствует себя властелином мира.

Сметающая все на своем пути неудержимая волна предпринятой Михеевым перестройки уже привела к необратимым последствиям. Берег, словно беспробудного пьяницу, «повело» в сторону. Соседние причалы оказались под водой.  

       

«Под нож» пошел и лес на земельном участке в начале деревни, недалеко от шлагбаума. Здесь, видимо, скоро развернется строительство новых коттеджей. Люди волнуются, что очередной жилой квартал «посадят» на прежние коммуникации, которые просто не выдержат такого напряжения. В общем, перебои с электроэнергией и водоснабжением  — вполне ожидаемая перспектива. 

Евгений Михеев уже разослал соседям предложения приобрести в собственность «сетевые ресурсы» Карельской деревни, то есть водопровод, канализацию, дороги, электрические сети.

Нетрудно предположить, что впереди людей ждут проблемы, судебные споры, нервотрепка и очередной виток конфликтов. 

 - Вы каким-то образом поделили территорию. Когда происходило деление, должны были учесть мнение граждан. Должны были остаться проходы к озеру, детская площадка, зоны отдыха, - объясняла представительница Прионежской администрации взволнованным гражданам.

- А власть что-то сделала, чтобы все было учтено?

- А власть-то здесь при чем? Когда земельный участок в собственности, власть здесь ни при чем, - уверяла смягчившаяся чиновница.

Она согласилась, что деление территории  происходило «непонятно как», и посоветовала гражданам обращаться в суд. 

- Все печально у вас тут, - под конец посочувствовала сотрудница районной администрации.

Кстати. Печально становится и в других местах в Петрозаводске и  республике, где осуществляет свою деятельность господин Михеев и связанные с ним структуры. Например, именно он приобрел имущественный комплекс "СТК-Сити" на Шуйском шоссе, откуда теперь выселяет автодилерские структуры и автосервис, которым пользуются тысячи петрозаводчан. У него затяжной конфликт в Сулажгоре, где вместо зеленой зоны планируется строительство некоего предприятия, с чем категорически не согласны местные жители. В Пряже компания, аффилированная с этим же бизнесменом, свела "под ноль" сосновый бор, являвшийся местом сбора вод для ключей, питающих пряжинский водозабор. Теперь на месте соснового бора - песко-гравийный карьер, работает тяжелая техника, туда-сюда снуют груженые самосвалы, а территория охраняется собаками. Водозабор поселка, оказавшийся в сотне метров от карьера, находится под угрозой, чистой воды в Пряже, видимо, уже не будет. А 70 миллионов рублей из бюджета Республики Карелия, потраченные на строительство водозабора и водопровода по дну озера, выходит, засунуты коту под хвост.

Ответственные ведомства, надзорные и правоохранительные органы упорно делают вид, что не замечают "милых проделок" бизнесмена. Вопрос: почему? 

Антонина Кябелева's picture
Автор:

В прошлом веке защитила кандидатскую диссертацию по философии. Правда, не может философски смотреть на вранье, продажность и  «распил» денежных средств. Эмоциональна, слишком часто говорит то, что думает. Очень любит путешествовать, особенно за границу. После поездок добреет и не столь остро реагирует на язвы общества. Но очень недолго. Мечтает уйти с головой в туризм и обрести душевное равновесие.