07 марта 2014, 09:50

Петрозаводчанки кричали долой кухни, корыта и пелёнки!

<p>Как праздновали международный женский день жительницы Петрозаводска в 20-30 годах XX века</p>

Борьба за женское равноправие началась не в Нью-Йорке и не с 8 марта 1857 года, а, скорее всего, гораздо раньше. Может, первые русские императрицы Анна, Елизавета и Екатерина, легендарная старостиха Василиса и кавалерист-девица Н.Дурова, героини войны 1812 года, и есть первое проявление этой извечной тяги женщин к самоутверждению. А дальнейшие потрясения общественных устоев только добавили прекрасному полу решимости в отстаивании законных прав. 

Женщины-воительницы

Когда в России особенно возрастала роль и активность женщин? Как правило, во время войн и междуусобиц. Поэтому и Первая мировая война была настоящим коренным переломом в деле эмансипации. Мужики на фронтах, заступиться за горькую бабью долю некому, вот и приходилось пролетаркам самим ковать победу в делах, которые раньше считались сугубо мужскими. Самые энергичные даже начали сколачивать фронтовые ударные батальоны, подобно известной воительнице Марии Бочкаревой. Между прочим, реальная М. Бочкарева ходила в штыковые, спасала раненых и честно заработала свои награды на фронте. А в 1918 г. в Архангельске она отказалась участвовать в братоубийственной войне на стороне белогвардейцев. Генерал Марушевский не смог склонить ее к участию в наступлении ни на Петрозаводск, ни на Котлас. По существу эта крестьянка, дослужившаяся к 1917 г. до поручика, и была первой среди женщин-воительниц начала 20 века. Потом в истории стали известны имена Анки-пулеметчицы и неустрашимой убежденной монархистки Захарченко-Шульц («Операция «Трест»), бесстрашных «ночных ведьм», пилотировавших фанерные «бомбардировщики» У-2, ленинградских блокадных зенитчиц МПВО, отважных партизанок и разведчиц.

Попробуем на примере истории Петрозаводска показать, как и насколько быстро изменялось отношение общества к женской самостоятельности в северных российских провинциях. Во-первых, наш город не обошли стороной проявления так называемого «женского военного движения». Еще во время Японской войны отсюда на Дальний Восток вместе со многими сотнями воинов-олончан были делегированы медсестры Свято-Петровской общины. Еще один выпуск медсестер продолжил военную службу в полевых госпиталях на германской войне. Правда, подавляющее большинство петрозаводчанок оставалось на домашнем хозяйстве: воспитывали детей, работали за мужей-фронтовиков.

Запретное слово «овес»

Но боевого духа им было не занимать. В первые годы советской власти народ был еще не очень пуганый и мог позволить себе открыто высказывать недовольство властями. Когда возникли перебои с хлебом, женщины-домохозяйки потребовали отчитаться, по какому праву хлебный паек заменили невеликой выдачей овса. Василий Куджиев, один из руководителей КТК, довольно популярный в среде партийцев, вызвался выступить перед несознательными гражданками, митинговавшими возле гостиного двора. Храбро протиснувшись сквозь распаленную толпу и забравшись на бочку, он пламенно стал освещать текущий момент. Когда речь шла о далеком от темы международном положении, все вроде присмирели, но как только прозвучало ненавистное слово “овес”, женщины как по команде загалдели и в один миг лишили оратора слова, сноровисто стянув с него штаны. С тех пор, говорят, он очень не любил женские аудитории, а также избегал обсуждать любые фуражные проблемы. Зачинщиц этой возмутительной выходки даже арестовали и допросили, но никаких санкций (кстати, по просьбе самого потерпевшего) применять не стали. Понимали – особо прижимать этих воинственных амазонок еще не время…

А сами они через газету «Олонецкая коммуна» (1920 г.) уже начали декларировать свои требования. В день, который тогда именовался «Днем работниц», они поместили такое воззвание:

Женщина должна стать свободной! Долой домашние кухни, корыта и пеленки. Да здравствуют общественные ясли, сады, приюты, школы, столовые и прачешные!

Сделаем-ка его коммунистическим!

К 1925 году День работниц стал потихоньку политизироваться и милитаризироваться. Например, газета «Красная Карелия» обратилась в первую очередь «К труженицам Красной армии». И только вроде как во вторую очередь в кинотеатре «Триумф» было объявлено собрание съезда работниц и крестьянок совместно с союзными и комсомольскими организациями, делегатками и домашними хозяйками. После торжественной части – кинофильм и концерт силами обоих педтехникумов: русского и финского. Кстати, параллельно финские товарищи (и товарки) проводили свое мероприятие на финском языке.

Через два года та же газета анонсировала 8 марта как Международный коммунистический день работниц и крестьянок и поместила плакатный рисунок таковых под огромным знаменем ВКП(б). А «организацию общественных столовых, прачешных и яслей» объявило заветом Ленина. Правда, через некоторое время власти, видимо, осознав, что с политизацией праздника они хватили через край, перестали именовать день коммунистическим. Но в марте 1941 года опять вернулись к привычной формулировке. Веяние времени! Не зря один из молодых поэтов той эпохи совершенно искренне писал: «И коммунизм опять так близок, Как в восемнадцатом году…»

Душа праздника – слюдянка

С 1929 года в Петрозаводске появилось сугубо женское промышленное предприятие, которое стало настоящим знаменем мартовского праздника. Слюдяная мастерская через год после своего рождения стала именоваться фабрикой имени 8 Марта. Отныне все праздничные мероприятия так или иначе касались фабричных тружениц. Стало традицией отмечать день хотя бы кратким похвальным словом слюдяницам. Еще бы, достижения были впечатляющими: только за первый год каждая обрезчица или щипальщица стала обрабатывать не 4 кг слюды, а 22 кг. А некоторые стахановки – и все 35! Поэтому ежегодно день 8 марта вся общественность города регулярно отмечала очередную годовщину слюдянки. Эта традиция продолжалась и в течение нескольких послевоенных лет.

От великого до смешного...

В заключение не могу удержаться от упоминания одного момента в праздничном калейдоскопе 1920-х – 30-х годов. Рядом с оптимистическими отчетами, посвященными празднику, внимание вдруг задержалось на одной из заметок в подборке о текущей жизни города. Оказалось, на колонке не хватило места для заголовка, поэтому часть второго слова (последние три буквы) оказалась на следующей строке: «Увеличение зада(ния)». Эта статья раскрывало чисто производственный вопрос: инициативу работников, предложивших увеличить плановое задание. Это только в нынешних газетах уже никого не удивит предложение салонов красоты по увеличению, например, бюста. А вот многие лозунги 1920-х стали неактуальны: городские проблемы корыта и кухни в основном решены машинами-автоматами и полуфабрикатами быстрого приготовления. Только вот завет Ленина насчет яслей и садов по-прежнему актуален…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Обсудить
610