21 декабря 2015, 17:33

Гивий Карапетов: «Плохо, что жить осталось мало»

Верховный суд Карелии оставил в силе суровый приговор. 

В глубине души я надеялась, что приговор бывшему первому заместителю министра труда и занятости Карелии Гивию Карапетову все же смягчат. Нет, дело не в том, что кто-то сомневался в виновности бывшего чиновника. Доказательства по делу были собраны, что называется, стопудовые. Карапетова взяли с поличным прямо в служебном кабинете, где велась скрытая видеозапись и процесс передачи денег был зафиксирован камерой. Собственно говоря, и сам Карапетов не отрицал, что деньги брал. Правда, по его версии, в более скромных размерах. 

И все же мне казалось, что семь с половиной лет колонии строгого режима, подкрепленные штрафом  в 25 миллионов рублей, для 64-летнего чиновника, который никого не убил, не ограбил, никому не угрожал, а просто по мелкому принимал вознаграждения от «благодарных» предпринимателей — это чересчур. Но я ошибалась.

21 декабря в Верховном суде Карелии была рассмотрена апелляционная жалоба осужденного, который продолжал настаивать на том, что события, положенные в основу уголовного дела, - не более, чем благодарность за оказанные консультативные услуги. Речь шла о двух взятках - в 300 и 375 тысяч рублей, которые Гивию Карапетову частями, в течение почти полугода передавали заинтересованные лица. 

Осужденный просил суд переквалифицировать его действия и не лишать свободы. Фактически это был единственный шанс добиться снисхождения и получить условный срок. За взятку в крупном размере, которая начинается со 150 тысяч рублей, в нашей стране предусмотрено суровое наказание (от 7 до 12 лет), а условные сроки, утверждают адвокаты, редкое исключение. 

Коллегия судей Верховного суда РК не нашла оснований для того, чтобы изменить приговор Петрозаводского городского суда.  

Если человек оступился, то он должен нести наказание в той степени, насколько он виноват. Вот уж правда: век живи, век учись. Плохо, что жить осталось мало,

- сказал в своем последнем слове Гивий Карапетов.

Последняя фраза резанула по сердцу своей безысходностью. Страшно, когда уже ничего нельзя исправить и не осталось времени, чтобы начать жить с «чистого листа». 
Повторюсь: конечно, Карапетов виновен, безусловно он брал деньги, но почему тогда в душе осталось чувство несправедливости? 

Наверное, потому, что живешь в стране, где беззаконие стало законом, где о генпрокуроре показывают такое кино, что волосы встают дыбом, а «заказчику» хочется пожать руку. Наверное, потому, что на фоне миллиардных афер теперь уже бывшего министра обороны Сердюкова, который волшебным образом превратился в свидетеля, взятка в 300 тысяч рублей психологически воспринимаются как детская забава.

Наверное, потому, что «дама сердца» бывшего министра обороны -  Васильева вместо 5 лет провела в колонии три месяца, да и то высказываются сомнения в колонии ли она коротала время. А вот для Карапетова такой поблажки точно не будет.  Наверное потому, что нет никаких сомнений, что пять чемоданов драгоценностей, изъятые у Васильевой, ей обязательно вернут, а Карапетову придется расплачиваться всем своим имуществом, чтобы погасить штраф в 25 миллионов рублей.  

Отечественная Фемида, словно двуликий Янус, может быть и до приторности мягкосердечной, и неоправданно жестокой. Но чаще всего можно угадать, с каким выражением лица она посмотрит на очередного преступника. 

Не спорю, наверное, с точки зрения закона все правильно, и Гивия Карапетова необходимо надолго упрятать за решетку. Но «буква закона» - это всего лишь обезличенная норма, которой не знакомы ни отчаяние, ни раскаяние, ни горечь надвигающейся старости. Именно поэтому «букву закона» должны корректировать судьи, соизмеряя тяжесть преступления и суровость наказания. Мне кажется, что с наказанием Карапетову явно перестарались. Но судебной машине одной человеческой судьбой больше, одной меньше. В истории нашей страны были времена и похлеще.  

Обсудить
75093